БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 09 мая 2008 г., 12:22 GMT 16:22 MCK
Концепция будущего? "Citius, Altius, Fortius!"

Просмотр в отдельном окне

как получить ссылку на

Павел Аксенов
Би-би-си, Москва

"Быстрее, выше, сильнее" - этот спортивный девиз вполне может подойти в качестве краткого описания концепции армии будущего.

Войска должны будут развертываться "быстрее", при этом возрастет их боевая мощь, то есть они станут "сильнее". Наконец, роль авиации станет еще заметнее, то есть вооруженные силы будут действовать "выше".

В самом начале прошлого века братья Райт неузнаваемо изменили облик войны. Появление авиации можно сравнить разве что с изобретением пороха.

Военнослужащий за компьютером (фото с сайта www.fcs.army.mil)
В армии XXI века компьютер так же важен, как автомат
Теперь в мире происходят, возможно, не менее радикальные перемены, связанные с развитием информационных технологий. И, возможно, уже через пару десятков лет вооруженные силы будут отличаться от нынешних не меньше, чем армии Второй мировой войны от наполеоновской.

Концепция армии будущего окончательно разработана, утверждена и уже осуществляется. Правда, только в одной стране - Соединенных Штатах Америки.

Программа Future Combat Systems - "Боевые системы будущего" - начала разрабатываться с 1995 года. С 2003 года Пентагон приступил к ее реализации, через пять лет начнется промышленное производство ее компонентов. А к 2030 году в американских вооруженных силах должны появиться уже не менее 30 полностью укомплектованных по-новому бригад.

Опытные соединения, своего рода войсковые испытательные центры, уже действуют в Ираке - там развернуты так называемые "Страйкер-бригады", сформированные по принципу бригад армии будущего. Однако это лишь часть масштабнейших испытательных работ, большая часть которых проводится в США.

Стоит отметить, что составные части этой концепции, ее элементы разрабатываются не только Пентагоном. Более того, американцы активно используют опыт других стран в создании оружия нового поколения. Но пока только Америка свела все в единую программу.

Скованные одной сетью

Наверное, самым главным отличием армии будущего (в ее западном понимании) от современной станет единое информационное пространство, в которое будут включены все компоненты вооруженных сил.

Солдат испытывает новое оборудование на полигоне в Форт-Блиссе (фото с сайта www.fcs.army.mil)
Современные средства связи и управления доходят до каждого солдата
Эта доктрина получила на Западе название Network-centric warfare ("сетецентричное", то есть выстроенное вокруг информационной сети, ведение войны). Сеть станет не просто связующим звеном, а своего рода скелетом вооруженных сил, на который будут опираться все остальные компоненты.

В концепции Future Combat Systems офицер на командном пункте сможет получить информацию из любой точки - от камеры на шлеме каждого солдата или на башне танка, данные со спутника, беспилотного аппарата и даже специального сенсора, установленного в тылу врага.

На поле боя информация будет передаваться в специальные боевые машины информационного обеспечения - своего рода бронированные серверы, а затем - через спутники в компьютеры командования.

И в обратном порядке - к каждому солдату, танку, вертолету.

Информацией также обмениваются "по горизонтали" все непосредственные участники боевых действий, что окончательно делает систему похожей на интернет.

Такая система управления, по мнению разработчиков, позволяет командованию добиваться беспрецедентного уровня координации действий солдат и техники, повышая их эффективность в десятки раз.

Сбор информации будет осуществлять, помимо участников боевых действий, масса различных сенсоров и датчиков. Часть из них будет забрасываться на территорию противника тайно - диверсионными группами и летательными аппаратами, часть будут устанавливать солдаты в тех местах, где необходимо создать охраняемую зону.

Роботехника

Такой плотный информационный поток позволит применять в большом количестве роботизированную боевую технику.

Беспилотные летательные аппараты существуют во многих странах мира, ими уже никого не удивишь.

Беспилотный разведывательный вертолет IV UAV (фото с сайта www.fcs.army.mil)
Этому вертолету пилот не нужен
В российской армии их использовали во время боевых действий в Чечне. Широко пользуются услугами дронов израильтяне. Дозор и разведка на палестинских территориях с беспилотников ведется весьма активно.

Израильские аппараты, кстати, популярны во многих странах - недавние инциденты с грузинскими беспилотниками являются тому примером.

Имеются и сообщения об атаках ударных дронов - по некоторым данным, их использовали американцы для воздушных атак против объектов "Аль-Каиды" на севере Пакистана.

В Future Combat Systems дистанционно управляемым системам отведена ключевая роль.

На земле это будут различные машины снабжения, разведки и дозора, начиная с самых малых, способных пробраться незамеченными на базу противника, и заканчивая тяжелыми грузовиками, самостоятельно доставляющими груз на передовую.

Множество больших и малых дронов будут осуществлять поддержку с воздуха, причем и тут размеры и назначение машин будут самые разные - начиная с высотных автоматических разведчиков, и заканчивая дронами, которые будут носить в рюкзаке солдаты.

Броня крепка

Основные принципы современной бронетехники в том или ином виде приняты всеми странами-производителями танков и бронетранспортеров.

Во-первых, это "модульная" конструкция, относящаяся не только к наземной технике, но зачастую и к кораблям. Имеется в виду, что существует некое базовое шасси, на которое можно установить боевое отделение, выполненное в виде сменного модуля.

Элемент сборного танка MCS (фото с сайта www.fcs.army.mil)
Боевые машины будущего станут собирать из модулей
Российский ВПК активно развивает эту идею. Для БМП и БМД создаются боевые блоки, зачастую новые машины создаются на базе старых с изменением лишь боевой части.

Американская программа также предусматривает целый набор различных боевых машин, сконструированных по модульному принципу - самоходных гаубиц и минометов, танков, машин связи, БМП и так далее. Причем американцы полагают, что эти машины можно будет собирать в ходе боевого развертывания прямо на месте.

Транспортировка

Одним из самых уязвимых и сложных моментов в ведении войны является переброска и обеспечение войск.

В FCS задача по подвозу боеприпасов на передовую будет отчасти решаться использованием автоматических грузовиков.

Что касается развертывания, то тут разные страны ищут свои пути.

В России военные пока не пытаются найти новые способы быстрого развертывания. С одной стороны, полагают в Минобороны, в случае внешней агрессии армии вполне хватит железнодорожной сети. С другой - для зарубежных операций существует парк тяжелых и сверхтяжелых транспортных самолетов.

Что касается американской программы FCS, то задача добиться "сверхбыстрого" развертывания сильно осложнила работу ученым и конструкторам.

В настоящее время, чтобы перевезти, например, самоходную гаубицу "Палладин", нужен тяжелый транспортник С-17. Однако такой самолет не может сесть на плохо подготовленный аэродром, то есть доставить танк или самоходку в любую точку планеты. Средние транспортные самолеты, такие, как С-130, обходятся без аэродромов с бетонной влетно-посадочной полосой, но не способны поднимать тяжелую технику. А доставляя ее к месту по частям, армия будет терять драгоценное время, не говоря уже о том, что нужно будет перевозить и мобильные мастерские.

Транспортная машина MULE-T с дистанционным управлением (фото с сайта www.fcs.army.mil)
Эта машина с дистанционным управлением называется "Мул" и перевозит 600 кг груза
Есть несколько предложений, как справиться с этой проблемой. Построить, например, легкий, но прочный танк из композитных материалов. Такие работы ведутся в Великобритании и США, однако об успехе говорить пока рано.

Другой вариант - создать новые средство транспортировки. И вот тут появились весьма необычные идеи. К примеру, Агентство передовых исследований Пентагона - DARPA - всерьез рассматривает возможность транспортировки грузов на сверхгрузоподъемных дирижаблях.

Например, проектируемый аппарат Walrus сможет поднять в воздух тысячу тонн груза и доставить его в любую точку планеты со скоростью 100-200 километров в час. Не самолет, конечно, но быстрее корабля.

Существуют и другие экзотические проекты, такие как использование огромных автожиров или гибридных аппаратов - полудирижаблей-полупланеров.

Однако все они пока еще не вышли из стадии рассмотрения концепции, и проблема транспортировки остается одной из ключевых, ибо она ставит под сомнение одно из самых главных качеств армии будущего - быстроту развертывания.

Нелетальность

Наконец, армии будущего должны, согласно замыслу, стать "гуманнее".

Новая тактика подразумевает удары по ключевым точкам (узлам связи, штабам, коммуникациям, и так далее), а не по живой силе. Высокоточное оружие позволит уничтожить, к примеру, вражеский командный пункт, не засыпая весь квадрат бомбами или снарядами.

Но главное - ведутся работы над несмертельным оружием, таким, как микроволновая пушка, уже испытывающаяся в Ираке.

Она, правда, больше подходит для усмирения демонстраций, чем для боев, но демонстрирует направление мысли военных конструкторов и ученых.

Альтернативы

Future Combat Systems - одна из самых дорогостоящих военных программ в истории. Пока никто, кроме США, не решился на столь радикальные перемены. И хотя на первый взгляд они кажутся логичными - со времен Второй мировой войны управление войсками и получение как можно более полной информации о противнике рассматривается как ключевой фактор боеспособности войск, - у программы есть и критики.

Транспортный дирижабль Walrus (фото с сайта www.gizmag.com)
Проектируемый дирижабль Walrus пазмером в футбольное поле сможет доставить 15-16 тяжелых танков в любоую точку планеты
Научный сотрудник центра Карнеги, руководитель программы нераспространения оружия массового поражения Александр Пикаев считает, что основным мотивом разработки программы FCS является огромный военный бюджет США, который нужно осваивать.

"В Соединенных Штатах военный бюджет подходит к отметке в полтриллиона долларов. Естественно, нужно чем-то оправдывать подобные траты", - говорит он.

"В США разрабатываются самые различные системы, в том числе и экзотические. Насколько они эффективны? Этот вопрос остается открытым. Они чрезвычайно уязвимы, так как в большой степени зависят от средств космического базирования, спутников связи. Вывод этих спутников из строя может в значительной степени подорвать всю систему и обесценить миллиарды, десятки миллиардов долларов, которые будут потрачены на ее создание", - полагает Пикаев.

Однако британский военный эксперт Пол Бивер находит эти траты оправданными.

"Система будет дорогостоящей. Но в конце концов она сбережет американцам деньги. У американцев есть одна проблема - им не хватает людей, чтобы управлять техникой. И они просто вынуждены использовать новейшие технологии. А новые технологии всегда дорого стоят."

Бивер не верит, что ассиметричный ответ окажется эффективным.

"Те, кто критикуют эту систему, неправы. Они заблуждаются, считая, что она слишком сложна, и если сбить все спутники, то она рухнет. Американцы отдают себе отчет в том, где у нее слабые места, и позаботятся о том, чтобы они были надежно прикрыты."

Руководитель российского Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок напоминает, что будущая американская армия останется беззащитной перед ядерным оружием. Кроме того, он утверждает, что ставка на роботехнику также является ошибкой.

"В случае ядерного удара все эти беспилотники попросту упадут на землю. Американцы слишком зависят от интернета, они не предусматривают ручного управления. Кстати, в России это уже предусматривается в военном планировании", - говорит Цыганок.

Бивер считает, что на основании видеоклипов не стоит судить об окончательном виде армии будущего.

SUGV (Small Unmanned Ground Vehicle) в руках у солдата (фото с сайта www.fcs.army.mil)
Крошечный робот с дистанционным управлением может действовать в домах, подвалах и канализации
"Как и всякий великий замысел, он видоизменяется по мере воплощения в жизнь. Я могу легко предположить, что программа будет реализована через десяток лет. Эта армия будет легкой и простой в развертывании. Единственный вопрос, смогут ли они создать всю систему целиком - или частично".

Несмотря на сомнения и критику, столь серьезный вызов не может повиснуть в воздухе. На него надо как-то реагировать - либо развивать столь же сложную концепцию вооруженных сил, либо придумывать свою, ассиметричную систему, которая при сравнительной дешевизне позволит эффективно противостоять армии будущего.

Пикаев считает, что Россия не может тратить столько же средств на модернизацию вооруженных сил и просто вынуждена расставлять приоритеты. Одним из таковых он считает космические войска, которые могут при сравнительно небольшом вложении средств сильно повысить боеспособность армии.

По его мнению, главным средством противодействия "армии будущего" является противоспутниковое оружие: "Все это хорошо известно, Советский Союз занимался этим длительное время, и наработки здесь существуют".

Цыганок полагает, что Россия не разрабатывает свою концепцию армии будущего не по финансовым причинам.

"Мы, к сожалению, до сих пор еще не знаем, какая нам нужна военная доктрина, - говорит он. - В Министерстве обороны до сих пор не знают, кто отвечает за нее. Министр обороны не в состоянии, у него недостаточно опыта. Но кто-то, видимо, должен, начальник Генштаба или его заместитель должен быть ответственным за военную доктрину".

Впрочем, нельзя сказать, чтобы российское военное руководство совсем не обращало внимания на модернизацию вооруженных сил.

Совсем недавно начальник Генштаба Юрий Балуевский сказал, что "российской армии необходимо иметь вооружение ХХI-ХХII веков".

Однако генерал имел в виду только оружие, технику. О какой-либо концепции армии будущего в России пока всерьез не говорят.




 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги