Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 20 ноября 2007 г., 14:28 GMT 17:28 MCK
Иван Демидов: я не боюсь слова "русский"
Иван Демидов
Иван Демидов, координатор "Молодой Гвардии Единой России" по идеологии и политической работе и координатор "Русского проекта" "Единой России", согласился ответить на вопросы читателей сайта BBCRussian.com.

Мы благодарим всех наших читателей за присланные вопросы.

С Иваном Демидовым беседовала продюсер Русской службы Би-би-си Анна Висенс.

  • О подвиге краснодонцев
  • Об идеалах
  • О курсе Путина
  • О партии "Единая Россия"
  • О национальном лидере
  • О "Русском проекте"
  • О проблеме Крыма
  • О русском телевидении"


    Би-би-си: Давайте сразу в корень. Андрей Котиков из России спрашивает - в чем заключается идеология "Молодой гвардии"? В комсомоле все было понятно, пишет он. Идеология основывалась на коммунистических постулатах. А ваша? Понимаю, что на такой вопрос в двух словах не ответишь, но все же давайте попытаемся.

    Иван Демидов: [смеется] Возможно, Андрею достаточно таких терминов как молодежное крыло центристской партии на базе некой консервативности, при этом включая в себя и либеральную консервативность, и патриотическую консервативность, и даже социальную консервативность. Из литературных ощущений, недавно всплыл такой термин как охранитель. Если говорить чуть подробнее, то не так давно был спущен термин суверенная демократия.

    У каждого поколения должна быть своя победа
    Иван Демидов
    Собственно говоря, речь идет о том, что нас устраивает то, как в последние годы развивается страна. Мы за то, чтобы Россия была представлена в мире как одна из суверенных держав, и чтобы при этом внутриполитическое развитие России лежало в русле демократии, безусловно, но при этом понимая, что демократия - это процесс, который каждая страна проживает по-своему, при этом демократия имеет некие общие всеми признаваемые установки, будь то выборы, будь то разделение властей, будь то свобода и справедливость для граждан.

    Би-би-си: Кто спонсирует ваше движение? Этот вопрос задает Вагиз из России.

    Иван Демидов: Мы общественное, но при этом официальное крыло партии "Единая Россия", и всю нашу деятельность оплачивает партия "Единая Россия".

    Би-би-си: Вы были комсомольцем?

    Иван Демидов: Да, и пионером был, и октябренком.

    Би-би-си: А сегодня вы молодогвардеец?

    Иван Демидов: Да, если вас это так устраивает.

    О подвиге краснодонцев

    Би-би-си: При чем здесь "Молодая Гвардия" и молодогвардейцы, спрашивает другой наш читатель, Матроскин из Простоквашино. Откуда вообще взялось это название?

    Иван Демидов: Во-первых, я определяю "Молодую гвардию" как некое общественно-политическое движение, как смесь, нашу новую российскую смесь между комсомолом и хедхантерским агентством. От комсомола мы пытаемся взять, если хотите, приверженность и продолжение работы с партией, некую основательность структуры. От хедхантерского агенства - открыть в каждом представителе молодого поколения, которому еще много что предстоит сделать в стране, некий талант. Если говорить о краснодонцах, о той "Молодой гвардии", то нас роднит уважение к подвигу тех молодых людей. Во-вторых, эта, пожалуй, самая яркая, конструктивная, несмотря на ужас войны, сетевая организация.

    Би-би-си: Вы упомянули подвиг. А в чем ваш подвиг заключается?

    Иван Демидов: Мы не настолько идиоты, чтобы приписывать себе хотя бы частицу подвига краснодонцев. Здесь речь идет только об одном. У каждого поколения должна быть своя победа. Слава богу мир сегодня находится в мире, и мы все надеемся на то, что войн будет меньше. Поэтому речь о войне не идет. Но победа поколения - это вызов для себя лично и некая историческая победа. Независимость страны краснодонцы в 40-е годы прошлого века отстояли от внешнего агрессора. Сейчас надо отстоять независимость страны от нашей российской некомпетентности, от коррупции... Сформировать некое новое поколение. Мы не претендуем на подвиг.

    Об идеалах

    Би-би-си: Какие конкретно вызовы стоят перед вашим движением?

    Иван Демидов: Здесь все очень просто. Каждый раз я встречаюсь с молодыми людьми в разных аудиториях, со студентами, рабочими, с, как у нас раньше коряво называлось, творческой интеллигенцией, я прошу поднять руки тех, кто собирается остаться жить в России. Неважно, по каким соображениям, но поднимают руки 90-95%...

    Би-би-си: Может, они вас просто боятся?

    А знаете, что такое политик, общественный деятель? Это кому больше всех надо, кому всегда хочется собрать людей и что-то вместе изменить
    Иван Демидов
    Иван Демидов:
    Может быть, но дело же не в этом. Я не инспектирую их. Я говорю: давайте тогда поговорим, как жить, как вы представляете себе судьбы страны, что мы должны любить, с чем бороться. Когда мы говорим о вызовах, о политических врагах, о политической борьбе, ведь речь идет только об одном. У каждого существует идеал развития, себя и страны, в которой он живет. В хорошем смысле слова, эта борьба идеалов должна быть в достаточном смысле непримиримой, и эти идеалы надо рисовать, представлять как именно. Поэтому мы не боимся этих тезисов - вызовы, борьба. За идеалы всегда дрались.

    Би-би-си: Александр Стрелков из Великобритании спрашивает, ощущаете ли вы ностальгию по комсомолу?

    Иван Демидов: Если честно, есть. Дело в том, что я еще школьником побывал в "Артеке" и "Орленке". Там я погрузился в достаточно искреннюю и человеческую атмосферу, на меня, как на любого маленького мальчика, хорошо подействовало ощущение приобщенности к организации, особенно когда существуют некие идеалы.

    Конечно, по существовавшим в последние десятилетия в СССР удушливым формам ностальгировать сложно. Но я глубоко убежден, что молодому человеку свойственно быть приобщенным к единому делу. Кто-то уходит в дворовые банды, кто-то в литературные кружки. А знаете, что такое политик, общественный деятель? Это кому больше всех надо, кому всегда хочется собрать людей и что-то вместе изменить.

    Ностальгия есть, но это ностальгия по идеалистическим описанием того, каким мог бы быть или был, а, может, никогда и не был, комсомол.

    О курсе Путина

    Би-би-си: А в чем вы видите отличие путинской России от России при Брежневе? Спрашивает Сергей из Бостона.

    Иван Демидов: Разница огромная. Во-первых, в стране существует свобода. Какими бы гиперболическими ужасами не пытались пугать нас наши оппоненты, в стране существует личная свобода людей. Люди свободны перемещаться, если Сергей забыл или не знает, что такое было в СССР переехать из города в город. Существует свобода сделать свое дело и изменить свой социальный и экономический статус. Существует свобода (Сергей, наверное, не родился в Бостоне) уехать за границу, что было немыслимо для 99% населения СССР. Страна модернизируется. Если Брежнев просто, как бы помягче сказать, "профукал" информационную революцию, которая началась во всем мире, то сегодня страна открыта, она принимает вызовы всего мира, и пытается конкурировать с этим миром, ища свое место в нем. Это просто два кардинально разных мира.

    Би-би-си: Часто можно услышать сегодня термин откат. Какая, к примеру, разница между комсомольской организацией и "Молодой гвардией"? В комсомоле тоже пропагандировали некие идеалы...

    Иван Демидов: В комсомольской организации не было одного - не было желания людей в ней участвовать. Я убираю за скобки спокойный расчет карьеристов, которые строили свою карьеру по цепочке (и система работала так) - комсомол, партия и далее везде с остановками.

    Я думаю, эта расхожая неглубокая банальность, извините за странное словосочетание, по поводу отката, заката, это все несерьезные разговоры. После вакханалии 90-х по всем направлениям наступает период некой реакции, и эта реакция чуть спокойнее. Неслучайно годы правления Владимира Владимировича Путина называются годами стабилизации. Поддержка курса Путина базируется на том, что народу просто хотелось стабильности и спокойствия после дикого рок-н-ролла 90-х. Чтобы заработали какие-то правила, чтобы ты понимал, что есть та самая вертикаль власти, которая как-то работает, что ты не перемещаешься как по дикому Техасу, дикому Западу, как 200 лет назад, меняя законы по дороге. Для легко возбуждаемых людей это скучновато, но поверьте, это такая правильная скучность. Эта стабильность продолжается, но все больше и больше на повестке дня вопрос перемен и развития.

    Би-би-си: Валерий из Украины спрашивает, не кажется ли вам, что вы апеллируете больше не к сознанию, а к эмоциям?

    Во всем мире народ меняет конституции, и сроки президентства меняют
    Иван Демидов
    Иван Демидов: Валерий, мне кажется, что более эмоциональной страны, чем Украина, трудно себе представить на постсоветском и европейском пространстве, судя по последним двум-трем годам. Вся ваша оранжевая революция была построена исключительно на эмоциях. Помимо технологий, которые там были применены, было еще самое главное - было настроение народа, который был готов сказать Кучме - НАДОЕЛ! Вот и все. А что иное политика - как не артикулирование народного настроения?

    Би-би-си: Вы являетесь членом партии "Единая Россия", поэтому я вам задам вопросы, которые пришли от наших читателей по поводу политики партии. Виталий Гурциев и России спрашивает вас о том, что ваша партия разработала по проблеме отсутствия баланса между развитием Москвы, как столицы страны, и остальных регионов.

    Иван Демидов: Мы должны с вами понимать по поводу разных полюсов страны. Не просто разные, а чудовищно разные. На десяток прибыльных регионов существует несколько десятков дотационных, где ничего не растет, ничего из земли не добудешь, и вся инфраструктура умерла с Советским Союзом. Я хорошо помню либеральные годы, когда открыто обсуждалось - зачем нам эти лишние земли, с чего мы их должны кормить-тої Разница чудовищная, она выправляется, но ее можно выправить лишь волевыми стягивающими к центру действиями. Никто не поделится с вымирающей землей своими дарами, только если есть воля, есть центр, который хочет сохранить всю страну.

    О партии "Единая Россия"

    Би-би-си: Анатолий из России называет вашу партию фиктивной, ссылаясь на то, что у нее нет даже своей программы. Что вы на это ответите?

    Иван Демидов: На такой стандартный упрек существует стандартный ответ. Знает ли Анатолий об идеологии Тори в Британии или об идеологии либеральных демократов в Японии или, может быть, он глубоко и хорошо представляет себе платформу демократов в США? Я думаю, здесь происходит смешение понятий.

    Партия "Единая Россия" - необычное формирование, это правда. Да и президент, не скрывая, критикует партию за непрозрачно ясную политическую жизнь. Но мы только-только начинаем осваивать публичную политику. Самое важное, что мы ее осваиваем. К примеру, 10 числа в партии прошел круглый стол, где "Единая Россия" представила три идеологические платформы. Мы достаточно четко выразили социальные, либеральные и некие консервативные установки. При этом мы согласились на самом главном - эти установки, как и во всех демократиях мира, базируются на едином понимании блага страны.

    Поэтому я бы сказал, что основная политическая заслуга эпохи Путина - это то, что была сформирована, пусть сверху, политическая конструкция. Страна была удержана от политического развала. Сейчас наступает время прояснения идеологических установок.

    О национальном лидере

    Понятно, что русский народ - народ-основатель страны, народ-строитель, если хотите, держатель основного контрольного пакета
    Иван Демидов
    Би-би-си: Емельян интересуется вашим личным отношением к Путину. Хотите ли вы, чтобы он стал "отцом нации"?

    Иван Демидов: Емельян, мой папа умер, отцом я еще часто называю священника, как православный человек. Могу еще к другу обратится - ну чего, отец, как поживаешь? Думаю, тут есть некое передергивание. Никто никогда не предлагал сделать Путина отцом нации.

    Би-би-си: А национальным лидером?

    Иван Демидов: Национальный лидер - это более современное понятие, спокойное, не требующее обожания, преклонения, выпученных глаз, брызг слюней, замирания. Это вполне применяемый в мире статус. Речь идет о том, что всем критикам Владимир Владимирович уже доказал, что не только букву, но и дух конституции он менять не намерен. А конституция, все равно применяется народом, и народ может ее изменить, как бы не охали и не ахали.

    Во всем мире народ меняет конституции, и сроки президентства меняют. Но даже не предполагается никакого изменения, ни на одну строчку. Перед нами, перед Россией, перед теми, кто доверяет Путину, а это, судя по его рейтингу, огромный пласт людей, встает вопрос о том, как использовать опыт и работоспособность этого политика и дальше. Перебираются варианты, перебираются формальные варианты, и в том числе варианты, которые не обозначены и не закреплены в системе государственных институтов. Термин национальный лидер, он пока эмоциональный, но меня более чем устраивает.

    О "Русском проекте"

    Би-би-си: Расскажите о "Русском проекте". Им интересуются многие наши читатели, в том числе Шуряныч.

    Я не боюсь слова русский, и не считаю, что оно несет уничижительное к кому угодно отношение
    Иван Демидов
    Иван Демидов: Это официальный идеологический проект "Единой России". Часто применительно к этому проекту употребляется слово национализм. Это очень сложно слово, очень неоднозначное, оно было сильно окрашено и приравнено к нацизму, и все стараются аккуратно его употреблять. Но для России одна из задач - это создание новой конфигурации под названием российская нация, которая должна строиться не по принципу американской нации, т.е. атомарных индивидуумов, а союза народов, что скорее является европейской традицией. Понятно, что русский народ - народ-основатель страны, народ-строитель, если хотите, держатель основного контрольного пакета. Нужно точно понять, что такое русский народ в XXI веке в такой стране, как Россия.

    Би-би-си: Максим из России спрашивает, как в ваш "Русский проект" вписывается факт существования в России многочисленных нерусских коренных народов, как, например, татары, башкиры, чуваши, чеченцы, якуты?

    Иван Демидов: Здесь должны быть достаточно точные установки. Я глубоко убежден, что суверенная российская нация - это русский народ и союз всех народов, которые населяют Россию. Но понятно при этом, что если убрать из России русский язык, русскую цивилизацию и русский народ, это уже не будет Россия.

    Би-би-си: Другая наша читательница, подписывающаяся Гусыня из Снова Совок, спрашивает, не боитесь ли вы, что ваш проект толкнет многих нормальных, но думающих людей на противоправные действия?

    Иван Демидов: Благодаря усилиям наших доморощенных либералов и демократов в России слово демократ еще чуть-чуть и станет уничижительным ругательством, да оно уже почти и стало таким. Надо отдать должное власти, которая спасает это слово в сознании людей. Точно также слово "русский" и все, что связано с ним, конечно, с удовольствием было замазано такими персонажами, как ребята из ДПНИ, такими сумасшедше-ксенофобскими соединениями типа славянских союзов и прочей маргинальщиной, которые сильно поднаторели кричать - бей, дальше можно вписать кого угодно, спасай Россию! Любое политическое понятие может быть разными экстремально настроенными представителями загнанно в сознании людей за рамки цивилизованного и человеческого. Я не боюсь слова русский, и не считаю, что оно несет уничижительное к кому угодно отношение.

    О проблеме Крыма

    Би-би-си: Наш читатель Костя из Крыма спрашивает о вашем отношении к проблеме русских в Крыму. Можем ли мы здесь надеяться на хотя бы моральную поддержку со стороны российской власти, пишет он.

    Иван Демидов: Крым, Украина - одна из принципиальных болей, отнюдь не фантомных, которые еще долго, я думаю, всегда, будут существовать. У России, у русских есть ощущение, мягко говоря, не сильной справедливости, по отношению к тому, что произошло при Никите Сергеевиче Хрущеве. Я был в Крыму неоднократно. Поддержка, безусловно, существует, и поддержка чистая, открытая и прямая - на уровне власти, на уровне миллионов туристов из России, которые вливают свои средства в экономику Крыма.

    Чему я был особенно поражен, и почему я с удвоенной силой начал работать над "Русским проектом", это когда я увидел моих ровесников, русских ребят, которые столкнулись с тем, что они не хо-зя-е-ва. Когда я увидел СМИ исключительно на украинском языке, когда я увидел кинотеатры, в которых обязывают всех смотреть фильмы на украинском. Я вдруг понял, насколько мы не дорожим тем, что у нас здесь в России и так как воздух существует. Я уж не говорю о Латвии, Эстонии и прочих. Это такие же люди, которые, волей судеб, оказались меньшинством.

    О русском телевидении

    Би-би-си: Давайте отойдем немного от политики. Андрей из России пишет, что на молодежных каналах сегодня немало аморальных программ. На мой взгляд, пишет он, следует ввести ограничения. Что вы думаете по этому поводу?

    Но на добре очень сложно раскрутиться, эта правда
    Иван Демидов
    Иван Демидов: На сегодняшнее телевидение я смотрю спокойно, понимая, что оно находится в интересном историческом аспекте. Если в 90-х мы открывали, что такое телевидение, потом десятилетие ушло на понимание телевидения как бизнеса, как некого масштабного предприятия и ощущение его силы, то сейчас мы вышли на буржуазное среднестатистическое телевидение, которое по технологиям не уступает никакого другому телевидению. Сейчас надо начать понимать то, чем русское, российское телевидение отличается от остального мира.

    Би-би-си: А чем оно отличается?

    Иван Демидов: Это и надо попытаться понять.

    Би-би-си: Тогда такой вопрос - а чем должно было бы отличаться, на ваш взгляд?

    Иван Демидов: Поскольку все формы уже придуманы, то только содержанием.

    Би-би-си: А каким оно должно быть?

    Иван Демидов: Ну, это вопрос просто на вручение премии Тэфи. Я могу сказать так, поскольку был затронут вопрос аморальности, порнографией с малолетними преступниками легче привлечь внимание, и телевидение пытается туда рвануть, считая, что это может привезти к близкому успеху. Но это очень краткосрочный успех, поскольку, слава тебе господи, люди так устроены, что скорее тянутся не к ужасам, а к добру. Но на добре очень сложно раскрутиться, эта правда. Каким образом совместить тот присущий нашему народу дух добра, любви, и, если хотите, совести, и расположить это в новой форме телевидения - очень сложно. Именно поэтому фильмы ужасов получаются у всех одинаково, но все мечтают снять "Иронию судьбы, или с легким паром".

    Би-би-си: А не хочется ли вам порой оставить всю эту суету вокруг политики и вернуться за штурвал "Музыкального обоза"? Об этом спрашивает читатель, подписавшийся Чувак из России.

    Иван Демидов: Я не случайно два года назад ушел с телевидения в политику, поскольку мне стало ясно, что пока остается желание менять мир, телевидение - это только один из инструментов, а штаб по изменению мира - это все-таки политика.



  • Россия Путина: сезон выборов

    ПРЕЕМНИК ОПРЕДЕЛЕН

    ИТОГИ ВЫБОРОВ В ДУМУ
    АНАЛИТИКА

    ОППОЗИЦИЯ

    ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА




    МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


     

    Русская служба Би-би-си – Информационные услуги