Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 25 мая 2007 г., 11:48 GMT 15:48 MCK
БГ об "Аквариуме", "Пурушоттаме", России и о себе
Борис Гребенщиков в студии Би-би-си
21 мая на сцене "Ройял Альберт холла" - одного из самых престижных концертных залов Лондона - состоялся концерт Бориса Гребенщикова.

В связи с концертом в британской столице лидер группы "Аквариум" согласился дать видеоинтервью читателям BBCRussian.com и пользователям интернет-портала Rambler.

Ниже вашему вниманию предлагается текстовая версия этого интервью. Вел беседу музыкальный обозреватель Русской службы Би-би-си Александр Кан.


Би-би-си: В Лондон тебя привел концерт, состоявшийся в "Ройял Альберт холле". Об этом концерте мы уже рассказывали и в радиопрограммах, и на нашем сайте, но тем не менее, не всем еще поклонникам группы "Аквариум" об этом известно. Что это был за концерт, как он случился и что означал для тебя?

Зал удивительно приятный, такое ощущение, как будто мы там всю жизнь играли. И мне приятно, что мы там играли ну точно то, что всегда в Костроме или, допустим, в Харькове, то есть не пришлось ничего подлаживать специально под эту площадку
Б.Г.: "Ройял Альберт холл" - для непосвященных - это, вероятно, главный концертный зал по крайней мере Европы, если не всего мира, который функционирует непрерывно уже 137 лет. И за это время там происходила масса интересных событий, включая концерты Cream, Хендрикса, Led Zeppelin, Rolling Stones и Beatles одновременно на одной сцене. И мы счастливы, что мы первыми из русских артистов, работающих в этой области, появились на сцене "Альберт холла" и представили собой русскую музыку.

Би-би-си: Как появление "Аквариума" в "Альберт холле" в Лондоне оказалось именно под эгидой фонда Шри Чинмоя?

Б.Г.: Дело в том, что концерт был личным подарком Шри Чинмоя мне и "Аквариуму". Не знаю, как гуру догадался, что мне будет приятно там сыграть, потому что я ему про это не говорил. Но он подумал и неожиданно при нашей встрече в Болгарии в начале года он сказал, что хочет, чтобы я сыграл в "Альберт холле". Я подумал: "Конечно, гуру может все, но так неожиданно..." Через полтора месяцев он мне позвонил и сказал: "Выбирай число". Это была для меня большая честь.

Би-би-си: Какие ощущения от сцены, от зала, от той атмосферы, которая была?

Б.Г.: Я очень доволен тем, что произошло и даже тем, как мы сыграли. Зал удивительно приятный, такое ощущение, как будто мы там всю жизнь играли. И мне приятно, что мы там играли ну точно то, что всегда в Костроме или, допустим, в Харькове, то есть не пришлось ничего подлаживать специально под эту площадку. За одним маленьким исключением: нас попросили сделать перерыв - это так всегда в "Альберт холле". Из-за него даже получилось сыграть немного больше того, что мы обычно играем, и в итоге мы были на сцене три часа.

Би-би-си: На концерте было объявлено "Борис Пурушоттама Гребенщиков". Это то самое духовное имя, которое ты получил от гуру? Как ты теперь будешь относиться к этому имени? Будет ли новое имя лишь эпизодом, связанным с этим концертом, или нет?

Там, где дело касается именно музыки, я считаю, фамилия "Гребенщиков" вообще должна исчезнуть, а быть только "Аквариум"
Б.Г.: Здесь все проще, потому что это не первое мое духовное имя, мне не раз давали имена тибетцы и другие люди тоже. Если гуру видит меня так и хочет называть так, то, естественно, "Пурушоттама" легче произносить, чем "Борис Гребенщиков". И для меня это большая честь, потому что мне приятно, что горячо любимый мной человек отличает меня настолько, что дал мне особое имя, и даже не пришлось стоять в очереди. Многие его ученики ждут получения имени очень долго, а на меня это как-то неожиданно свалилось. Мне просто приятно, что у нас с ним такая связь. Я не думаю, что в автобусе или в метро я буду им пользоваться, или гаишники будут называть меня Пурушоттама, но это и не обязательно.

Би-би-си: А на афишах?

Б.Г.: Там, где дело касается именно музыки, я считаю, фамилия "Гребенщиков" вообще должна исчезнуть, а быть только "Аквариум". То, что на лондонских афишах я был так выделен, то это просьба местных организаторов в условиях Лондона. В "Аквариуме" я совершенно на том же положении, что и каждый другой.

Би-би-си: С этим связан как раз один из наших вопросов, присланный Юрием Гордоном, пользователем Rambler.ru. "Аквариум" последних лет - это все-таки группа или Борис Гребенщиков и несколько людей, которые нужны ему для самовыражения, спрашивает он. Он поясняет, что на вопрос его натолкнуло количество участников группы и частая смена состава.

Б.Г.: Это сложный вопрос. Но по сути своей очень простой. Конечно, об этом нужно спрашивать не меня, а ребят, которые играют в группе. Для меня это шесть равных человек, и все занимаются одним делом. Нынешний состав для меня, наверное, даже в большей степени группа, чем любимая стариками группа 70-х, где, в общем-то, участвовал каждый, кому было не лень. Поэтому сейчас как раз все намного более постоянно.

Би-би-си: Но старый состав был всем хорошо известен, а новых музыкантов мало кто знает. Может, стоит рассказать немного о нынешней группе?

О каком таком золотом составе идет речь, я смутно представляю. Но если людям нужна легенда, я счастлив ее придумать - да, все было именно так, как вы считаете
Б.Г.: С удовольствием расскажу о группе, но чтобы уж поставить еще одну точку над еще одним "i", я скажу, что, когда тот старый состав успешно действовал, он был совершенно никому не известен. Потому что до 1987 года о нас ни одна собака не писала. С 1987-89, пока мы еще играли, состав уже стал меняться. Реально был Тито и я, остальные уходили и приходили. О каком таком золотом составе идет речь, я смутно представляю. Но если людям нужна легенда, я счастлив ее придумать - да, все было именно так, как вы считаете.

Би-би-си: Ну, хорошо, тогда о сегодняшнем составе.

Б.Г.: Действующий состав группы состоит из шести человек. Я пою и играю на гитаре, пишу песни и участвую в их аранжировке. Боря Рубекин играет на клавишах, но также записывает, все сводит, то есть является еще и компьютерным центром, без которого никто бы ничего не услышал. Игорь Тимофеев - гитара, саксофон, флейта, дудук, кларнет, мандолина...

Би-би-си: У него ведь джазовое прошлое, правильно?

Б.Г.: Да, но когда я его взял в группу, мне просто понравилось, как он играет, ничего о нем не знал. К моему удивлению, когда я через года полтора залез в интернет, то прочитал, что он один из выдающихся современных молодых саксофонистов с огромной джазовой карьерой, которую он бросил ради нас. Я ему говорю: "Игорь, может, на саксофоне поиграть?" Он: "Нет, мне на гитаре больше нравится". "Yes, ok".

Би-би-си: На самом деле жаль, мне кажется, саксофон бы украсил.

Б.Г.: Поверь, я стараюсь, пытаюсь всунуть саксофон в каждую паузу, иногда мне это удается. Андрей Суротдинов - классически обученный скрипач, который наступил на горло собственному барочному смычку и делает с нами совсем другое, хотя и не переставая играть древнюю музыку. У него огромный опыт в классической музыке. По счастью, он единственный член в группе, с которым можно выпить и обсудить барочные исполнения Себастьяна Баха с полным удовлетворением. Андрей Светлов, уроженец Парижа, Латвии и всего остального мира, посол, как бы это сказать, грува. И, как посол грува, не всегда бывает понят, но последние полтора года, что мы с ним играем, всегда вносит в песни очень большое оживление. И тот факт, что суфии признали его за своего и в доказательство подарили какой-то невероятный музыкальный инструмент, который он периодически использует, тоже говорит о том, какой он очень не случайный человек. Ну и the last, but not the least, Шар [Олег Шевкунов - ред.] - перкуссионист, который стал ритмическим сердцем коллектива.

Би-би-си: У него тоже джазовое прошлое, я помню, что он играл в группе "Zet".

Б.Г.: Да, у них всех большое темное прошлое, от которого они отреклись, то есть карьеру всем "Аквариум" испортил.

Я твердо знаю, что название "Аквариум" было придумано в самой середине теперешнего Троицкого моста через Неву. Мы перебирали в течение трех суток все возможные слова
Би-би-си: Многие из присланных нам вопросов касаются глубокой истории. Читатель BBCRussian.com Константин из России спрашивает: "Правда ли, что название группы происходит от неофициального названия старой пивной, когда-то существовавшей на Будапештской улице Ленинграда?"

Б.Г.: Такова версия моего друга Толи Гуницкого, с которым мы основали группу летом 1972 года. Но я с ней абсолютно и полностью не согласен. Потому что пивом я не интересовался никогда - ни тогда, ни сейчас. И я твердо знаю, что название "Аквариум" было придумано в самой середине теперешнего Троицкого моста через Неву. Мы перебирали в течение трех суток все возможные слова.

Би-би-си: Вы были вдвоем с Гуницким?

Б.Г.: Да, мы просто ходили по городу и перебрасывались сочетаниями слов без сна и отдыха, одно из которых должно было стать названием. Мы были умными людьми, значительно умнее своих лет, и мы понимали, что название для удачной группы - это самое главное. Если оно правильное, то все остальное потом приложится. Фэн-шуй ляжет как надо. Двое с половиной суток мы этим занимались, и примерно в 17 часов на этом мосту, то ли он, то ли я, вот этого я уже сказать не могу, сказал: "Аквариум". Мы переглянулись и поняли: "Может быть".

Би-би-си: Вот еще вопрос к этой же поре, от Игоря, читателя нашего сайта. "Когда вы написали первую песню? Что побудило к этому? Кем вы ощущаете себя прежде всего - художником, который многое может выразить, или лишь проводником высших сил?"

Б.Г.: Первую песню я написал в девятом классе, на английском языке, по-моему, написал даже сразу несколько. Потому что я играл в школьной группе на танцах, и мне нужно было что-то изображать. Я попробовал, получилось хуже, чем у "Битлз", но мое тоже играли. А потом было озарение: то, что я хочу передать, на чужом языке не выразить. Тогда мне пришлось поставить крест на карьере song-writer, которая, безусловно, принесла бы мне много денег, и заняться русскими текстами. Меня все отговаривали, так как тогда считалось, что на русском невозможно писать текст рок-музыки. Все уверяли, что русский просто не приспособлен для рок-песен.

Би-би-си: Да-да, помню этот период.

Я надеюсь дожить до момента, когда я действительно выйду на сцену в колготках и детском мини, и тогда вы содрогнетесь.
Б.Г.: Мне пришлось доказывать, что это не так. Первую такую песню я написал за месяц до основании "Аквариума", она называлась "Все должно пройти", и, по соображениям приличия, эта песня похоронена навеки, так как она была явно не самая интересная из тех, что я написал в жизни. А потом песни начали потихонечку идти, они были довольно странные. Первые приличные песни я начал писать примерно в 1976-77 годах, и появились они в альбоме "Все братья - сестры". Это на самом деле первая пачка приличных песен, и, как ни странно, до сих пор многие из них остаются в программе.

Что касается второго вопроса: я, безусловно, не художник и ничего выражать не пытаюсь, мне и так хорошо. Но писание песен - увлекательная вещь. Иногда я слышу безумно красивое сочетание звуков, и мне становится, как в детективе, безумно интересно, а что произойдет дальше, куда приведет. И тогда, поддаваясь этому соблазну, я пишу песню, это может занять от получаса до десяти лет. Но это того стоит. Когда это случается, я очень счастлив. Наверное, и проводник чего-то, красоты, скорее всего. Я не проводник, я фан красоты, я люблю красивое. И когда я слышу что-то, что не слышат другие, я просто пытаюсь это донести до людей, вот и все.

Би-би-си: Вопрос от читательницы Rambler Лилии. Довольно ехидный вопрос. "Уважаемый Борис Гребенщиков, как вы думаете, до какого примерно возраста вы будете или сможете петь на сцене? Когда наступит время вовремя уйти, чтобы не стать второй Аллой Борисовной в колготках и детском мини?"

Б.Г.: Вот дело в том, что именно перспектива надеть колготки и детское мини и держит меня на сцене. Иначе я бы давно ушел. Время уйти, самое лучшее, было в 1986. Потом, конечно, в 90-м было бы идеально, если бы я умер, было бы еще лучше. Но, к сожалению для многих людей, я не умер и не ушел, поэтому появился "Аквариум" версия 2, 3...

И я буду вылезать на сцену, с вашего позволения, когда мне будет этого хотеться. Петь я могу и не на сцене, а сидя дома или в студии. Но поскольку мне глубочайшим образом наплевать, что обо мне думают люди из зала, то я буду петь, пока мне нравится петь. Может быть, они думают: "Старая развалина, пора бы тебе заткнуться". Но мне нравится петь, и никто никого не заставляет приходить на концерт. Но я надеюсь дожить до момента, когда я действительно выйду на сцену в колготках и детском мини, и тогда вы содрогнетесь.

Би-би-си: Поскольку у нас тут образовалась аналогия с одной звездой российского шоу-бизнеса, то озвучу еще один вопрос от читателя Русской службы Би-би-си Сергея из России: "Егор Летов в одной из своих песен поет: "Если бы я смог выбрать себя, я был бы Гребенщиков". Что это: комплимент, шутка, оскорбление?"

Мы стараемся все права удерживать, чтобы никто не мог нами рулить
Б.Г.: Конечно, комплимент. Наверное, можно повернуть и по-другому, но это красиво. Хотя я ни с кем, честно говоря, не хотел бы поменяться местами.

Би-би-си: Есть еще несколько вопросов, связанных со свободой творчества, причем не в те прежние времена, когда чувствовался гнет идеологической цензуры, а в сегодняшней России. Наш читатель Алексей Момрозов спрашивает: "Вправе ли вы самостоятельно распоряжаться своими песнями, или же вы связаны контрактом с записывающей студией?"

Б.Г.: Мы не связаны контрактом ни с кем, для каждого нового альбома мы договариваемся с какой-то из студией звукозаписи, которая его выпускает, но это недолговременный контракт. Мы стараемся все права удерживать, чтобы никто не мог нами рулить.

Би-би-си: То есть это осознанная тактика?

Б.Г.: Конечно. Любой альбом продается на какое-то время, и потом мы забираем права назад.

Би-би-си: Переиздавать вы можете как угодно?

Б.Г.: Да. Это оптимально для нас. Если бы были очень большие хорошие честные компании, которые бы занимались всем в комплексе, то я бы с удовольствием с ними работал. Но поскольку в России понятие "компания" очень ненадежное, с ними может случиться все, что угодно, мы предпочитаем политику коротких альянсов.

Би-би-си: Вот еще вопрос от читателя BBCRussian.com Андрея Гильванова из Ванкувера: "Был ли случай, когда вы писали что-то на заказ?"

Б.Г.: В 1982 году я написал шесть песен для Свердловского ТЮЗа. Сейчас эти песни давно похоронены и, надеюсь, не всплывут никогда, потому что там особо и нечему всплывать. Они были значительно хуже, чем просто чудовищны, но меня попросили, и я написал. Потом я написал что-то ужасное для телевидения примерно в 1984-м. Боюсь, что больше не было таких искушений, так как в здравом уме мне никто ничего не закажет - у меня не получится. В неволе не размножаемся.

Би-би-си: Я знаю, что ты всегда тщательно следишь за музыкальными новинками. Эльза из России, наша читательница, спрашивает, есть ли у тебя любимая новинка 2007 года?

Моя работа [на радио] - это потрясающая возможность отвечать за базар. 10-11 минут трепа, но мне нужно знать, что говорить, это мини-университет, я как будто открываю мир по-новому.
Б.Г.: Боюсь, что в 2007 принципиально нового что-то не слышал. Есть группа Battles смешная, о которой все в Британии говорят. Я послушал, но пока не уверен, что это так уж хорошо, но по крайней мере интересно. Да, вышел "Future clouds and radar", группа бывшего солиста Cotton Mather Роберта Харрисона. Очень люблю эту группу. Но хочется бредятины, надоела прямая музыка.

Би-би-си: Твои энциклопедические музыкальные знания как нельзя лучше накладываются вот на эту новую роль радиоведущего. Читательница сайта Русской службы Би-би-си, зашифровавшись под ником Светосила спрашивает: "Что вам дает работа на радио, и как вы оцениваете работу других коллег - Макаревича и Дилана?"

Б.Г.: Я не слышал ни того, ни другого. Не успел пока. Но моя работа - это потрясающая возможность отвечать за базар. 10-11 минут трепа, но мне нужно знать, что говорить, это мини-университет, я как будто открываю мир по-новому. Сегодня узнаю это, завтра то, я начинаю понимать что-то. За ваш счет, любимые слушатели, я устраиваю себе образование.

Би-би-си: Ну, это как определение журналистики: удовлетворение собственного любопытства за чужой счет.

Б.Г.: Совершенно верно, это именно оно и есть. Еще вспомнил из веселых вещей - фортепианная пластинка Гонзалеса, его альбом у меня дети слушали, бывший ди-джей. Очень интересна. Она никакая, но шарм офигительный.

Би-би-си: Наша читательница из Киева Наташа спрашивает: "В каком году ждать нового альбома?"

Буквально вчера вечером я увлекся новой идеей, о которой рассказать я никак не могу, и которая мало имеет отношения к тому, что мы делали ранее. Это будет что-то, чего никто не ожидает
Б.Г.: Я сразу скажу, в эпоху всемирного потепления и глобализации ждать чего-то не стоит, природа непредсказуема. В данный момент мы не заняты никаким альбомом. Если я найду какую-то форму не альбомную, а против шерсти и без всяких форматов, я тут же это сделаю. Но вот буквально вчера вечером я увлекся новой идеей, о которой рассказать я никак не могу, и которая мало имеет отношения к тому, что мы делали ранее. Это будет что-то, чего никто не ожидает. Я уже начал писать кое-что на берегу Темзы. Следите за сайтом.

Би-би-си: Борис, есть у нас вопросы, которые относятся к тебе скорее как не к музыканту, а к думающему человеку, размышляющему о судьбах России, мира... Наш читатель Вадим из России спрашивает: "Как вы относитесь к современной России? Я понимаю, что вы человек без границ, человек мира, я очень уважаю ваше мнение. Все-таки это гигантское расслоение общества в духовном, нравственном, денежном эквивалентах. Сильно похоже на те времена, когда весь СССР работал на Москву. Я простой врач и, как говорится, "за морем не был". Сильно ли отличается Запад от России? Живу-то я в тьмутаракани, вряд ли уж выберусь за границу со своей зарплатой в 300 рублей. Очень грустно, Борис, и противно это беззаконие. Вам же пожелаю здоровья и бодрости духа, и не исчезайте так надолго. Такие люди нужны стране и именно сейчас как никогда".

Б.Г.: Понимаю вопрос и глубоко переживаю вместе. У нас все начнет улучшаться, когда повысят зарплату врачам, учителям, когда власти на местах начнут об этом думать. Расслоение общества в России, насколько я помню, было всегда. Просто были периоды, когда это так маскировалось, так было не принято говорить, что казалось, что все нормально. Но, судя по тому потоку денег, которые хлынули в 90-е годы, вы можете себе представить, как много денег было у коммунистической партии и у всех остальных. Тогда люди жили значительно лучше, потому что тот ручеек, который попадал к людям, все-таки более- менее поровну распределялся. За последние 15 лет все старые механизмы были разрушены. Вот теперь мне кажется, я могу ошибаться, что пытаются что-то отстроить заново, и для части людей жизнь становится не столь искрометной. В 90-е годы у власти были настоящие бандиты с пистолетами. Сейчас уже не так, и мне кажется, это залог того, что может стать лучше. Но никакие прогнозы в России, насколько я знаю, не действуют. Поэтому остается только делать свое дело и верить в то, что будет лучше.

Би-би-си: В этой связи сходны два вопроса - от наших читателей Владимира и от Елены. Елена спрашивает: "Есть ли у вас образ России, в которой вы хотели бы жить?" А Владимир более конкретно, на тему последних лет: "Можете ли вы сформулировать национальную идею?"

Если сформулировать национальную идею России, то страну можно просто вычеркивать из списка живых, потому что формулируемое уже не живо
Б.Г.: По поводу национальной идеи отвечу сразу. Давайте сформулируем идею женственности и посмотрим, останутся ли потом женщины или нет. Если сформулировать национальную идею России, то страну можно просто вычеркивать из списка живых, потому что формулируемое уже не живо. Ребята, Россия существует довольно давно. И как-то успешно существовала без формулировки, никого не спрашивала. Зачем формулировать, кому это в голову пришло? Или нужен алгоритм, чтобы отличать чистокровных от нечистокровных? Ну, простите, это фашизм. Зачем, я не знаю.

А образ России, в которой я бы хотел жить, - это сегодняшняя Россия, где просто справедливость доведена до нормальной планки. Где люди, которые трудятся, получают за свой труд. От каждого по способностям, каждому по труду [смеется].

Би-би-си: Вот ты упоминал женственность, а я вспомнил, как мы когда-то обсуждали тему матриархата. Ты проповедовал одно время идею того, что у власти должны быть только женщины.

Б.Г.: Я не проповедовал, я как пророк говорил: "Ребята, это наступает, и вы от этого никуда не денетесь!"

Би-би-си: Наша читательница Инна спрашивает следующее: "Времена, когда на российском троне находились женщины, в частности, Екатерина II и Елизавета, были благотворны для страны. Как вы считаете, необходима ли России женщина-президент?"

Б.Г.: Вы знаете, необходима - не то слово. Когда Россия созреет, думаю, что хуже не будет, будет только лучше.

Би-би-си: А вот еще вопрос, который задает Андрей через сайт Rambler: "Согласились ли бы вы стать министром культуры Российской федерации? Или же с культурой России невозможно ничего сделать, и она сама развивается эволюционным путем, впитывая и отвергая деградированный опыт?"

Для полноты картины недостаточно знаний об одной религии, потому что тогда впадаешь в ересь и считаешь, что все остальные не правы, а ты прав
Б.Г.: Понимаю, что это вопрос более практический, чем это может показаться, но я считаю, что это не мое занятие. Я был бы плохим министром культуры, поэтому заранее отказываюсь, думаю, что мне место в уединении и в созерцании. У меня был момент в жизни, когда я объявил всем своим друзьям, что я складываю с себя все официальные полномочия, которые есть или могут быть, и остаюсь просто человеком. Вот я остался просто человеком и ничем другим уже не буду.

Би-би-си: Среди наших вопросов, связанных с Россией, есть один о религии. Юра Гордон прислал вопрос на сайт нашего партнера Rambler: "Борис, вы человек православный, вроде бы и никогда от этого не отказывались. С чем тогда связаны ваши многолетние и многотрудные поиски на Востоке? Вам не хватает чего-то, что нет в православии, или что-то еще?"

Б.Г.: Спасибо за вопрос. Мне всегда представлялось, что для полноты картины мало знать один язык. Лучше знать несколько языков. Для полноты картины недостаточно знать свою деревню, хорошо бы съездить и в город, и в другую деревню - посмотреть, как там люди живут. Потому что иначе мы падаем жертвами местечковости. Для полноты картины недостаточно знаний об одной религии, потому что тогда впадаешь в ересь и считаешь, что все остальные не правы, а ты прав. Чем и грешат многие православные священники.

Я говорю и простым людям, и священникам, и всем остальным людям на земле: не судите, и не судимы будете. Прежде чем критиковать кого-то, называть их второго сорта или считать, что они хуже, сначала узнайте, чем они занимаются. К сожалению, не все хотят узнавать. Всем достаточно сказать, что наша религия лучшая, и нам не нужно знать ничего другого. Это печальный взгляд, который может привести к очень искривленной картине мира и совершенно не к тому, о чем говорил Христос.

Перед Богом все равны во всех смыслах. И мусульманин, и православный, и католик, и индуист, и все-все-все люди на земле имеют дело с одним Богом. С моей точки зрения, предосудительно и опасно считать, что я пуп Земли, а остальные все еретики, неправы и не знают, о чем они говорят. Это взгляд невежественного человека, поэтому давайте считать, что религии должны быть разными, так же как и разные культуры. Но говорить, что одна лучше другой, опасно и близко к фашизму.

Би-би-си: Близкий вопрос от нашего читателя Алексея из Японии: "Какое влияние оказала на вас восточная философия, особое восприятие красоты, свойственное людям Востока. И в чем, по-вашему, эта особость?"

Памятники должны быть из полупрозрачной пластмассы, они должны светиться изнутри и желательно еще двигаться. Я все жду, когда эта идея будет осуществлена
Б.Г.: С прискорбием скажу: влияния ну никакого. Я бы так хотел управлять своим творчеством, но абсолютно не управляю. Я хочу писать всю жизнь одно, а пишу совершенно другое. Может быть, восточная философия оказывает влияние на то, как я живу, и тогда это как-то переливается в творчество. Но это абсолютно не осознанно. Мне нравится восточная философия тем, что она более или менее деятельная - когда ты знаешь, что делать с собой. В то время как у нас философия - она именно философская, мы можем сесть на кухне и поговорить, как устроен мир. Но как при этом сделать, чтобы мы сами стали лучше, мы не знаем. Восточная философия мне нравится своими рецептами. Я бы и хотел, чтобы это перетекло в творчество, но не получается.

Би-би-си: Вот мы с тобой сидим в Лондоне, ты живешь в Петербурге, много времени проводишь в переездах. Алексей Степанов прислал вопрос на Rambler: "Существует ли у вас любимый или самый комфортный город мира?"

Б.Г.: Честно говоря, сложно отвечать на это. Лондон, наверное, одно из самых радующих мест на земле. Но когда я в Петербурге - городе, в котором я прожил 50 с лишним лет, я не могу сказать, что он меня не радует, потому что я его знаю наизусть. Естественно, я его люблю. Но когда я приезжаю в Париж, где мне не должно нравиться, мне там тоже нравится. И в отдельных частях Нью-Йорка мне нравится, и в Индии, и в Японии. Что со мной делать, не знаю.

Би-би-си: Борис Щеголев прислал интересный вопрос на Rambler: "Памятник какому человеку вы поставили бы в Питере?"

Б.Г.: Знаете, я бы все памятники убрал, а лучше бы из плохих кварталов сделал что-то культурное и красивое. Перелил бы на металл и использовал в индустриальных целях. Памятники должны быть из полупрозрачной пластмассы, они должны светиться изнутри и желательно еще двигаться. Я все жду, когда эта идея будет осуществлена. Железный памятник - это же так скучно. А вот если общественный деятель светится изнутри, вращается вокруг оси и весь такой радостный, цветной...

Би-би-си: Наше время подходит к концу...

Б.Г.: Время наше бесконечно.

Би-би-си: Тем не менее, последний вопрос, может быть, простой, а может, и сложный. Наш читатель Михаил Перцов спрашивает: "Сложно ли быть БГ?"

Б.Г.: Честно говоря, я никогда не пробовал, потому что я мало ассоциирую себя с понятием Борис Гребенщиков. Это сочетание звуков, с которым меня идентифицируют люди. "БГ" для меня звучит, как название какой-то машины, поэтому я тоже с собой это не ассоциирую. Я думаю, что БГ, наверное, быть очень сложно, на него большое давление. Я к себе никак не отношусь и никак себя не называю. Поэтому мне жить очень легко, и чем дальше, тем радостнее.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги