Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 19 ноября 2007 г., 09:57 GMT 12:57 MCK
За закрытой дверью: насилие против жен в России
Этой статьей сайт BBCRussian.com начинает публикацию материалов специального проекта "Избитые судьбы". Проект приурочен к Международному дню борьбы против насилия в отношении женщин, учрежденному ООН и отмечаемому 25 ноября.

Лина Розовская
BBCRussian.com

Domestic violence
"Каждую вторую женщину избивают в семье. Если все женщины на своих мужей заведут уголовные дела, то всех мужчин у нас пересажают". Эти слова 32-летняя Ирина услышала от следователя, пытаясь подать в суд на искалечившего ее мужа.

По данным МВД, в 2006 году в России более 15 тысяч женщин подверглись насилию со стороны мужа. Специалисты, работающие с жертвами домашнего насилия, говорят, что это лишь верхушка айсберга. Немногие женщины доводят дело до суда и становятся частью официальной статистики. На самом деле с насилием в семьях сталкиваются миллионы.

В аквариуме

"Многие факты домашнего насилия не попадают в официальную статистику, не фиксируются и не имеют судебной перспективы. - говорит Марина Гордеева, замдиректора департамента Минздрава, ведающего проблемами семьи. - Зачастую женщины сами забирают заявления из милиции".

Правозащитники считают, что большинство женщин, которых бьют мужья, просто не знают о своем праве на жизнь без побоев или не верят в возможность это право отстоять.

История Ирины Убежище для женщин Интервью с Валерией История Маши История Люды 'Бьет значит любит?' - мнение мужчин
Шесть видеоисторий вы можете посмотреть, кликнув на каждый из фрагментов фотографий
"За помощью обращаются женщины, которые считают, что их действительно бить нельзя, и милиция должна их защитить от этого, а таких немного", - говорит социолог Ирина Шурыгина, один из авторов исследования по проблеме насилия против жен в российских семьях. По ее словам, в милицию обращается только каждая пятая пострадавшая.

О том, как в милиции относятся к таким обращениям, мне рассказала Людмила, мать двоих детей, сама сотрудник правоохранительных органов с двумя высшими образованиями. Она месяц пролежала в больнице после того, как муж избил ее.

"Все это время участковый, дознаватель, который этим делом должен был бы заниматься, и мой бывший муж пытались мне объяснить, что я здесь лежу-то и лежу, но не надо этим заниматься, и никакого дела заводить не надо. И не надо вообще все это поднимать и придавать огласке", - рассказывает Людмила.

"Сор из избы не выносят" - так отмахиваются от жертв домашнего насилия не только милиционеры, но и родственники и друзья. По данным Шурыгиной, почти половина опрошенных считает, что, если муж побил жену, это их личное дело, и не следует никуда обращаться за помощью.

Ты открываешь рот, говоришь всем что-то, а тебя никто не слышит
Мою другую собеседницу, Ирину муж несколько лет систематически избивал на глазах у общих знакомых, которые ни разу не попытались его остановить. В результате она пришла к выводу, что "это нормально, когда тебя бьют".

Ирина говорит, что оказалась в полной изоляции, "как рыба в аквариуме": "Ты открываешь рот, говоришь всем что-то, а тебя никто не слышит".

Получается замкнутый круг. Женщины знают: кричать бесполезно, все равно никто не услышит. А пока жертвы молчат, власти и общество могут и дальше закрывать глаза на проблему, которой как будто бы и нет.

Убежище

Выход из этой ситуации все-таки есть - в самом центре Петербурга. Женщины, решившиеся что-то изменить в своей жизни, могут узнать по справочной номер телефона доверия, а там им подскажут адрес, по которому они попадут в типичный петербургский двор-колодец. За железной дверью без вывески - яркие картины на стенах и плакаты, с которых женщины заявляют о своем праве на жизнь без насилия на русском, английском и французском языке.

Негосударственный кризисный центр открыли 15 лет назад женщины, которые сами пострадали от насилия в семье. Существует центр в основном на деньги международных организаций.

"Мне сказали, что в центре мне могут предоставить жилье на какое-то время. Могут помочь с адвокатом, - рассказывает Людмила. - Тогда я поняла, что мне бояться нечего, за мной есть кто-то, кто мне поможет".

Людмилу на время поселили в убежище кризисного центра - обычную трехкомнатную квартиру, которую она делила с пятью другими женщинами, попавшими в похожую ситуацию.

"Женщина хочет безопасности, чтобы ее отделили от насильника. Но этого наши правоохранительные органы не делают, - говорит директор центра Наталья Ходырева. - В других странах или мужчина изымается из места проживания, или женщина тут же помещается в убежище".

Все может начаться с упреков. Потом - с легких толканий. Дальше уже просто ударил. Потом нанес тяжкие телесные повреждения. А потом убил
Елена Болюбах, психолог
Психологи считают, что меры безопасности нужно принимать, даже если мужчина ударил женщину один раз, потому что дальше насилие в семье будет только набирать обороты. "Все может начаться с упреков. Потом - с легких толканий. Дальше уже просто ударил. Потом нанес тяжкие телесные повреждения. А потом убил", - говорит сотрудник центра, психолог Елена Болюбах.

Однако многие терпят рукоприкладство, пока дело не доходит до сломанных ребер. На вопрос "почему" многие женщины отвечают, что им просто некуда уйти.

Еще одна подопечная центра, Маша, несколько лет "бомжевала" после того, как порвала отношения с мужем, который избивал и насиловал ее. В центре ей помогли восстановить документы, найти работу с общежитием и отсудить у бывшего мужа часть квартиры.

"Прямо за ручку со мной ходили как представители общественной организации. И только тогда на меня во всех наших органах и в милиции начали смотреть как на человека, а не просто как на бомжиху какую-то или алкоголика", - рассказывает она.

В Петербурге есть еще одно убежище - государственное, но для таких как Маша его двери закрыты. Чтобы устроиться на одно из 17 мест в убежище, женщина должна принести целый комплект документов.

Да и те, кому удается попасть в убежище, получают крышу надо головой всего на пару месяцев. Нужны государственные общежития, где женщины могли бы проживать столько, сколько им потребуется для того, чтобы накопить средства для аренды квартиры, и льготные условия по устройству их детей в сад, говорит Елена Болюбах.

Сохранить семью

В России нет ни федеральной программы по борьбе с домашним насилием как с отдельно взятой проблемой, ни официального лица, ответственного за ее решение на уровне всей страны.

Марина Гордеева из Минздрава говорит, что сегодня проблема насилия в семьях решается в основном "на местах". Всего в России 22 государственных убежища для женщин. В Москве, например, нет ни одного. А вот в Московской области их целых три.

В государственный кризисный центр для женщин "Спасение" в подмосковных Химках обращается больше 3 тысяч человек в год.

В "стационар" с чистыми комнатами на двоих и трехразовым питанием женщину селят, когда есть "непосредственная угроза жизни". Если женщина боится столкнуться на улице с мужем, на работу ее доставит водитель центра. Одновременно здесь может жить семь человек.

С остальными работают психологи, причем к этой работе привлекается как женщина, так и поднявший на нее руку муж. Здесь не считают, что женщине следует тут же подавать на развод из-за рукоприкладства в семье.

С мужьями работали, могли выговор, например, объявить. Но идея всегда была, что семью надо сохранить любой ценой
Ирина Шурыгина, социолог
"Нужно помочь людям разобраться в тех отношениях, которые у них сложились. В семье растут дети. Если мы помогаем семье разрушиться, где этим детям расти?" - говорит директор центра Марина Никитина.

Установка на сохранение семьи как основной "ячейки общества" существовала и в советское время, когда на "семейных дебоширов" женщины жаловались на работу или в партком.

"И там им отчасти помогали, - говорит социолог Ирина Шурыгина. - С мужьями работали, могли выговор, например, объявить. Но идея всегда была, что семью надо сохранить любой ценой, - помирить супругов, так это называлось".

По словам Шурыгиной, сегодня государство снова ставит семью выше составляющих ее личностей. "Происходит смещение ценностей: главное - это не человек, а семья. Важно, чтобы семья была крепкая, и в ней рождалось много детей. Человек опять становится средством", - говорит она.

В петербургском центре практикуется другой подход. "Мы различаемся по методикам, - говорит Елена Болюбах. - Государство заботится об укреплении семьи, об укреплении репродуктивной функции семьи. А мы считаем, что семью, в которой происходят насильственные отношения, не нужно сохранять. Женщине нужно дать максимально возможностей для того, чтобы она могла начать заново".

С чего начинать?

Чиновники и правозащитники сходятся в одном: для того, чтобы в стране перестали бить жен, должно измениться общественное мнение.

"В России тема домашнего насилия, как и во многих других странах, вышла на уровень общественного обсуждения очень недавно, - говорит Марина Гордеева из Минздрава. - Здесь большую роль могли бы играть различные неправительственные организации, продвигая тему защиты прав жертв такого насилия".

Проблема в том, что общество не рассматривает рукоприкладство мужей как насилие против личности. Помимо сакраментального "Бьет - значит любит", популярная психология предлагает еще одно оправдание для мужей-насильников: их жены сами во всем виноваты.

"Общество считает, что это проблема женщины. Это ее вина. Она не умеет общаться с мужчиной, не умеет им управлять, - говорит Наталья Ходырева из петербургского кризисного центра. - Мужчина рассматривается как некая марионетка, которую женщина провоцирует".

Такое отношение окружающих помогает женщине утвердиться в мысли, что она просто не нашла к мужу правильный подход.

"Она не хочет сажать его в тюрьму, не хочет возбуждать против него дело. Она думает, что может изменить свое поведение, чтобы мужчина прекратил ее бить", - говорит Ходырева.

Мужчина рассматривается как некая марионетка, которую женщина провоцирует
Наталья Ходырева, директор Кризисного центра для женщин
По ее словам, ежегодно в центр обращается около тысячи жертв супружеского насилия, но до стадии следствия, а уж тем более суда доходят считанные единицы дел.

Те, кто все же решает подать на супруга в суд, обычно наталкиваются на сопротивление правоохранительной системы. Ни одна из женщин, чьи истории упоминаются в этой статье, не выиграла уголовного дела против мужа.

Общественные организации говорят, что России необходим закон о домашнем насилии и четкие инструкции для правоохранительных органов, которые заставят их защищать женщин, обращающихся за помощью. А чтобы законодатели и власти начали действовать, общество должно открыто заговорить о том, что насилие над женами - это такое же преступление, как любое другое.

Правозащитники считают, что за последние 15 лет сумели привлечь внимание общества к проблеме домашнего насилия. В Европе первые убежища создавались активистами движения за права женщин. Им потребовались десятки лет, чтобы заставить государство признать насилие мужа в отношении жены проблемой. Россия сегодня находится только в начале этого пути.

*Имена женщин, которые рассказали нам свои истории, изменены.





РЕЗУЛЬТАТЫ
Что сделаете вы, если узнаете, что в семье ваших знакомых муж бьет жену?
Не буду вмешиваться
 12.47% 
Поговорю с мужем
 17.33% 
Посоветую женщине уйти
 38.67% 
Сообщу куда надо
 8.47% 
Дам им телефон психолога
 7.60% 
Ничего страшного - сами разберутся
 15.46% 
2775 проголосовавших
Данное голосование не является официальным опросом

ССЫЛКИ
Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги