БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 09 июля 2008 г., 11:26 GMT 15:26 MCK
Сергей Багапш о конфликтах и двойных стандартах

Просмотр в отдельном окне

как получить ссылку на

Глава самопровозглашенной республики Абхазия Сергей Багапш ответил на вопросы читателей BBCRussian.com.

Беседу вела корреспондент Русской службы Би-би-си Сима Айвазян.

Мы благодарим всех наших читателей за присланные вопросы.


Би-би-си: Сергей Васильевич, читатели задали много вопросов о взаимоотношениях Абхазии и Грузии. Дмитрий Инасаридзе из России спрашивает, почему грузины и абхазы не могут жить в мире? Ведь в советское время жили, почему не могут сейчас?

Сергей Багапш: Очень хороший вопрос. Об этом в первую очередь должны задуматься те, кто развязал войну в 92-ом. Автор вопроса должен знать, что до начала войны и в период развала Советского Союза у нас было много встреч с руководством Грузии, с так называемым Госсоветом, начиная с Гамсахурдиа и заканчивая потом с Шеварднадзе и всеми остальными. И найти общий язык не удалось, поскольку решение Грузии было однозначным - под шумок развала Советского Союза раз и навсегда закончить с абхазским вопросом. Не мы нападали на Грузию, не мы подняли оружие первыми. Нас пришли убивать сюда. Поэтому вопрос этот я переадресовываю к тому руководству Грузии и к тем ястребам, которые развязали войну. Вот они виноваты во всем этом. Если живешь в одном государстве, если есть смешанные семьи, а мы так жили в советское время, и нужно было это ценить. И нужно было относиться ко всему, что происходило в Абхазии, как на своей земле, потому что здесь люди жили, здесь были их друзья и соседи. И как только ввели войска, моментально началось деление народа по национальному признаку. Если ты живешь в Абхазии, то защищай землю Абхазии, а не выступай против абхаза.

К большому сожалению, с приходом Саакашвили на всем этом был поставлен жирный крест. И сегодня как такового переговорного процесса между Грузией и Абхазией нет
Сергей Багапш
Би-би-си: Если бы на выборах в Грузии победил другой кандидат в президенты - изменились бы отношения между Абхазией и Грузией, спрашивает Дмитрий из России. Как вы считаете?

С.Б.: Вы знаете как, если это вопрос периода после войны 92-93 годов - да, была война, трагедия была большая, есть недоверия народов друг к другу, но худо-бедно после войны шел переговорный процесс, улучшались контакты, улучшались меры доверия между нами, работала координационная комиссия, встречались политики, журналисты, бизнесмены, и этот процесс шел. К большому сожалению, с приходом Саакашвили на всем этом был поставлен жирный крест. И сегодня как такового переговорного процесса между Грузией и Абхазией нет. Я часто заявлял об этом и часто заявляю, что у нас нет претензий к народу, народов не бывает плохих или хороших. Народы все хорошие, бывают плохие политики, которые доводят своими действиями народ до такового состояния, в котором находится сегодня Грузия.

Би-би-си: Владимир из России спрашивает: если ничего экстраординарного не произойдет и Абхазия продолжит оставаться частью Грузии, то какие условия сближения вас бы устроили?

С.Б.: Никаких условий, потому что существует референдум 99 года народа Абхазии, который высказался однозначно за независимость. И мы будем строить независимое государство, мы это неоднократно подтверждали, жить в добрососедстве с Грузией, налаживать нормальные человеческие отношения, но только как два независимых государства. История вопроса независимости Абхазии не появилась после войны нашей, эта история идет давно. Абхазия всегда имела свою государственность, Абхазия была союзной республикой такой же, как Грузия с 1921 по 1931 годы, и только потом Сталин и Берия перевели ее в состав Грузии, как автономную республику, поэтому у нас есть стремление, и мы будем его добиваться.

Би-би-си: Олег Дамаскин спрашивает. На территории Абхазии проживало много грузин, которые вынуждены были покинуть свои дома. Есть ли шанс у них вернуться к себе на родину, в свои дома?

Сергей Багапш
С.Б.: Наверное, Абхазия - одна из немногих горячих точек, которая вернула после войны 55 тысяч беженцев в Абхазию, в Гальский район. Мы все это делаем в соответствии с теми договоренностями, которые были подписаны, и главное из них - это Московское базовое соглашение 1994 года, в котором содержится план поэтапного возвращения беженцев. Вот этот этап мы начали с Гальского района. Там еще много вопросов, которые нужно отрегулировать, взять на учет тех людей, которые вернулись, и так далее. И естественно, Абхазия во время войны пострадала очень сильно и, вы видите, на что похоже. Ну, сейчас еще ничего, а то, что было 5-6 лет назад, было тяжко на это смотреть. Наверное, кто-то должен за это отвечать, за тот урон, который был нанесен нашей республике, поэтому говорить о массовом возвращении беженцев не приходится. Еще раз повторяю - война это грязь, война - это проблема, это страдание народа. Вот за все это должны отвечать те, кто развязал эту войну, не продумав какие будут последствия.

Би-би-си: Вопрос Орхана из Казахстана. Не боитесь, если Абхазия и Южная Осетия отделятся от Грузии, то это приведет к эффекту домино? То есть вашему примеру могут последовать другие национальные меньшинства в мире.

Если можно в Европе организовать два албанских государства, то почему не может быть одно абхазское, цивилизованное, демилитаризованное государство
Сергей Багапш
С.Б.: Ну, вы знаете, как - после Великой Отечественной войны в мире было больше 50 стран независимых, членов ООН, сегодня их более 100, поэтому это процесс, который никто остановить не может. Есть в мире реалии, от которых уйти невозможно. Тогда этот вопрос нужно было адресовать и США, и Евросоюзу, когда вопрос решался по Косово. Спрашивается: если можно Косово, почему нельзя абхазам, южным осетинам или карабахцам? Если посмотреть историко-правовую сторону, моральную, экономическую сторону, то сравнивать наши страны в этом плане нельзя. Если можно в Европе организовать два албанских государства, то почему не может быть одно абхазское, цивилизованное, демилитаризованное государство, нейтральное государство, которое само хочет строить свою страну и сохраниться как этнос.

Би-би-си: Вопрос, кстати, в продолжение темы - в чем схожесть и различия абхазского конфликта с карабахским и приднестровским на ваш взгляд? Спрашивает Рамиль Джахангирзаде из Азербайджана: "Какова ваша позиция как лидера государства по поводу данных конфликтов?"

С.Б.: Каждый конфликт уникален по-своему, и есть много общего. Схожесть в том, что все это начало происходить в период развала Советского Союза, схожесть в том, что и там, и там погибло очень много людей. Все три республики стали на путь независимости, и еще плюс Южная Осетия. В этом схожесть всех этих конфликтов. Еще раз говорю, что каждый конфликт сам по себе уникален, но подход к нему, конечно, должен быть универсален. У Карабаха одна ситуация - там захват большой территории Азербайджана, у приднестровцев сложности с тем, что нет границы с Россией, у нас совсем другой конфликт, у Южной Осетии тоже, но все мы очень сильно пострадали в войну. Не мы пошли воевать в Грузию или в Молдову, пришли нас убивать. Мы победили в этой войне, и мы выбрали свой путь - с кем нам строить отношения, как налаживать эти отношения, и как мы видим наше будущее. А будущее - это стать независимым государством.

Би-би-си: Как Запад относится к Абхазии, к грузино-абхазскому конфликту?

С.Б.: Позицию Запада мы хорошо знаем, она известна, было много встреч, много контактов. Запад настаивает на том, чтобы сохранить единство Грузии, целостность Грузии, непонятно почему. Здесь существует система двойных стандартов: в Косово это можно, и весь Запад это поддержал, хором по указке из Соединенных Штатов, а вот в Абхазии это, оказывается, нельзя. И когда приезжают западные эксперты, мы говорим с ними. Удивляет не только позиция, но то, что люди приезжают разбираться в этом конфликте, по сути, не зная, что такое Абхазия, что мы за люди, что у нас за история, какое количество народов, сколько абхазцев, сколько армян, русских. Надо знать историю, прежде чем судить о той или иной проблеме. Это первое. И второе. Понимаете, трудно все это узнать пока у нас не будет трибуны. Когда есть две стороны в конфликте, нужно уметь выслушать и одну, и вторую. Потом делать выводы. Ведь слушают только Грузию. Нас слушать не хотят. Нас все поучают и дают рекомендации, как нам жить дальше. Мы говорим - спасибо большое, мы сами знаем, как наладить нашу жизнь.

Би-би-си: Сергей Васильевич, отойдем немного от политики. Андрей из России интересуется, насколько безопасно туристам посещать Абхазию?

С.Б.: Мы контролируем здесь ситуацию очень четко. Этот год у нас сложился непросто. Каждый год Грузия провоцирует нас какой-нибудь ложной информацией, или какими-то действиями в Гальском районе, те же взрывы, которые недавно произошли. Это направлено на дестабилизацию, на то, чтобы туристы сюда не приезжали отдыхать. Хотя в Абхазии не происходит больше того, что происходит в любой точке мира. Вы были здесь, вы ж не видите вооруженных людей. Я был недавно за границей, видел на вокзале стоят с автоматами, с собаками, конечно, это борьба с терроризмом, конечно. Есть угроза миру в этом плане. В Абхазии ситуация постабильнее, чем во многих других местах, поверьте мне.

Би-би-си: А есть перспективы?

У нас есть много примеров того, как российский бизнес активно входит в Абхазию, приобретает объекты, приобретает здравницы, работает и зарабатывает неплохие деньги
Сергей Багапш
С.Б.: Перспективы развития Абхазии, конечно, есть. Абхазия всегда была жемчужиной Черноморского побережья. Это Пицунда, Гагры, Новый Афон, Гудаута, это прекрасное море, хорошая экология. И рост у нас есть. Мы за три года выросли в посещаемости с 200 тысяч туристов до миллиона в прошлом году. Видимо, в этом году из-за погоды, из-за ситуации будет поменьше. А в общем есть хорошая тенденция роста. Люди знают республику и с удовольствием здесь отдыхают. Наша задача - поднять уровень, сервис, культуру обслуживания. Да, эта проблема сегодня существует.

Би-би-си: Многие спрашивают о ведении бизнеса в Абхазии. Анатолий Каманин из России спрашивает - насколько надежно гражданину России приобретать недвижимость в Абхазии в настоящий момент и будут ли юридически действительны документы, полученные на недвижимость, спустя несколько лет?

С.Б.: Да, они будут юридически действительны. У нас существуют законы, существует конституция, есть норма, по которой приобретается недвижимость. Она приобретается, в основном, гражданами Абхазии. Если приобретает российский бизнесмен, то здесь ничего такого нет. У нас есть много примеров того, как российский бизнес активно входит в Абхазию, приобретает объекты, приобретает здравницы, работает и зарабатывает неплохие деньги. Конечно, мы гарантируем безопасность в этих вопросах. Мы строим правовое государство, поэтому к этому относимся очень щепетильно.

Би-би-си: Возможен ли сейчас совместный бизнес российских и абхазских предпринимателей? Этим интересуется Александр из России.

С.Б.: Конечно.

Би-би-си: И насколько этот бизнес рискованный?

С.Б.: Вы понимаете, любой бизнес в любой точке имеет долю риска. Сегодня есть очень много проектов, в которых мы работаем вместе с российскими бизнесменами. Я бы с удовольствием назвал фамилии этих бизнесменов, но они не хотят, чтобы их афишировали. Это касается и подготовки к Олимпийским играм, и добычи, переработки, поставки щебня. Это большие объемы - 40 млн. кубов щебня. Это отделочный камень, курортная сфера, перерабатывающая отрасль, аграрный сектор. Здесь для бизнеса очень много возможностей. И мы гарантируем безопасность этого бизнеса.

Би-би-си: Как вы собираетесь перед Олимпиадой 2014 года отрегулировать вопросы суверенитета с Грузией и Россией? Ведь если отношения не урегулированы, Олимпийский комитет может не дать добро на сотрудничество с непризнанной республикой. Об этом пишет Андрей из России.

Для тех, кто хочет работать в бизнесе или производстве, у нас неограниченные возможности
Сергей Багапш
С.Б.: Это немножко не так. Когда принималось решение по Сочи, учитывалась вся ситуация. И то, что конфликт Абхазии и Грузии не урегулирован. Это не имеет отношения к Играм в Сочи. Тогда и в Афинах не нужно было проводить Игры. Там Кипр турецкий, Кипр греческий. Это зависит от Грузии и России. А мы уже твердо заявили - Абхазия в составе Грузии не будет. Народ выбрал свой путь, и мы будем добиваться своей независимости.

Би-би-си: Последние вопросы касаются внутренней политики. Испытывает ли сегодня Абхазия кадровый голод? Вопрос Антона из России.

С.Б.: Конечно, какое-то количество кадров нам просто необходимо. Это специалисты высокого уровня. Сегодня такая проблема существует. Мы уже начали приглашать людей из Беларуси, у нас много работает таджиков.

Би-би-си: Вот встречный вопрос из Германии. Наталья из Берлина спрашивает, каков сегодня уровень безработицы в Абхазии, и что следует делать в этой связи?

С.Б.: Уровень безработицы невысокий сегодня в Абхазии. Для тех, кто хочет работать в бизнесе или производстве, у нас неограниченные возможности. Поэтому говорить о безработице, как таковой, сегодня не приходится. Единственное, что каждый человек хочет выбирать направление деятельности по душе. Это мы не всегда можем делать. Кто-то хочет работать в курортной сфере, кто-то - в банковской. Эти сферы сейчас развиваются. А что касается занятости, то с этим проблем нет.




 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги