Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 16 мая 2007 г., 14:07 GMT 18:07 MCK
Кира Муратова: мне скучно все типичное
Кинорежиссер Кира Муратова (фото с сайта www.arthouse.ru)
Известный кинорежиссер и сценарист Кира Муратова ответила на вопросы читателей BBCRussian.com.

Кира Муратова родилась 5 ноября 1934 года в бессарабском городке Сороки. Окончив режиссерский факультет ВГИКа, Муратова начала работать на Одесской киностудии, где дебютировала в 1962 году короткометражным фильмом "У крутого яра". Среди наиболее известных фильмов Муратовой - "Долгие проводы", "Перемена участи", "Астенический синдром", "Чеховские мотивы", "Настройщик".

Мы благодарим всех наших читателей за присланные вопросы. Беседу с Кирой Муратовой вела продюсер Русской службы Би-би-си Анна Висенс.


Би-би-си: Нам написал Александр, ученик 11 класса. "Я хочу стать режиссером, снимать фильмы не такие как сейчас снимает Голливуд и наш российский кинематограф, а фильмы с глубоким смыслом, чтобы они привлекали зрителей не спецэффектами, а игрой актеров и старанием режиссера", - пишет Александр из Когалыма. Он спрашивает у вас совета, говорит, что учителя отговаривают его ехать в Москву поступать во ВГИК.

Кира Муратова: Вы хотите снимать фильмы со смыслом. Но такие фильмы не связаны только с игрой актеров, а фильмы со спецэффектами тоже не всегда лишены смысла. Америка производит разные фильмы, там есть и независимые режиссеры, и в Голливуде иногда снимаются фильмы с большим смыслом. Бессмысленных фильмов вообще не бывает, пусть он мелкий или поверхностный, но все равно он есть.

Режиссер - это такая индивидуалистическая профессия, что каждый выныривает и плывет сам.

Би-би-си: Как вы считаете, есть шанс у молодого человека из глубокой провинции поступить во ВКГИК и осуществить свою мечту?

К.М.: Нужен талант и умение этот талант применить. После своей учебы во ВГИКе я поняла одну вещь. Знаете, как писал Ницше об убийце? То, что он планирует до убийства, то, что происходит во время убийства, и после - это три разные жизни. Поступить во ВГИК - это одна жизнь, учеба во ВГИКе - это вторая жизнь, а совсем другое - это та жизнь, которая наступает после ВГИКа. Есть умение показать себя при поступлении, есть умение учиться, и совершенно другое - это уже настоящая работа.

А то, что он из провинции, это даже лучше. Если он талантлив, он сможет привнести свое знание, свою струю, свою оригинальность. Но иногда этого не достаточно, чтобы поступить.

Би-би-си: Андрей из России вспоминает ваш актерский опыт в вашем же фильме "Короткие встречи". "Вы там удивительно сыграли! Очень жаль, что вы теперь только по ту сторону камеры", - пишет он. Расскажите об этом фильме.

К.М.: Там так сложилась ситуация, что пришлось заменить актрису. Это была катастрофа, надо было срочно что-то придумывать.

Би-би-си: А кто должен был играть эту роль?

К.М.: Этого я не буду говорить. Актриса была снята с роли... Зачем?

Би-би-си: Не было желания продолжить актерскую карьеру?

Я пыталась понять, насколько можно пробудить актера в неактере. Это же игра. Дети все играют. Актерство тоже называется этим глаголом - это игры взрослых людей
Кира Муратова
К.М.: Технически это очень трудно. Это не Чарли Чаплин, который, во-первых, гений, а, во-вторых, у которого были миллионы, и он мог себе позволить снимать по 50-100 дублей. Конечно, если бы возникла такая критическая ситуация опять, то я бы, может быть, и решалась бы.

Би-би-си: Когда вы снимаете фильм, вы идете за сюжетом или меняете его по ходу съемок? Об этом спрашивает Игорь из России.

К.М.: Это и то и другое. Если есть сценарий, если это не импровизация (ее в полнометражном кино в моем опыте не было), то он утверждается. И мои отклонения обычно очень дешевые, поэтому я могу себе их позволять. Я могу добавить какие-то сцены, переменить слова, возможно, даже добавить персонажи, но это не будут звезды, которые потребуют новых невероятных расходов. Такая творческая работа - это обогащение сценария, а не изменение его. Вначале есть какая-то схема, которая потом начинает обрастать чем-то, как дерево.

Би-би-си: Вы упомянули актеров, не звезд, как вы сказали. Элеонора из Германии отмечает эпизодические роли, которые исполняют явно не профессиональные актеры. "Эти персонажи почти всегда имеют выраженный диалект и всегда очень колоритны", - пишет Элеонора. Как вы их находите?

К.М.: Вначале я увлекалась съемкой непрофессиональных актеров. Мне кажется, у меня был даже какой-то научный интерес. Сколько актера в человеке? Я пыталась понять, насколько можно пробудить актера в неактере. Это же игра. Дети все играют. Актерство тоже называется этим глаголом - это игры взрослых людей. Поэтому мне стало казаться, что в каждом человеке заложено влечение к игре. Заниматься не только "хлебопашеством", а чем-то бессмысленным... Мне было проще найти кого-то, кто ничем не занят и будет полностью в моем распоряжении. Поэтому тут было сплетение научного и практического интереса.

Человек сидит в тюрьме, он осужден, например, на 10 лет. Он отсидел девять с половиной лет, иногда даже ближе к концу срока, и он чувствует, что он не может находиться больше здесь. Он берет табуретку и шарахает по голове первого вошедшего в камеру охранника
Кира Муратова
Во всяком человеке что-то заключено, надо только попытаться это разбудить. Конечно, профессиональный актер может условно сыграть все. Непрофессионал - это обычно "актер" узкого плана, его не обучали разным приемам притворства. Прежде всего, человек должен научиться получить удовольствие от процесса. Ему кажется, что его заприметили, одного единственного. Значит, в нем есть что-то особенное, что так и есть. Он перестает стесняться, расслабляется, и начинается процесс. Бозинская Лида играла в "Коротких встречах", она с самого начала была абсолютно профессиональна. А профессионализм - это умение повторить.

Би-би-си: Александра из России пишет, что вы довольно часто в своих фильмах концентрируетесь на любовании человеческой ущербностью, иногда даже смотреть тяжело. Можете вы это как-то объяснить? Вы это делаете осознанно?

К.М.: Слово ущербность - слово хорошее. Мне довольно скучно было все, что называли типичным. Это слово очень широко употребляли в советское время - характер типичный, ситуация типичная. Это слово можно употреблять и применительно к актерам.

Это не всегда называется ущербностью. Это можно назвать оригинальностью, неповторимостью, индивидуальностью... Эти люди мне интересны. Я не могу сказать почему. Не знаю. Но меня интересуют такие частные истории, частные случаи, частные индивидуальности, частные характеры. Иногда бывает и так, что в этом своем интересе я и совпаду с общепринятым вкусом.

В качестве примера могу привести Ренату Литвинову. Она сценаристка, я ее встретила и захотела ее снимать. Она стала сниматься и так прославилась и полюбилась всем, стала популярной, кинозвездой. Это стало ее основным занятием. При этом Рената Литвинова - это необычайно индивидуальная индивидуальность. Ее никак нельзя назвать профессиональной актрисой. Она красавица, которая таит в себе характерность острую, чудачество, странности, можно это назвать и ущербностью. Ее никак нельзя назвать типичной.

Би-би-си: Мария из Великобритании учится в университете, изучает искусство фотографии. Она спрашивает, как вы относитесь к фотографии, как к прародителю кино?

К.М.: Это один из источников кино. Там картинка и здесь картинка. Одна движущаяся картинка, другая неподвижная. Отсюда и происходят все различия и схожести. Кино происходит от фотографии, которая стала двигаться, дальше прибавилось актерство, титры, звук. Я предпочитаю статику, но я не люблю нарушать ткань экрана. Я не люблю снимать "восьмеркой", предпочитаю снимать мизансцену так, чтобы все были в камере. Я не люблю вторгаться в эту ткань, стараюсь, чтобы сцена была видна с одной точки. Это также относится к любви к статике. Я не очень люблю беготню, то, что называется динамикой в прямом смысле. Я люблю ритм, но не люблю обостренную физическую динамику. Только в шедеврах кино я ее люблю.

Би-би-си: Алексей из России вспоминает ваш фильм "Перемена участи". "Последние кадры до сих пор стоят у меня перед глазами. Мне кажется, что название было применимо тогда к вашей собственной участи. Как вы сами относитесь к этому фильму?", - спрашивает Алексей.

К.М.: Это очень распространенное заблуждение, которое я сама и породила. Я очень люблю этот фильм. Во-первых, в нем снималась замечательная, я бы даже сказала гениальная актриса Наталья Лебле. Она сегодня живет в Сергиевом Посаде, полностью ушла в религию и перестала сниматься. С ней меня познакомил Рустам Хамдамов, она у него снималась. Она снялась и в другом моем фильме - "Познавая белый свет", во второй роли. Я хотела ее снимать в главной роли, но ее пробы не утвердили, худсовет счел ее "ущербной"...

Название этого фильма случайно совпало с перестройкой, которая кардинально переменила мою участь. Поэтому очень многие пытались связать название фильма с этим фактом моей биографии. Но связи никакой нет.

Есть такой старинный сборник речей знаменитых русских адвокатов, которые можно читать с упоением. Там я вычитала этот термин - "перемена участи". Человек сидит в тюрьме, он осужден, например, на 10 лет. Он отсидел девять с половиной лет, иногда даже ближе к концу срока, и он чувствует, что он не может находиться больше здесь. Он берет табуретку и шарахает по голове первого вошедшего в камеру охранника. Его судят опять и дают еще 10 лет... Зачем он это сделал? Причин никаких нет. Тогда адвокаты говорят, что причина такого поведения - желание переменить участь. На меня произвело впечатление это психологическое казусное состояние, которое, оказывается, не так редко возникает.

В фильме героиня совершает убийство, бессмысленное. Оно меняет ее участь, ничего не меняя на самом деле в ее жизни. Плюс к этому это название очень красиво звучит, загадочно. Хорошо, когда в названии есть какая-то загадка, это придает шарм.

Би-би-си: Какую свою работу вы любите больше всего? Об этом вас спрашивает Милена из Канады.

К.М.: Больше всего я люблю "Познавая белый свет" и "Увлечения". Они на меня саму хорошо действуют психологически. Они оптимистические, светлые, лирические. Но это все необъективно.

Би-би-си: Наша читательница Лорета спрашивает о ваших творческих планах. Над чем вы сейчас работаете?

Кино происходит от фотографии, которая стала двигаться, дальше прибавилось актерство, титры, звук. Я предпочитаю статику, но я не люблю нарушать ткань экрана
Кира Муратова
К.М.: Все процессы растягиваются во времени из-за отсутствия или наличия денег. Снял фильм, а на сведение и печать копий денег нет. Может пройти год, пока не закончишь фильм. И ты привязана к этому фильму, так как не знаешь, когда тебе позвонят и скажут - давайте срочно делать перезапись. Мы закончили уже давно фильм "Два в одном", но только недавно напечатались копии. Сейчас мы работаем над фильмом "Мелодия для шарманки". Сценарий написал киевлянин Владимир Зуев. Он тоже ушел в религию, но все же пописывал. Моя судьба с ним была давно связана непоставленным сценарием "Внимательно смотрите сны". Это были, как я их называю, идеологические времена, и мы так его и не пробили.

Должна сказать, что каждый следующий мой проект должен быть совсем другим, очень сильно отличаться от предыдущего. Я человек, может быть, нетерпеливый. Я не смогла бы снимать сериал, к примеру. Сюжет у этого фильма сентиментально-трагический. Он трудный, так как там должны сниматься дети шести и 11 лет. Холод собачий, много объектов. Нам нужно найти этих детей. Мы хотим успеть это сделать до закрытия школ на каникулы.

Би-би-си: Светлана Игельстром из России спрашивает, трудно ли быть женщиной-режиссером? Мешало ли это или помогало?

К.М.: Отношение к женщинам в режиссуре - нормальное. Потому что их мало. Ко мне отношение было лояльное. Ко мне цеплялись по идеологическим мотивам, а не по гендерным. Но в частной жизни эта профессия губительна.

Би-би-си: Вера Потемкина из России спрашивает, в какую сторону наше кино должно измениться, чтобы стать признанным в мире?

К.М.: Мне кажется, нельзя что-то делать для фестиваля. Я делаю то, что я хочу делать, и не делаю то, что не хочу. Каждый хочет понравиться всему человечеству. Я буду счастлива, если я понравлюсь всему человечеству. Но я ничего для этого сделать фактически не могу. Я, прежде всего, хочу нравиться самой себе, узкому кругу близких и интересных мне людей. Но это не будет причиной моих поступков. Я не верю, что кто-то может выскочить из себя. Если это получается, то получается не из-за того, что этот человек решил что-то. Возможно, я наивна.




МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги