Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 07 декабря 2007 г., 10:20 GMT 13:20 MCK
Мария Гайдар: ты есть то, что ты делаешь
Мария Гайдар
Мария Гайдар на "Марше несогласных" в Москве
Создатель и руководитель молодежного движения "Да!" Мария Гайдар ответила на вопросы читателей сайта BBCRussian.com.

Мария Гайдар баллотировалась в депутаты Госдумы от "Союза правых сил" - партии, набравшей около 1% голосов на выборах 2 декабря.

С Марией Гайдар беседовала продюсер Русской службы Би-би-си Лина Розовская.

Мы благодарим всех наших читателей за присланные вопросы.


Би-би-си: Маша, мы будем говорить с оглядкой на то, что наши читатели вопросы вам присылали еще до выборов в Думу, а отвечаете вы на них уже после оглашения результатов.

Выборы многие назвали референдумом поддержки курса Владимира Путина. Соответственно, первый вопрос - от Ильи из Израиля: как объяснить почти поголовную поддержку россиянами режима Путина?

Мария Гайдар: Да нет, нет никакой поголовной поддержки. Я верю, что за Путина проголосовало до 50% при реальной явке до 50%, а это означает, что где-то 25% населения проголосовало за Путина. Есть очень четкая корреляция между высокой явкой и голосованием за Путина, то есть там где явка почему-то вдруг становится выше, она почему-то вся приносит голоса Путину. Это свидетельствует о фальсификациях. На самом деле по нашим наблюдениям явка была меньше 50% или около 50%.

Никого кроме Путина по телевидению не показывают, проблемы острые не обсуждаются, вопросы власти задать невозможно
Мария Гайдар
Но поддержка какая-то есть. Она объясняется тем, что часть людей поддерживает, а часть людей не видят никакой альтернативы, во многом благодаря успешной, эффективной пропаганде по телевидению. Никого кроме Путина по телевидению не показывают, проблемы острые не обсуждаются, вопросы власти задать невозможно. Единственное, что обсуждается в ходе политических программ - это фактически кто больше любит Путина: должен ли он быть бессменным президентом или должен ли он быть национальным лидером, потому что его заслуги велики.

Би-би-си: Вы сказали, что люди не видят никакой альтернативы. Вот многие читатели и спрашивают вас, как раз, как представителя этой альтернативы - демократического движения. Почему в современной России идеи либерализма и демократии не получают поддержку? Это письмо Дениса Марыскина из Казахстана. Почему и у СПС, и у "Яблока" так мало сторонников? В чем основная причина того, что демократические силы не могут объединиться?

Мария Гайдар: Вы знаете, сторонников действительно не очень много сейчас. Но, я думаю, что есть люди, которые эти идеи разделяют, и их будет становиться больше. Во многом это действительно связано с тем, что демократические силы не объединились, и многие не верили, что они могут пройти, поэтому либо не ходили на выборы, либо голосовали за КПРФ.

Здесь во многом вина лежит на самих демократах, которые не объединились, не обновились. Кроме того, кроме демократических движений никто не занимается правозащитной деятельностью. Поэтому демократические движения во многом превращаются в правозащитные. А правозащитные движения никогда не имеют массовой общественной поддержки, именно поэтому они находятся вне политики.

Большинство людей разделяет консервативные ценности - патриотизм, семейные ценности, религиозные ценности. Они не готовы к такому ультралиберализму, который присущ всем имеющимся демократическим движениям. Но, с другой стороны, кроме демократических движений некому заниматься правами человека, поэтому, к сожалению, они вынужденным образом оказываются в этой нише.

У меня, например, нет никаких противоречий с коллегами из "Яблока". Если бы это было какое-то объединение, или мы создавали бы что-то новое, мы прекрасно работали бы вместе, у нас не было бы никаких проблем друг с другом
Мария Гайдар
Би-би-си: Вы упомянули, что во многом причина поражения правых на выборах в том, что они "не обновились". Роман из России спрашивает: Считаете ли вы оправданным создание новой партии правого толка? Похожий вопрос прислал Олег Сергеевич, тоже из России.

Мария Гайдар: Я считаю это оправданным, это было бы самое правильное. Единственно что, конечно, в условиях российской политической действительности это очень сложно, скорее всего, такую партию создать не дадут. Но это было бы правильно. Или, по крайней мере, могло бы произойти объединение на базе одной из партий с полным обновлением, со сменой названия, с перевыборами руководства, причем с выборами открытыми, именно гражданами страны, а не какими-то партийными махинациями.

Да, я считаю, что демократическое движение должно обновиться, и через это обновление должны прийти новые люди, которые, естественно, будут работать вместе. У меня, например, нет никаких противоречий с коллегами из "Яблока". Если бы это было какое-то объединение, или мы создавали бы что-то новое, мы прекрасно работали бы вместе, у нас не было бы никаких проблем друг с другом.

Би-би-си: Некоторые из наших читателей припоминают демократам прошлое, 90-ые годы. Например, Алекс спрашивает: Признаете ли вы ответственность демократов за экономическую анархию в России в 90-ые годы? Является ли целью современной СПС продолжение подобных экономических реформ?

Мария Гайдар: Нет, я не признаю ответственность демократов за это. Что касается моего отца и его правительства, то он находился у власти девять месяцев, был премьер-министром тогда, когда развалился Советский Союз, страна была в кризисе, на грани голода, необходимо было все создавать с самого начала. Действительно, был кризис, многие не верили, что Россия вообще сохранится как страна. Многие не верили, что обойдется без гражданской войны. Этого удалось избежать. Все остальное время у власти находились далеко не демократы. В течение многих лет премьером был Черномырдин. Он, что, демократ? Потом очень небольшое время, его взяли на кризис, был Кириенко, которого тоже относительно можно считать демократом - он сейчас вот у Путина работает. Это такое заблуждение. На самом деле, демократы практически не находились у власти в нашей стране. А то время, которое они находились, они достаточно многое успели сделать, успели решить достаточно многие из задач, которые стояли на тот момент. Они спасали страну. После этого было достаточно много времени, чтобы восстановить справедливость. Но этого НЕдемократы не сделали.

Би-би-си: Предположим, что демократы снова придут к власти. Вот Сергей из России спрашивает: Каково ваше видение России при руководстве вами и вашими сторонниками?

Мария Гайдар: Основная задача - установить некие процедуры. Естественно, появятся новые люди. Мы же, например, не знаем, кто будет следующей Мисс Мира, но мы абсолютно твердо уверены, что мы ее выберем, потому что есть определенные процедуры, определенные механизмы. На самом деле, основная задача демократов - вернуть эти механизмы. Понятно, что силами тех людей, которые находятся сейчас среди демократов, управлять страной в целом невозможно. Потому что управление страной - это десятки тысяч людей в разных местах. У нас два миллиона чиновников в России. Понятно, что такого количества людей даже нет в демократическом движении, в партиях (у нас партии небольшие).

Я не считаю, что Соединенные Штаты - это противник России.
Мария Гайдар
Но должны быть определенные обязательные критерии, по которым человек может становиться министром. У него должен быть определенный стаж работы, должны предъявляться определенные требования к его образованию, к его деловой репутации, к его разным качествам и успехам. Потому что ситуация, когда люди могут привести любую команду любых, но лояльных им людей губительна для эффективности. Некоторые вещи можно решить за счет четких правил, четких процедур, прозрачных и понятных требований. Все это должно быть прозрачно и понятно каждому. Допустим, на пост министра может претендовать каждый человек, соответствующий определенным параметрам.

Би-би-си: Давайте перейдем к внешней политике. Алексей пишет: США противник РФ на мировой арене. Как вы считаете, добиваясь своих целей, которые вам кажутся благородными и разумными, возможно ли для вас лично сотрудничество с противником России, для достижения ваших целей.

Мария Гайдар: Я не считаю, что Соединенные Штаты - это противник России. Я считаю, что есть политика Соединенных Штатов последних лет, у которой есть много противников по всему миру. Я думаю, что они есть и в Великобритании, и во Франции, и в Испании. Но я не считаю, что Соединенные Штаты в целом являются нашим противником. Я считаю, что можно сотрудничать и необходимо сотрудничать со всеми странами, если только не находишься с этими странами в состоянии войны или какого-то серьезного конфликта. Мне кажется, что Россия во внешней политике должна выступать на стороне добра и делать все для того, чтобы сохранять мир. Вместе с Соединенными Штатами, или против Соединенных Штатов, или вместе с другими странами Россия должна делать все, чтобы обеспечивать стабильность в мире. Думаю, что для России, как и для остальных стран, безопасность мира, безопасность собственной страны - это главный приоритет.

Би-би-си: Если говорить более конкретно, какова, например, ваша позиция в дискуссии вокруг ПРО?

Мария Гайдар: По поводу ПРО, я считаю, что здесь не правы Соединенные Штаты Америки. Во-первых, очевидно, что установить ПРО, там, где их собираются установить Соединенные Штаты - это то же самое, как если бы мы установили их на Кубе. Поэтому решением было бы совместное управление, как, в принципе, Россия и предлагала. Это дало бы уверенность, что эти ракеты действительно работают только на предупреждение военного удара с Востока. Но если цели такие, почему бы тогда действительно не управлять этими ракетами совместно? В чем тогда может быть проблема?

Я считаю, что были определенные мировые соглашения, которые США нарушили. Потому что нигде в этих соглашениях не было ракет в Чехии. Мировой порядок, какой бы он ни был, он хорош уже тем, что ему следуют и его не нарушают. Когда его начинают нарушать с одной стороны, даже если не имеют в виду ничего плохого, и нет никакой агрессии, это все равно стимулирует другого партнера тоже нарушать его, со своей стороны. Конечно, никакой истерики тут быть не должно, тут нужно договариваться. Но я считаю, что ни одна из сторон не должна предпринимать каких-либо резких шагов в одностороннем порядке.

Би-би-си: Вопрос из области экономической политики. Почему для правительства важнее складывать деньги в стабфонд. т.е. вкладывать в чужую экономику, чем быстро строить новые или модернизировать старые заводы. Этим интересуется Дима Горскин. Ваше отношение к стабфонду, и как его надо было бы использовать?

Мария Гайдар: По факту вся мировая практика показывает, что быстрое строительство заводов на деньги, полученные от продажи ресурсов, приводит исключительно к тому, что эти деньги разворовываются. Кроме того, имеет место некий протекционизм в отношении определенных областей по сравнению с остальными. Это уже не совсем рыночно, не совсем правильно.

Ну, а по большому счету в ситуации, когда нельзя победить коррупцию, когда коррупция носит такие ужасающие масштабы, как в России, это просто привело бы не к строительству заводов, а фактически к разворовыванию, по крайней мере, половины этих средств.

Во-вторых, использование этих денег приводит к инфляции. Поскольку эти деньги получены извне. Уже по этим причинам эти деньги нельзя моментально тратить, как на пенсии, так и на строительство заводов.

Все это нужно делать, но очень аккуратно, очень обдуманно, исходя из потребностей отраслей. Когда принимается решение потратить какое-то количество денег неизвестно на что, эти деньги обычно уходят в неизвестном направлении, по карманам чиновников. А нужно исходить из потребностей, если есть потребности у каких-то отраслей, должна была быть создана система, по которой они могут писать заявки, просить о помощи, тогда можно было бы эти деньги выделять. Это как раз пытались сделать, но пока это не очень получилось.

Би-би-си: Поддерживаете ли вы борьбу с распространением и употреблением наркотиков? Не пора ли закрыть многие московские ночные клубы, как рассадники наркомании? Об этом спрашивает читатель, подписавшийся frame из России.

Я оказалась в большой политике неожиданно
Мария Гайдар
Мария Гайдар: Да, я поддерживаю борьбу с наркотиками. Я считаю, что те клубы, которые распространяют наркотики, необходимо закрывать, хотя бы на время - выяснять кто и как, не связанно ли это как-то с самими владельцами клуба. По большому счету с наркотиками ситуация такая же, как со многими другими вещами. Когда в Москве была поставлена задача милиции устранить всю пиратскую продукцию, пиратская продукция исчезла за два дня. Ее не было в Москве. А так она продавалась на каждом шагу. Я считаю, что во многом то, что наркотики продаются, и достаточно свободно, в Москве, это не проблема владельцев клубов и не проблема наличия клубов, это проблема тех органов, которые призваны с этим бороться, но которые неэффективны и которые очень часто срастаются с продавцами наркотиков. И, опять-таки, коррупция.

Би-би-си: Давайте напоследок затронем несколько личных вопросов. Лорета спрашивает: Почему вы пошли в "большую" политику?

Мария Гайдар: Я не пошла в большую политику. Я оказалась в большой политике неожиданно. Я хотела заниматься какой-то гражданской политической активностью, что-то делать, раздавать листовки, организовывать митинги, ходить на митинги, ну и как-то я очень сильно втянулась, у меня появилась какая-то ответственность, появились люди вокруг меня, которые меня поддерживали. И вот как-то так я оказалась в политике, случайно. То есть не было такого, что в какой-то момент я сидела у себя на кухне и думала: куда бы мне пойти? А не пойти ли мне в большую политику? Ну, хорошо, пойду в большую политику. Нет, такого никогда не было. Это произошло естественным путем.

Би-би-си: Какую цель в политике ставите перед собой вы? Это вопрос Сергея из США.

Мария Гайдар: Это даже не моя личная цель, это такая командная цель, которую я себе ставлю, это все-таки добиться того, чтобы Россия стала открытой, демократической страной с эффективной системой управления, конкурентоспособной экономически. Такой страной, в которой не только хочешь жить сам, но ты спокоен и хочешь, чтобы в этой стране жили твои дети.

Би-би-си: Владимир Зонтов пишет, что изучил вашу биографию. Вы поступили в аспирантуру института, которым руководит ваш отец, баллотируетесь от партии, где он один из руководителей, пишет наш читатель. Как вы думаете, можно ли при этом вас считать самостоятельным человеком и тем более самостоятельным политиком?

Мне нормально живется в политике с такой фамилией
Мария Гайдар
Мария Гайдар: Вы знаете, это не совсем так. Аспирантура была при Академии народного хозяйства, в которой я училась. А потом эта аспирантура слилась с аспирантурой института, которым руководит мой отец. Так что я могу сказать, что я больше отношусь к аспирантуре Академии народного хозяйства. Что касается партии, то мой отец не руководит партией сейчас. Сама идея включения меня в список возникла не у меня. Меня достаточно долго уговаривали. Проходили разные праймериз, голосовали региональные отделения, проходили праймериз в интернете, и я везде набирала очень высокие результаты. Поэтому, в общем-то, меня туда пригласили. Я достаточно долго думала, потом согласилась. Так что, если внимательно изучать мою биографию, эти факты тоже становятся понятны.

Би-би-си: И все-таки некоторые читатели упоминают вашего отца в вопросах к вам. Вообще как вам живется в политике с такой фамилией?

Мария Гайдар: Мне нормально живется в политике с такой фамилией. Я считаю, что, конечно, у многих людей ко мне заранее предвзятое отношение, но постепенно это преодолевается, у людей постепенно вырабатывается свое собственное личное отношение. Сначала это происходит у ближнего круга, а потом эти круги расходятся все дальше и дальше. Потому что ты есть то, что ты делаешь. Когда люди видят то, что ты делаешь, у них все равно складывается собственное к тебе отношение.

Для многих моя фамилия очень противоречивая, потому что у меня известный прадедушка (для многих фамилия Гайдар связана именно с ним). Моего отца всегда спрашивали - как вы с такой фамилией. Но у него своя, отдельная совершенно независимая судьба. И у меня тоже своя судьба.

Би-би-си: Маша, а какие у вас планы на будущее? Вот Сердар из России спрашивает: может ли хорошо оплачиваемая работа или например семейная жизнь (дети) стать полной альтернативой вашему участию в политике?

Мария Гайдар: Да нет, у меня интересная работа. У меня есть семейная жизнь, у меня будут дети обязательно. Это очевидно мужской вопрос, также, как спрашивают любую работающую женщину, станет ли для вас ребенок альтернативой всему тому, что вы делаете. Ну, для кого-то станет, а для кого-то - нет. Моя жизнь достаточно интересная и полноценная. Я много всего успеваю. Я успеваю заниматься научной работой. Сейчас закончились выборы и я буду стараться уделять этому больше времени - мне нужно защитить диссертацию. Я успеваю заниматься бизнесом, и у меня достаточно хорошо все получается.

Би-би-си: А можно про бизнес подробнее?

Если завтра произойдет что-то плохое, и будет какая-то акция протеста, я ведь для себя понимаю, что я выйду
Мария Гайдар
Мария Гайдар: Это интернет-проекты. Нельзя сказать, что мы что-то зарабатываем, потому что мы все вкладываем в развитие. Это творческий коллектив людей. Мы делаем много разных интересных вещей. Но это тема для отдельного разговора.

Би-би-си: Вы рассматриваете для себя возможность полностью уйти из политики в бизнес?

Мария Гайдар: Полностью уйти из политики невозможно. Если завтра произойдет что-то плохое, и будет какая-то акция протеста, я ведь для себя понимаю, что я выйду. И я не просто выйду на эту акцию протеста, а постараюсь что-то сделать. Когда ты не равнодушен, когда ты следишь за тем, что происходит в стране, когда ты готов что-то делать, ты уже в политике, и это невозможно оставить. Можно, наверное, уйти окончательно из политики, если в стране все в порядке, все хорошо, и нет никаких проблем.

Би-би-си: Раз уж вы упомянули акции протеста, хотелось бы закончить интервью вопросом Мондо из России: очень хочется задать вам вопрос такой же, какой задавал писатель Кармазинов Петру Степановичу Верховенскому: "Когда? Когда же, наконец, произойдет то, о чем вы пишете в ваших прокламациях?" То бишь революция.

Мария Гайдар: Сразу хочу отметить, что я никогда не писала в своих прокламациях, что у нас произойдет революция. Вы знаете, для меня очевидно, что в течение 10 лет Россия обязательно станет демократической страной, по тем или иным причинам. По тому, что происходит сейчас, кажется, что это невозможно. Хотя я хочу напомнить, что еще в 1985 году всем казалось невозможным, что развалится Советский Союз и что случится то, что случилось в 90-ые годы. Так же и здесь. Есть определенный тренд развития мира. Россия уже глобальная страна, часть мировой экономики. Все больше и больше людей пользуются интернетом. Все больше и больше людей, которые преуспевают и хотят иметь определенную защищенность и понимать, что их права и права их близких уважаются, которые хотят влиять на то, что происходит в стране.

Понятно, что эти тенденции будут распространяться. Когда возникнет какая-то критическая точка, система рухнет, и возникнет новая система. Сказать достаточно трудно, потому что это зависит от многих факторов, в том числе и внутри самой системы. Очень много у нас говорится о борьбе кланов, очень много может зависеть от каких-то кризисов, внешних и внутренних, которые могут происходить. Но очевидно, что в течение 10 лет так или иначе это произойдет.

Би-би-си: Ну, а если говорить на более близкую перспективу. Грядут президентские выборы. Вы видите какого-то единого кандидата, которого могла бы поддержать вся оппозиция?

Мария Гайдар: Конечно, такого кандидата нет. Но это связано не с тем, что такого человека нет, а с тем, что нет процедуры. Я всегда говорила о том - но, к сожалению, никем это не было принято - что должна быть некая процедура понятных праймериз, которая позволила бы этого кандидата выбрать. А так я считаю, что нужно принять любую процедуру, начиная от простой жеребьевки и заканчивая выборами, которые могут происходить на разных площадках, разными методами, так чтобы кандидат все-таки был один.

У меня нет каких-то специальных предпочтений. Я поддержала бы любого кандидата от оппозиции, который был бы единым. И поддержала бы всех тех, кто поддержал бы эту процедуру и был бы готов отказаться от собственных амбиций.



Россия Путина: сезон выборов

ПРЕЕМНИК ОПРЕДЕЛЕН

ИТОГИ ВЫБОРОВ В ДУМУ
АНАЛИТИКА

ОППОЗИЦИЯ

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги