BBCRussian.com
BBCi NEWS   SPORT   WEATHER   WORLD SERVICE   A-Z INDEX 
Áè-áè-ñè - Ðóññêàÿ ñëóæáà   Поиск по сайту
 
Главная  
Экономика  
Технологии  
Арт-квартал  
Люди  
Альбион  
Пресса  
Форум  
Проекты  
Learn English  
Радио
Передачи  
Частоты  
НовостиЗвуковой файл
РадиусЗвуковой файл
Новый деньЗвуковой файл
Мир сегодняЗвуковой файл
Бизнес-классЗвуковой файл
Уэст-эндЗвуковой файл
СеваоборотЗвуковой файл
Для пользователя
Обратная связь  
О сайте  
Без графики  
 2002 07 Вторник, 4 марта 2003 г., 20:16 GMT 23:16 MCK
Ответы Игоря Иванова читателям Би-би-си
Игорь Иванов
Игорь Иванов: Россия готова применить право вето
Министр иностранных дел России Игорь Иванов ответил на вопросы читателей сайта Би-би-си.

Публикуем полный текст этой интернет-конференции.


Главные темы беседы:



Би-би-си: Диего Перрейра из Бразилии спрашивает, готова ли Россия воспользоваться своим правом вето, чтобы предотвратить нападение на Ирак.

Игорь Иванов: Я откровенно вам скажу: я удивляюсь, почему столько внимания уделяется вопросу вето - будет вето или не будет вето. Российская позиция заключается совсем в другом. Мы на протяжении всего последнего времени добивались единства в Совете Безопасности, потому что считали, что только единство всех членов Совета Безопасности ООН может обеспечить успех в решении иракской проблемы.

И, если вы помните, Россия приложила большие усилия к тому, чтобы добиться возвращения инспекторов в Ирак. Когда такое решение было принято, мы считали, что нет необходимости в новой резолюции. Тем не менее, когда США и Великобритания все-таки предложили проект резолюции, мы, чтобы не нарушать единство в Совете Безопасности, дали согласие, и таким образом была принята резолюция 1441, единогласно.

Мы все время ищем такие решения, которые позволили бы найти согласованные действия в решении иракской проблемы, потому что именно в этом мы видим залог...

Раньше часто, когда были разные позиции, Ирак этим пользовался. Он злоупотреблял разногласиями между членами Совета Безопасности, и ему удавалось избегать решений. Вот если мы сохраним единство, то, я думаю, это будет самая надежная гарантия того, что мы проблему Ирака решим.

О Совете Безопасности и праве вето

Би-би-си: Но как можно добиться единогласия сейчас, когда раскол в Совете Безопасности столь очевиден?

Игорь Иванов: Есть разные подходы, вы правильно говорите, в Совете Безопасности. Один подход, который поддерживает Россия и большинство других членов Совета Безопасности, - что решения иракской проблемы необходимо добиваться политическим путем.

Мы считаем, что сейчас есть возможности для продолжения политических усилий

Игорь Иванов
Есть те, кто считает, что уже политические возможности исчерпаны, и необходимо применять силу. И именно эту позицию отражает проект резолюции, внесенный Великобританией, США и Испанией.

Мы считаем, что сейчас есть возможности для продолжения политических усилий. Поэтому мы продолжаем работу в Совете Безопасности в том направлении, чтобы убедить наших партнеров, что необходимо продолжать действия инспекторов и необходимо искать политическое решение.

Вместе с тем, у нас тоже есть возможности нашей гибкости. Сегодня идти на военную операцию в условиях, когда у нас есть все возможности решить политическим путем, с использованием инспекторов, - мы считаем, что это было бы ошибкой. Мы об этом говорим нашим партнерам, и мы предупреждаем от этой ошибки, с тем, чтобы такую ошибку наши партнеры не совершали.

И, конечно же, Россия, если кто-то все-таки примет решение идти на военные действия в отношении Ирака, Россия такие действия поддерживать не будет.

Би-би-си: Скажем, если США получат девять голосов [в поддержку своего проекта резолюции], вы используете право вето? Или воздержитесь?

Игорь Иванов: Я не очень люблю спекулировать и рассуждать теоретически, потому что я обычно опираюсь на факты. Но я вам могу сказать одно: Россия не поддержит никакое решение, которое бы прямо или косвенно открывало путь к войне против Ирака.

Би-би-си: То есть, не исключено, что вы примените право вето?

Игорь Иванов: Я ничего не исключаю, потому что право вето - это право, которым может пользоваться любой постоянный член СБ ООН. В том числе и Россия.

И если это потребуется, то Россия может прибегнуть и к использованию этого права.

Россия не поддержит никакое решение, которое бы прямо или косвенно открывало путь к войне против Ирака

Игорь Иванов
Би-би-си: Автор нашего следующего вопроса - Денис Михайлов из России. Этот вопрос поступил на сайт bbcrussian.com. Вот что спрашивает Денис: "Прошу прокомментировать сообщения о том, что Россия не применит право вето, а вся принципиальность нашей позиции - только набивание цены вопроса".

Игорь Иванов: Я очень сожалею, что такой вопрос пришел именно из России, потому что в России должны знать, что мы проводим очень последовательную позицию на протяжении всего кризиса.

Мы не занимаемся спекуляциями, мы не занимаемся торговлей, мы не занимаемся закулисными играми. У нас ясная цель, которая была сформулирована с самого начала - добиться полного разоружения Ирака, и для этого Россия очень многое уже сделала.

Мы считаем, что добиться этой цели возможно. В российской позиции нет никакой игры.

В нынешней ситуации, в очень кризисной ситуации, в ответственной ситуации, воздерживаться - это не та позиция, которую может занимать Россия. Россия должна занимать ясную позицию, и мы ее занимаем, в пользу политического урегулирования.

О партнерах

Би-би-си: Но, кажется, Россия в сложном положении. Одно дело - угроза применить право вето, совсем другое - применить его на деле. Ведь в результате возможен раскол в ООН, а вы сами сказали, что вы этого не хотите.

Игорь Иванов: А почему вы считаете, что Россия в сложном положении? А разве не в сложном положении те, кто хочет внести резолюцию с тем, чтобы оправдать начало войны, против которой выступает подавляющее большинство государств мира?

Я думаю, как раз в сложном положении те, кто разными путями, в том числе и через вторую резолюцию, пытаются найти оправдание действиям, которые на сегодня не имеют оправдания.

Я думаю, как раз в сложном положении те, кто разными путями, в том числе и через вторую резолюцию, пытаются найти оправдание действиям, которые на сегодня не имеют оправдания

Игорь Иванов
Сегодня, я еще раз говорю, есть все возможности политическим путем урегулировать иракскую ситуацию. И пытаться делать вид, что ее нет, и вносить такую резолюцию, которая действительно может привести к расколу, потому что в СБ ООН подавляющее большинство стран сегодня выступает за политическое урегулирование...

Как раз, я думаю, в сложном положении именно те, кто вносит эту резолюцию, а не те, кто будет пользоваться тем или иным своим правом голоса.

Би-би-си: Завтра вы отправляетесь в Париж, где встретитесь с премьер-министром Франции. Вы координируете свои действия с Францией? Может ли Россия делать то же, что делает Франция?

Игорь Иванов: Я за последние двое суток по телефону беседовал со всеми членами СБ ООН, с госсекретарем США, с министрами иностранных дел Франции, Великобритании, Мексики, Чили, Габона, Сирии и так далее - со всеми 14 моими коллегами.

Мы поддерживаем отношения со всеми. Это вопрос не групп, не то, чтобы одна группа сражалась против другой. Повторяю: мы хотим максимально использовать возможности для того, чтобы найти согласованные действия в иракском урегулировании.

Да, у нас с Францией и с Китаем, где я только что был, очень близкие позиции. В основе их - политический подход к решению иракской проблемы на основе строгого и полного выполнения соответствующих резолюций СБ ООН.

Я буду завтра в Париже, это плановый визит, как и в Лондоне, куда я приехал. Мы этот визит планировали несколько месяцев назад, это не из-за иракского кризиса мой визит сегодня. Но он, естественно, будет в основном посвящен иракской проблеме.

Мы хотим максимально использовать возможности для того, чтобы найти согласованные действия в иракском урегулировании

Игорь Иванов
Так же и моя поездка во Францию. Но, естественно, иракскую тему будем обсуждать, и с Францией, как и со многими другими членами Совета Безопасности, у нас очень близкие позиции.

Би-би-си: Вы говорите, что позиции близки. Но значит ли это, что они идентичны? Что вы будете поступать одинаково, когда дело дойдет до голосования?

Игорь Иванов: Вы знаете, каждая страна суверенна и независима, и в конечном счете сама принимает те или иные решения, как голосовать. Я могу только...

Мы не обсуждаем вопросы голосования, мы обсуждаем позиции и наши подходы. Вот в том, что касается позиций и подходов, у нас здесь большая близость или совпадение. А в том, что касается голосования, каждая страна принимает самостоятельное решение.

О плане решения проблемы

Би-би-си: Мы получили письмо от Дмитрия из США. Он спрашивает, можно ли сейчас избежать войны и стоит ли сейчас искать дипломатическое решение. Я хочу вот что добавить к этому вопросу: что вы думаете о канадском компромиссе? Канада предлагает отложить принятие решения до конца марта.

Игорь Иванов: Я думаю, что войны еще можно избежать, хотя с каждым днем это становится все тяжелее. И это реальность, с которой надо считаться. Но, повторяю, до тех пор, пока есть хоть один шанс, хоть один процент избежать войны, дипломаты должны работать, должны работать активно.

Войны еще можно избежать, хотя с каждым днем это становится все тяжелее

Игорь Иванов
Особенно с учетом того, что мы каждый день видим новые демонстрации реального продвижения к разоружению Ирака.

Я думаю, что канадское предложение...мы его еще не начали обсуждать, но в целом направленность канадского предложения заключается в том, чтобы дать возможность инспекторам дальше выполнять свою миссию.

Мне трудно говорить о сроках. Может быть, это месяц, может быть, два. Сроки должны определить эксперты, потому что я не эксперт в области химического или биологического оружия, мне трудно сказать, что для проведения того или иного анализа химических элементов или химических проб, сколько для этого времени надо - есть свои законы.

Поэтому мы и настаиваем на том, чтобы господин Бликс и господин эль-Барадеи представили 7 марта на заседании СБ ООН ясный план работы, с перечислением конкретных вопросов, на которые они должны дать ответы.

Это может быть 10, может быть 20, может быть 100 вопросов, но это должны быть ясные, сформулированные вопросы. И должны быть сформулированы сроки, за какой период они на эти вопросы могут дать ответ.

Тогда у международного сообщества будет план действий, который мы можем предъявить руководству Ирака и добиваться его выполнения. Все, что мы предъявляли Ираку в последнее время, Ирак выполнял, начиная от полетов разведывательных самолетов, от проведения брифингов с учеными и включая последнее, начало процесса ликвидации ракет "Аль-Самуд".

Это о чем говорит? Это говорит о том, что когда мы конкретно ставим вопрос, мы можем добиться его выполнения. Вот поэтому инспекторы должны конкретно сформулировать свой план действий, сроки выполнения этих действий, и тогда международное сообщество будет иметь в своих руках очень сильный инструмент давления на Багдад.

Би-би-си: Значит, вы можете поддержать предложение канадцев о том, чтобы отложить срок действий до конца марта?

Игорь Иванов: Я сказал, что мы готовы позитивно рассмотреть саму идею канадского предложения. А что касается сроков, то мы не можем определять сроки без учета мнений инспекторов.

Инспекторы должны конкретно сформулировать свой план действий, сроки выполнения этих действий, и тогда международное сообщество будет иметь в своих руках очень сильный инструмент давления на Багдад

Игорь Иванов
Инспекторы должны сказать, успеют они до конца марта или им потребуется три-четыре месяца. Это они должны сказать, и на основе уже мнения инспекторов мы будем принимать решение.

О России и США

Би-би-си: Кунрат Вирасубрата из Саудовской Аравии спрашивает, что Россия будет делать, если США нападут на Ирак, несмотря на вето России. Мы получили этот вопрос и от многих читателей сайта bbcrussian.com

Игорь Иванов: Прежде всего я хочу еще раз подчеркнуть, что если США и те государства, которые будут действовать с ними, пойдут все-таки на войну против Ирака в одностороннем порядке, в обход СБ ООН, то это будет, конечно, серьезной ошибкой, и это, конечно, будет иметь серьезные последствия.

Вместе с тем, я откровенно вам скажу, что я не очень хотел бы отвечать сейчас на этот вопрос. Потому что если я на него отвечаю, то это может кому-то показаться, что будет война.

А я продолжаю верить, что еще есть, хоть и минимальные, но есть шансы и возможности избежать войны.

Но, тем не менее, я отвечу на ваш вопрос. Любая война, какой бы она ни была, она должна завершиться. И чем быстрее она завершится, тем меньше будет страданий, тем меньше будет разрушений, тем меньше будет негативных последствий.

Поэтому если все-таки это произойдет, если такая война начнется, то, конечно, Россия, я уверен, вместе с подавляющим числом государств будет добиваться того, чтобы эту войну остановить и чтобы вернуть урегулирование ситуации в политическое русло через ООН.

Би-би-си: Лори из США спрашивает, готова ли Россия защищать Ирак, если США начнут войну в одностороннем порядке.

Игорь Иванов: Мы сейчас выступаем за политическое урегулирование ситуации вокруг Ирака. Мы и дальше будем использовать только политические методы для того, чтобы остановить войну и вернуть процесс урегулирования в политическое русло.

Би-би-си: Джули Чарджери из Индонезии спрашивает, где сейчас фокус стратегических интересов России - в Европе или в США?

Игорь Иванов: Учитывая, что вопрос поступил из Азии, я хочу сказать, что стратегические интересы России, они находятся и в Европе, и в США, и, конечно же, в Азии.

У нас многовекторная внешняя политика

Игорь Иванов
У нас многовекторная внешняя политика, у нас есть реальные интересы в Европе, и отношения с европейскими странами - это одно из приоритетных направлений нашей внешней политики. Мы, конечно же, заинтересованы в развитии партнерских отношений с США, и мы уверены, что те разногласия, которые у нас есть или могут быть в связи с ситуацией вокруг Ирака, они не отразятся на дальнейшем ходе развития наших отношений, потому что у нас намного больше интересов в области двухстороннего сотрудничества.

И третье, конечно, важное направление - это наши отношения с государствами Азиатско-тихоокеанского региона. Это Китай, Индия, это Япония, та же Индонезия, другие страны. У нас огромная наша азиатская часть - это Сибирь, Дальний Восток, которые заинтересованы в развитии взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества с азиатскими странами.

Би-би-си: Вопрос от Кона Аностополиса из Австралии. Он считает, что главная проблема для России - Китай. По его мнению, проблема Ирака уйдет, а китайская останется.

Игорь Иванов: Знаете, сегодня, в условиях глобализации, процесса глобализации, отношения между государствами настолько взаимосвязаны и взаимозависимы, что сейчас очень трудно говорить о том, что сейчас нужно, допустим, развивать отношения с одним регионом, а с другим - как бы отложить в сторону.

В условиях глобализации [...] отношения между государствами настолько взаимосвязаны и взаимозависимы, что сейчас очень трудно говорить о том, что сейчас нужно, допустим, развивать отношения с одним регионом, а с другим - как бы отложить в сторону

Игорь Иванов
Мы развиваем отношения со всеми государствами, которые к этому готовы и где имеются наши реальные интересы. У нас есть реальные интересы в отношениях с США, и у нас есть реальные интересы в отношениях с Китаем.

И очень важно - я только что был в Китае - что новое китайское руководство, которое пришло сейчас, после XVI съезда КПК, подтвердило преемственность отношений, развитию взаимовыгодных отношений с Россией. Это полностью совпадает с нашей линией.

И российско-китайские отношения, конечно же, будут развиваться, и это, мы уверены, отвечает интересам международной стабильности.

О союзах и альянсах

Би-би-си: Шон из Великобритании спрашивает, чувствуете ли вы, что в США со времен холодной войны осталась еще некоторая враждебность. Возможно, поэтому вы выбрали союз с Францией?

Игорь Иванов: Вы знаете, мы не выбирали никаких союзов. Мне кажется, что остатки холодной войны содержатся в этом вопросе, а не в наших действиях. Потому что некоторые люди продолжают мыслить категориями союзов, альянсов, блоков...

Холодная война кончилась. Вместе с холодной войной кончились военно-политические блоки, кончились союзы. Сегодня мы с Францией разделяем общие позиции, но это не значит, что Франция теперь не является союзником США. Никоим образом. Или что Германия теперь не является союзником США.

Это ошибочное представление. Наоборот, новая ситуация, после холодной войны, она в том и заключается, что каждая страна может откровенно заявлять и отстаивать свою политическую позицию. Но это не должно рассматриваться как что-то, направленное против другого.

Защищая нашу позицию по Ираку, нельзя эту политику интерпретировать как политику, направленную против США

Игорь Иванов
Защищая нашу позицию по Ираку, нельзя эту политику интерпретировать как политику, направленную против США. Мы являемся партнерами, и мы предостерегаем нашего партнера от ошибки.

Мы не хотим, чтобы Вашингтон совершил такую ошибку и чтобы потом были тяжелые последствия, в том числе и для интересов США.

Би-би-си: Патрик из Тайваня спрашивает, изменились ли ваши взгляды на Америку в ходе иракского кризиса.

Игорь Иванов: Мы неоднократно подчеркивали, что развитие партнерских конструктивных и предсказуемых отношений с США - это наш стратегический курс. При этом мы прекрасно понимали и понимаем, что у нас на этом пути могут быть разногласия, могут быть серьезные разногласия - допустим, разногласия в отношении договора по ПРО.

Вы знаете, что Россия выступала за сохранение договора по ПРО, тем не менее, Вашингтон вышел в одностороннем порядке из договора по ПРО. Но мы смогли сохранить диалог, и не только сохранить, но и развивать его дальше.

Конечно, Ирак - это серьезный экзамен для нас. И если мы сможем пройти этот экзамен таким образом, чтобы избежать ущерба для двусторонних отношений, я думаю, что и Россия, и США продемонстрируют и своему народу, и международному сообществу, что мы выходим на новый этап, на качественно новый этап сотрудничества.

По крайней мере, Россия будет действовать именно таким образом.

Би-би-си: Но если вы говорите, что не хотите портить отношения с Вашингтоном, как вы можете давить на США?

Игорь Иванов: Самый сильный инструмент в наших руках - это политика убеждения. Мы ведем постоянный диалог. Это прежде всего диалог на уровне президентов наших двух стран, это на уровне министров иностранных дел, на уровне министров обороны.

Сегодня, я думаю, не силой надо доказывать свою правоту, а именно политическими аргументами

Игорь Иванов
У нас очень много каналов диалога, и мы через диалог, через аргументы пытаемся вести нашу точку зрения. Сегодня, я думаю, не силой надо доказывать свою правоту, а именно политическими аргументами. И для этого сегодня у нас есть возможности, и мы их максимально стараемся использовать. Не всегда удается. Это тоже правда. Иногда удается, иногда не удается.

Но это процесс. И в конечном итоге, даже если это не удается, все равно нельзя отказываться от этого диалога, и мы будем и дальше продолжать активный диалог с Вашингтоном.

Об Америке

Би-би-си: Сомул из Вашингтона спрашивает: "Если ваша страна наложит вето на вторую резолюцию, будет ли это отражать общественное мнение в России? Будет ли это переломом в российской внешней политике?"

Игорь Иванов: Вы знаете, я бы выделил два момента.

В том, что касается общественного мнения России. Первое. В России подавляющее большинство - это я говорю совершенно ответственно - выступает против войны в Ираке. Я недавно встречался со всеми политическими фракциями Государственной Думы, нашего парламента, и все поддержали политику президента Путина против войны в Ираке.

С другой стороны, и это тоже очень важно, в России нет антиамериканизма фактически. У нас не было манифестаций с антиамериканскими лозунгами.

В России нет антиамериканизма

Игорь Иванов
Поэтому я думаю, что как бы ни развивалась ситуация вокруг Ирака... вместе с тем, надо признать, что если будет война, если США в одностороннем порядке начнут войну против Ирака, конечно, это скажется на общественном мнении России, конечно, это вызовет недовольство в нашей стране, среди нашего общественного мнения.

Но вместе с тем, наши стратегические интересы, я повторяю, они заключаются в том, чтобы эти отношения развивать. И я надеюсь, что совместными усилиями мы сможем преодолеть те трудности, которые сейчас возникают, объективные.

Би-би-си: Вы говорите, что общественное мнение будет поддерживать политику, если Россия применит вето или воздержится?

Игорь Иванов: Я относительно... Я уже, во-первых, сказал, что для России в таких острых вопросах, как кризис вокруг Ирака, воздерживаться - это не позиция, которую можно проводить, потому что России небезразлично, как будет решаться эта проблема, и небезразлично, как будет развиваться ситуация.

Поэтому скорее всего, и не то, чтобы скорее всего, а Россия вряд ли будет воздерживаться. Россия займет определенную позицию.

Би-би-си: И использует право вето?

Игорь Иванов: Я уже говорил, что право вето существует у каждого постоянного члена СБ ООН. Россия такое право имеет, и если ситуация того потребует, Россия, конечно, воспользуется своим правом вето как крайней мерой для того, чтобы постараться избежать худшего развития событий.

Об экономике и нефти

Наши экономические интересы, они не являются в данном случае определяющими

Игорь Иванов
Би-би-си: Еще один вопрос из Бразилии. Пол спрашивает, связана ли политика России с сотрудничеством Москвы с Багдадом, с нефтью и с теми деньгами, которые Ирак должен России.

Игорь Иванов: Россия имеет экономические интересы в Ираке. Мы действительно уже на протяжении многих десятилетий сотрудничаем с Ираком в экономической области. Но наша позиция по иракскому урегулированию определяется не теми экономическими интересами, которые у нас есть и которые мы, конечно же, хотим в Ираке сохранить, а прежде всего, интересами международной безопасности и стабильности.

И наши экономические интересы, они не являются в данном случае определяющими. Не они на первом месте стоят. На первом месте стоит политика и наши интересы сохранения мира и безопасности в этом регионе.

Об иракском режиме

Мы не хотели бы, чтобы на смену экспорту революции пришел теперь экспорт демократии

Игорь Иванов
Би-би-си: Вопрос от Юрия из России, с сайта bbcrussian.com. Он спрашивает, может ли Москва предложить Саддаму Хусейну политическое убежище в России для того, чтобы предотвратить войну.

Игорь Иванов: Вы знаете, на этот счет есть разные спекуляции. Я хочу официально заявить, что Россия не предлагала, не предлагает и не будет предлагать такого рода варианты ни Хусейну, ни руководителям никакого другого государства.

Мы считаем, что это было бы вмешательство во внутренние дела того государства, которому это предлагалось бы.

Иногда сегодня можно услышать в рассуждениях сторонников военного решения, что надо... Ведь посмотрите, сегодня уже почти не говорят о разоружении, что надо разоружать Ирак. Сегодня больше говорят уже о том, что надо сменить режим в Ираке и, второе, что надо привести в Ирак демократический режим - установить в Ираке демократический режим, который затем начнет процесс демократизации всего арабского мира.

Это уже вытекает, выходит вообще за пределы всех резолюций СБ ООН, которые раньше были. И возникает вопрос: а собственно, кто уполномочил кого-то устанавливать демократические режимы в других странах? Даже если это будет называться демократическим режимом...

Вы знаете, в период Советского Союза у нас был опыт такой, когда мы пытались устанавливать лояльные нашей стране, Москве, режимы. И, как вы знаете, этот печальный опыт завершился достаточно печально.

Так вот, мы не хотели бы, чтобы на смену экспорту революции пришел теперь экспорт демократии, потому что те народы, над которыми такого рода эксперименты будут проводиться, они могут очень дорогую заплатить цену за это.

О Чечне

В Чечне нет войны

Игорь Иванов
Би-би-си: Вот два похожих вопроса - от Феликса Агапова из Великобритании и от Фредди Сола, США. Главная проблема России, по их мнению, - чеченская война. Так почему же тогда вы выступаете против войны в Ираке, которая якобы тоже связана с борьбой с терроризмом?

Игорь Иванов: Прежде всего, в Чечне речь не идет о войне, а речь идет о политическом урегулировании внутренней проблемы. В Чечне нет войны. В Чечне идет борьба с международным терроризмом и параллельно идет процесс политического урегулирования.

Уже 23 марта в Чечне пройдет референдум по новой конституции, затем будут выборы президента, парламента, и мы уверены, что и дальше этот процесс, процесс политического урегулирования, будет набирать силу.

Вместе с тем, Россия является активным участником международной антитеррористической коалиции. И мы активно будем сотрудничать со всеми странами в борьбе с международным терроризмом, где бы ни был он.

Мы против терроризма. Мы считаем, что терроризм не имеет никакого оправдания, терроризм не связан ни с какой религией и ни с каким народом. Это преступники, с которыми надо бороться. И Россия всегда будет на стороне тех, кто ведет борьбу с международным терроризмом.

Ирак - это другая проблема. Решение проблемы Ирака, оно основывается на резолюциях СБ ООН. Так вот, мы должны выполнять эти резолюции СБ ООН.

В Ираке речь идет о том, чтобы завершить процесс разоружения Ирака, ликвидации в Ираке запрещенных видов оружия. И этого мы добиваемся. И мы считаем, что это можно сделать и нужно сделать, но политическим путем, политическими средствами.

О Северной Корее

Необходим прямой диалог между Северной Кореей и США

Игорь Иванов
Би-би-си: Джордж из США спрашивает, что Россия думает о ядерной программе КНДР и какими могут быть для Северной Кореи последствия нарушения тех соглашений, которые ограничивают ее ядерную программу.

Игорь Иванов: Здесь есть несколько аспектов.

Первое. Россия выступает за безъядерный статус Корейского полуострова. Второе. Россия выступает за строгое соблюдение договора о нераспространении ядерного оружия. Третье. Россия считает, что все ядерные программы, в данном случае северокорейская, должны быть под контролем МАГАТЭ.

Вместе с тем, мы считаем, что должны уважаться законные интересы безопасности Северной Кореи. Поэтому требуя, выдвигая требования, связанные с контролем над ядерными программами, мы вместе с тем должны решить и проблему безопасности Северной Кореи.

Именно поэтому мы считаем, что необходим прямой диалог между Северной Кореей и США, а Россия, со своей стороны, вместе с Китаем, вместе с Южной Кореей, вместе с Японией готова оказывать содействие такому диалогу.

О будущем

Я буду и дальше работать 24 часа [в сутки] для того, чтобы искать политический выход из этого кризиса и в СБ ООН, и вне его

Игорь Иванов
Би-би-си: Месфин из Эфиопии спрашивает, станет ли Россия снова когда-нибудь сверхдержавой, и если да, то когда.

Игорь Иванов: Вы знаете, Россия выступает за создание многополярного мира, в котором все государства, большие и малые, имели бы равные права, и интересы каждого государства в равной мере уважались бы.

Для этого необходимо укрепление ООН, для этого необходимо уважение Устава ООН и международного права. Если мы добьемся создания такого, многополярного, демократического, безопасного, мирового порядка, тогда само понятие сверхдержавы уже перестанет иметь значение.

Би-би-си: Последний вопрос. Возвращаясь к Ираку: что, по вашему мнению, произойдет на этой неделе, на следующей неделе? Стоит ли ждать голосования в СБ ООН и воспользуется ли Россия своим правом вето? Или дипломаты все-таки продолжат работу?

Игорь Иванов: Я вам могу сказать, что буду делать я. Я буду и дальше работать 24 часа [в сутки] для того, чтобы искать политический выход из этого кризиса и в СБ ООН, и вне его, и на двустороннем уровне, и на многостороннем уровне. Я уверен, что мои коллеги будут действовать таким же образом.

Седьмого числа у нас состоится заседание СБ ООН, на котором будут заслушиваться очередные доклады господина Бликса, руководителя UNMOVIC, и господина эль-Барадеи, руководителя МАГАТЭ.

Мне кажется, что голосование по проекту, представленному США, Лондоном и Испанией, оно не способствовало бы поиску политического урегулирования ситуации вокруг Ирака

Игорь Иванов
Затем, на основании этих докладов, мы будем предлагать дальнейшие действия, а именно: Россия, и я думаю, что Россию поддержат многие другие члены СБ, будет выступать за то, чтобы международные инспекторы могли продолжить свою работу в Ираке на основе конкретного плана и с учетом конкретных сроков.

Мне трудно сказать, что будет предпринимать, скажем, Вашингтон или Лондон. Может быть, сейчас, во время моих переговоров, мой коллега господин Стро мне расскажет, но я вам могу сказать только то, что буду делать я, и я вам об этом уже сказал.

Би-би-си: Но как вы думаете, смогут ли Россия и другие остановить США и Великобританию, не дать им довести эту резолюцию до голосования?

Игорь Иванов: Мне кажется, что голосование по проекту, представленному США, Лондоном и Испанией, оно не способствовало бы поиску политического урегулирования ситуации вокруг Ирака. И я бы, скажу вам откровенно, считал бы целесообразным этот вопрос не выносить на голосование.

Но не я вносил этот проект, не я автор этого проекта. В конечном итоге, авторам этого проекта принимать решение о том, вносить его на голосование или не вносить.


Игорь Иванов
Министр иностранных дел России отвечает на вопросы читателей Би-би-си

ПроектыПроекты
Конфликт с ИракомИракский кризис
Новости и анализ ситуации - на bbcrussian.com


СПЕЦВОЙСКА
 
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
 
ТАНКИ
 
ФЛОТ
 
АВИАЦИЯ
 
Материалы по теме:

04 03 03 | Конфликт с Ираком
04 03 03 | Конфликт с Ираком
03 03 03 | Конфликт с Ираком

 Отправьте эту страницу другу

 Вернуться Вернуться   Би-би-си - Русская служба
 Пишите нам: russian@bbc.co.uk
© BBC
BBC World Service
Bush House, Strand, London WC2B 4PH, UK.

Новости, аудио и информация на 44 языках