БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 11 июня 2008 г., 14:03 GMT 18:03 MCK
Палестинский посол о "неизбежном сосуществовании"
Афиф Сафия
Палестинский посол в России Афиф Сафия ответил на вопросы читателей BBCRussian.com в прямом эфире интерактивной программы "Вам слово" 11 июня.

Афиф Сафия родился в Иерусалиме в 1950 года. Он окончил Католический Университет в Лувене, Бельгия, а затем аспирантуру в Париже по специальности политология.

С 1976 по 1978 годы Афиф Сафия был заместителем директора миссии Организации освобождения Палестины при ООН в Женеве, затем работал в офисе президента Ясира Арафата в Бейруте, представителем Организации Освобождения Палестины в Нидерландах, а также палестинским представителем в Британии. В 1995 году он был назначен палестинским представителем в Ватикане. В 2005 году Афиф Сафия стал главой миссии Организации освобождения Палестины в Вашингтоне. В мае 2008 года его назначают палестинским послом в Москве.

Мы благодарим всех наших читателей за присланные вопросы. Беседу вел Константин Эггерт.

Вам слово 11 июня


Константин Эггерт: Господин посол, первый вопрос я, как ведущий, задам сам. Вы три недели уже проработали в Москве. Это ваша первая дипломатическая командировка в российскую столицу. Вы - опытный дипломат. Что вам кажется наиболее интересным и наиболее трудным сегодня?

Афиф Сафия: Во-первых, я должен сказать, что для меня большая честь быть в сегодняшнем эфире Би-би-си. Я проработал 15 лет в Лондоне в качестве главы миссии Организации освобождения Палестины, и я очень хорошо знаком с широкой сетью Би-би-си. Мы с женой прибыли в Москву, преисполненные самых радужных ожиданий и надежд.

Я - палестинец, но большую часть своей жизни я прожил в Западной Европе и Америке. Я был знаком с российской историей и российской политикой, и по приезде нам здесь все очень интересно. У меня уже был целый ряд встреч и, надо сказать, я был удивлен, насколько глубоко в российском истэблишменте понимают ближневосточные и международные проблемы.

Но это и очень хорошая возможность познакомиться поближе с творчеством Чайковского и Рахманинова. За три недели мы посетили два первоклассных концерта и выставку в Манеже, которая нам очень понравилась. В четверг мы идем в Большой театр на "Лебединое озеро". Я видел много разных постановок этого балета, и интересно будет посмотреть постановку в Москве.

К.Э.: Первый звонок из Калифорнии от Михаила.

Михаил: Мне кажется, что воспитание в молодых людях подрастающего поколения принципов взаимопонимания, толерантности и сотрудничества очень важно для улучшения ситуации на Ближнем Востоке. Как правительство в Палестинской автономии относится к воспитанию своего юного поколения?

А.С.: Во-первых, как мне кажется, мы стремимся воспитать молодое поколение в духе любви к своему отечеству и при этом учим его не ненавидеть врагов. На мой взгляд, мы, палестинцы, стали сейчас чересчур разумными. Стоит напомнить, что создание государства Израиль должно было решить так называемый "еврейский вопрос". А сегодня мы, палестинцы, ожидаем удовлетворительного решения "палестинского вопроса". Наш народ оказался рассеянным по всему миру. Мы полностью поддерживаем принцип двух государств - Израиля и Палестины, живших бок о бок друг с другом. Я сказал, что мы стали "чересчур разумными", потому что мы готовы согласиться на возвращение 22% территории, которую мы законно могли считать своей в начале XX века. Это наш щедрый компромисс во имя мира.

К.Э.: Господин посол, в продолжение того, что вы только что сказали о вашей разумности, разумности палестинцев, вот вопрос, который задает Евгений Абрамов из Украины.

Евгений Абрамов: Я проживаю в Донецке. Я хотел бы задать один вопрос. Как в Палестине борются с террористами и что делают для того, чтобы было меньше преступности?

К.Э.: И кроме того, еще один вопрос от Виктории тоже из Украины. Вам не жалко посылать своих детей, чтобы они подрывались и умирали за ваши идеи?

А.С.: Прежде всего, позвольте мне развеять ошибочное представление. Послушать некоторых людей, так может сложиться впечатление, будто смертники совершают взрывы чуть ли не ежедневно. Лично я осуждаю все акты насилия, направленные против мирных жителей, и в этом отношении моя совесть чиста. Но я хочу сказать вашим слушателям, что в 2006 году был только один взрыв смертника, в 2007 - тоже один, и в 2008 - еще один. Некоторые произраильски настроенные круги считают, что мы жить не можем без насилия и мы совершаем акты насилия каждый день. Это совершенно неверно.

На мой взгляд, мы, палестинцы, стали сейчас чересчур разумными
Афиф Сафия, палестинский посол в России
Я всегда твержу своим произраильским собеседникам: те, кто не осуждает бомбежек Израилем жилых районов, которые, к несчастью, происходят каждый день, проповедуют избирательный подход и, с моей точки зрения, не имеют морального права судить об акциях подрывников-самоубийц.

Я не люблю сравнивать жертвы, но на каждую жертву со стороны израильтян приходятся сотни жертв среди палестинцев. Я всегда говорю, что наш бог - ничуть не меньше по значению, и наша боль, наши слезы тоже должны приниматься во внимание.

К.Э.: Вот вопрос, который прислал Александр из России.

Александр: Господин посол, как вы считаете, играет ли Россия роль в урегулировании палестино-израильского конфликта и какую роль играет Россия в поддержке ядерной программы Ирана? Не сказывается ли это на Ближнем Востоке в целом?

А.С.: На мой взгляд, Россия имеет с нашим регионом глубокие исторические связи, и наши отношения носят стратегический характер. Как известно, на российскую культуру большой отпечаток наложило христианство, а Иисус родился в моей стране. Я палестинец-христианин, и это одна из причин, по которой я приветствую межконфессиональные контакты в нашем обществе.

В плане международных отношений мы, на мой взгляд, переживаем сейчас переходный период. В США приближаются президентские выборы, и кто бы на них не победил: Маккейн или Обама, мне кажется, американцы отойдут от высокомерия власти и привычки к односторонним действиям и станут больше прислушиваться ко мнению своих партнеров.

Что касается ближневосточного урегулирования, то, как известно, им занимается так называемый квартет международных посредников. В него входят представители американской администрации, Европейского союза, России и ООН. Американцы считали, что квартет - это механизм для их односторонних действий. Но в мире многие недовольны таким положением дел. Например, Европа, которую я очень хорошо знаю. Здесь очень недовольны тем, что Европе уготовили роль спонсора, а не полноправного политического игрока.

Когда в ближайшие несколько месяцев переходный период завершится, Россия сможет сказать свое веское слово в процессе мирного урегулирования. Давно уже витает идея о проведении в Москве конференции по Ближнему Востоку. И мне было поручено сообщить, что мы будем конструктивно сотрудничать с Россией в деле дипломатического урегулирования на Ближнем Востоке.

Теперь об Иране. Я не эксперт по Ирану и я не поддерживаю развитие ядерного потенциала, но я хочу привлечь внимание вашей аудитории к тому, что, к сожалению, до сих пор Израиль обладает ядерной монополией на Ближнем Востоке, и я не слышал никаких протестов по этому поводу со стороны Запада. Я лично принадлежу к арабской школе, которая придерживается того мнения, что Ближний Восток должен быть безъядерной зоной.

К.Э.: Звонок из Москвы от Натальи.

Наталья: Вы считаете неправильным, что Запад не ограничивает Израиль с точки зрения его ядерного потенцила. В этой связи, поддерживаете ли вы антиизраильскую риторику?

К.Э.: И тот же самый вопрос задает Игорь из Израиля: Как вы относитесь к последним словам президента Ахмадинежада об уничтожении Израиля?

А.С.: Я считаю, что риторика из Тегерана не способствует решению проблем, неубедительна и предназначена, главным образом, для внутреннего пользования. Я не разделяю взгляды, которые высказывает президент Ахмадинежад. Но, как палестинца, меня больше волнуют заявления Израиля, который относится к моему народу как к демографической угрозе и нежелательному элементу у себя в стране.

К.Э.: Вопрос от Владимировича из России.

Владимирович: Понятно, что в результате израильско-палестинского конфликта палестинский народ уже в течение многих лет - и это уже второе, а то и третье поколение - разъехался по разным странам и даже континентам. Каким образом палестинское руководство считает возможным и что оно делает для того, чтобы сохранить единство палестинского народа, его культурную самобытность, его язык, его общий менталитет?

А.С.: С середины 1960-х годов, когда началось возрождение палестинского движения, было много сделано для того, чтобы укрепить единство народа, который географически разобщен. Нас в мире всего порядка 10,5 млн. человек. Половина из них проживает на Западном берегу реки Иордан, в Иерусалиме и Газе, а более пяти миллионов палестинцев рассеяны по всему миру - от Скандинавии до Пенсильвании, от Калифорнии до Австралии. Некоторые палестинцы все еще находятся в лагерях беженцев в соседних странах - в Ливане, Сирии и Иордании. Другие мигрировали на другие континенты, многие из них хорошо устроились и добились успеха. Есть среди палестинцев и ученые. Некоторые ваши слушатели, возможно, знают и помнят покойного профессора-лингвиста Эдварда Саида.

Я не люблю сравнивать жертвы, но на каждую жертву со стороны израильтян приходятся сотни жертв среди палестинцев
Афиф Сафия, палестинский посол в России
В Сальвадоре четыре года назад проводились президентские выборы. Кандидатом от левых сил был палестинец родом из Вифлеема, а кандидатом от правых партий был сальвадорец палестинского происхождения, тоже из Вифлеема. И я тогда говорил: "кто-бы ни проиграл, все равно в Белом доме в Сан-Сальвадоре будет палестинец". И если у нас есть такие таланты, то мы сможем преобразовать наше демографическое рассеяние в источник политической и конструктивной энергии.

Можно сказать, что сегодня палестинский народ - это мир в миниатюре. Мы получаем образование в разных местах - от Парижа до Пакистана, от Хараре до Гарварда, на нас лежит печать космополитичности, которая мне очень нравится. Моя жена из Бельгии, мои две дочери - европейские арабки, и воспитывали мы их на общечеловеческих ценностях.

К.Э.: Валентин из Соединенных Штатов.

Валентин: Как вы относитесь к идее двух государств для двух народов? Насколько она реальна в данной ситуации?

А.С.: Я полностью поддерживаю принцип двух государств. Мне кажется, что израильтяне и палестинцы обречены на неизбежное сосуществование. До сих пор это сосуществование было не очень счастливым. Мы должны создать новое будущее на основе принципа двух государств.


После программы "Вам слово" Афиф Сафия ответил на дополнительные вопросы, пришедшие в его адрес.

Дополнение к ответу на вопрос Валентина из США.

А.С.: Все больше людей придерживается точки зрения, что расширение нелегальных поселений на оккупированных палестинских территориях зашло так далеко, что процесс стал необратимым, и для жизнеспособного и единого палестинского государства просто не осталось места. Последователи этой школы мысли предлагают палестинцам перейти от концепции двух государств к идее одного государства, все граждане которого имели бы равные права и обязанности.

Однако я по-прежнему являюсь сторонником идеи двух государств. Израиль должен уйти с оккупированных территорий. Израильские поселения были созданы вопреки международному праву и воле мирового сообщества. В международных отношениях в вопросах войны и мира воля мирового сообщества должна быть выше прихотей отдельного государства.

Серж, Бостон: Есть впечатление, что палестинский народ расколот на фракции и группировки. Газа и территории на Западном берегу реки Иордан движутся в разных направлениях. Каковы перспективы сближения и образования центральной власти?

А.С.: Сейчас перспективы сближения гораздо более реальны. У нас есть правительство независимых политиков и технократов. Это дает возможность обеим партиям навести порядок в своих рядах. Для ФАТХа это, в основном, организационные вопросы - они готовятся к шестой национальной конференции, которой не проводили уже 19 лет. В ХАМАС идет внутрипартийная дискуссия о будущей стратегии, и это тоже хороший знак. Будем надеяться, что через диалог мы придем к более спокойным выборам и коалиционному правительству.

Арье Атаев, Израиль: Господин посол, каково ваше отношение к русскоязычным гражданам Израиля? Как вы оцениваете уровень взаимопонимания между новыми репатриантами в Израиле и палестинцами? Как можно укрепить добрососедство?

А.С.: Израильтяне российского происхождения, среди которых есть и евреи, и неевреи, - последняя волна иммиграции в Палестину/Израиль. Больше миллиона человек приехали в 1990-ые и, к сожалению, присоединились к экстремистскому крылу израильских политиков. Нам, палестинцам, необходимо наладить серьезный диалог с этой важной общиной, которая, я уверен, не монолитна, а включает в себя людей с самыми разными взглядами. Я уже обратился к российскому правительству с просьбой помочь нам наладить зрелый и конструктивный диалог с прогрессивными силами русскоязычной общины.

Алексей, Тель-Авив: Как вы думаете, постоянные требования уважения со стороны мусульман Европы ко всем европейским артистам, режиссерам и т.д., сопровождающиеся погромами, поджогами, угрозами жизни и убийствами, помогают или мешают освобождению Палестины от незаконной оккупации, возврату палестинских беженцев и расследованию преступлений совершенных Израилем в Палестине?

А.С.: Лично я считаю исламофобию одним из самых уродливых явлений нашего времени. Арабофобия - антисемитизм нашего времени. Однако многое здесь происходит из-за исламских экстремистов, и мы, палестинское национальное движение, не поддерживаем такие силы и всячески от них дистанцируемся. Экстремизм существует не только вреди мусульман. Среди иудеев и христиан тоже есть безумные "теологи", и каждый раз, когда я слышу их рассуждения, мне хочется подчеркнуть, что Бог тут не при чем.

Павел, Россия: Мой вопрос касается отношений с государством Израиль. Представьте себе, прошло 10 лет. За эти десять лет (это год 2018) ситуация развивалась по наиболее благоприятному для Палестины варианту. Какие будут отношения с Израилем, будет ли Израиль, где будет проходить граница?

Границы будут примерно совпадать с границами 1967 года. С обеих сторон возможны какие-то небольшие уступки. Иерусалим придется поделить. Западный Иерусалим может стать признанной всеми столицей Израиля, а восточный Иерусалим - признанной всеми столицей Палестины. Там должно быть два муниципалитета и, где есть необходимость, совместные муниципальные комитеты. В физическом смысле город может остаться неразделенным. Каждая религиозная община будет ведать делами относящихся к ней религиозных святынь.

В Иерусалиме должно быть место для двух наций и трех религиозных течений. Среди них нет более или менее важных.

Мы, палестинцы, много страдали из-за сомнительной интерпретации выражения "Палестина, Земля обетованная". В будущем мы намерены с помощью международного сообщества превратить Палестину в землю сбывшихся чаяний.



БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ УЗЕЛ
КОНЕЦ ПЕРЕМИРИЯ

АНАЛИЗ И КОММЕНТАРИИ

ДОСЬЕ КОНФЛИКТА

ПОРТРЕТЫ
 

ОРГАНИЗАЦИИ
 



МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги