Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: суббота, 13 января 2007 г., 22:25 GMT 01:25 MCK
Глобальное потепление: как быть обывателю?
Валерий Краснов (слева) и Юрий Израэль
Валерий Краснов (слева) и Юрий Израэль в студии Би-би-си в Москве
В Москве в середине января на деревьях набухают почки, в Краснодаре распускаются подснежники, а в Ницце продолжается пляжный сезон. Стоит ли бояться климатических изменений, может ли человек влиять на процессы глобального потепления, и как вести себя обывателю в быстро меняющемся мире?

Об этом ведущий программы "Радиус" Олег Антоненко говорил с директором Института глобального климата и экологии, академиком Юрием Израэлем, доктором технических наук, директором Гидрометеорологического научно-исследовательского центра Российской Федерации (Гидрометцентром России) Романом Вильфандом, а также профессором, директором Института психиатрии Валерием Красновым.


Би-би-си: В научном сообществе нет единого мнения о том, является ли изменение климата результатом человеческой жизнедеятельности, или это процессы естественного происхождения, или оба этих фактора оказываются решающими. Есть ли за что корить себя человечеству?

Юрий Израель: Прежде всего: нынешняя ненормальная погода является аномалией, которая бывала и раньше. Помните Пушкина: "Зимы ждала, ждала природа. Снег выпал только в январе, на третье в ночь... ". По новому стилю это 15 января, а у нас уже выпадал снег. Аномальная погода сейчас и на европейской части России, и за Уралом, и во всей Европе, и даже в США.

Би-би-си: Некоторые ученые говорят, что новая волна потепления началась давно, с 1975 года примерно, то есть более 30 лет назад. Насколько верна эта оценка?

За 150 лет инструментальных наблюдений температура на Земле повысилась на 0,6-0,7 градуса, а за последние 25 лет произошло ускорение этого процесса. Погода сейчас действительно ненормальная
Роман Вильфанд, Гидрометцентр России
Роман Вильфанд: За 150 лет инструментальных наблюдений температура на Земле повысилась на 0,6-0,7 градуса, а за последние 25 лет произошло ускорение этого процесса. Погода сейчас действительно ненормальная. Я слышал высказывание по этому поводу, что у природы произошел психический срыв. За последние 150 лет ничего подобного еще не наблюдалось, такой погоды, как говорят, и старики не помнят. Но, учитывая, что нашей старушке-планете несколько миллиардов лет, подобные погодные аномалии, конечно же, были раньше.

Би-би-си: Насколько повинен в этом человек?

Ю.И.: Существует межправительственная группа экспертов, которую основала ООН, в нее входят тысячи ученых, а я являюсь вице-председателем этой большой комиссии. Она считает, что на потепление влияют и естественные причины, и антропогенное воздействие. Повышение температуры произошло после того, как начала бурно развиваться промышленность, и сжигание органического топлива привело к тому, что в атмосферу выбрасывается большое количество парниковых газов (двуокись углерода, закись азота, метан, фреоны, и ряд других).

Би-би-си: Справедливо ли обсуждение Киотского протокола, и действенны ли механизмы внутри этого протокола для того, чтобы остановить негативные последствия человеческой жизнедеятельности?

Ю.И.: Рамочная конвенция ООН по изменению климата 1992 года и Киотский протокол 1997 года (а начал он действовать только в 2005 году) имеют главной целью стабилизацию парниковых газов на уровне, не представляющем опасности антропогенного воздействия на климатическую систему. В то же время наука еще не ответила на вопрос, что является опасным для климатической системы, поэтому Киотский протокол не имеет научного обоснования. Более того, взятые развитыми странами обязательства по Киотскому протоколу невелики, к сожалению, и не привели, да и не могли в ближайшее время привести к уменьшению концентрации газов. В результате стоит ожидать только небольшого замедления повышения концентрации, и то в случае постоянного исполнения этих обязательств.

Би-би-си: Вы согласны с этой оценкой, г-н Вильфанд?

Р.В.: Я близок к этой точке зрения. Действительно непонятно, каков же вклад антропогенной деятельности (увеличения эмиссии парниковых газов), и каков вклад природной изменчивости. Это сугубо научная проблема, и ответ на нее отсутствует. Даже в рамках упоминавшейся комиссии нет определенности в этом вопросе. Ряд ученых ожидает повышения температуры на один-полтора градуса, другие придерживаются экстремальной точки зрения, что в ближайшие 100 лет температура повысится на пять с половиной градусов.

Би-би-си: Жители России привыкли к снегу, без него тоскливо, многих это угнетает, появляются депрессивные состояния. Что нужно делать человеку, чтобы несколько улучшить свое самочувствие?

Человек - существо, наиболее приспособленное ко всем переменам, и никакой катастрофы, в связи с происходящим, с человеком не будет
Валерий Краснов, Институт психиатрии
Валерий Краснов: Некоторым нравится такая погода, хотя человек в силу своего развития привык к смене времен года, это запрограммировано биологически. Определенное испытание для человека, живущего в нашей полосе, отсутствие зимнего солнца, снега, той естественной атмосферы, которая всегда окружает человека в наших широтах в зимнее время. Но человек - существо, наиболее приспособленное ко всем переменам, и никакой катастрофы, в связи с происходящим, с человеком не будет.

Би-би-си: Сумасшедший темп жизни, существующий сейчас, помогает ли людям справиться с такими глобальными вызовами природы - климатическими изменениями?

В.К.: Рабочая нагрузка, потребность в деятельности и, возможно, сама деятельность, способствуют преодолению всех трудностей, в том числе и природно-климатических.

Би-би-си: Насколько может быть опасным повышение температуры в смысле повышения уровня Мирового океана? Можно ли говорить, что российские города, например, Санкт-Петербург, в этом случае ожидает некая печальная судьба, и если это будет происходить, то о каком примерно времени идет речь?

Р.В.: Какой бы аномально теплой ни была эта зима, сопоставлять ее с климатическими изменениями не стоит. Климатические характеристики усредняются за продолжительный период времени, например, за 30 лет. И вклад этой необычайно теплой зимы в 30-летние результаты будет очень незначительным.

Би-би-си: Где находится та точка кипения, при которой процессы глобального потепления будут необратимы? До какой температуры должна повыситься среднегодовая температура по планете?

Р.В.: Я думаю, что повышение температуры на четыре градуса уже будет катастрофическим событием.

Мы сейчас живем в период потепления, но сменяющийся на похолодание, и обсуждаемое потепление наших дней - это, с моей точки зрения, некоторое микропотепление на фоне общего снижения температуры
Юрий Израэль, Институт глобального климата и экологии
Ю.И.: Если говорить о климате за большой промежуток времени (геологическом промежутке), то надо понимать, что климат развивается циклически. Периоды оледенения сменяют периоды потепления. Мы сейчас живем в период потепления, но сменяющийся на похолодание, и обсуждаемое потепление наших дней - это, с моей точки зрения, некоторое микропотепление на фоне общего снижения температуры. Довольно острое, небольшое (0,5 градуса за последние 140 лет), и даже оно может привести к появлению более частых наводнений, засухам, ураганам - поэтому на него обращают внимание. Хотя есть и большие плюсы: например, с потеплением в такой холодной стране, как Россия; меняется вегетационный период, что сказывается на сельском хозяйстве.

А что касается происходящего за многие годы, то миллион лет назад температура была выше на 10-12 градусов, и концентрация парниковых газов (например, двуокиси углерода), которая сейчас составляет 380 молекул на миллион молекул воздуха, была порядка шести тысяч молекул.

Би-би-си: Британские ученые в прошлом году опубликовали один доклад, в котором говорилось, что нынешние температуры самые высокие за последние 2400 лет.

Ю.И.: Это сравнительно небольшой период времени, но если говорить о последнем столетии, то с 1910 до 1940 было существенное потепление (в Арктике легко плавали корабли), потом было легкое похолодание, а теперь существенный подъем температуры. Ученые давно заметили, что после крупных извержений вулкана происходит снижение температуры, за счет выброса в тропосферу газов, аэрозольных частиц, снижающих солнечную радиацию.

Би-би-си: Существует концепция, согласно которой с 20-х годов нынешнего столетия может произойти понижение температуры. Что говорит в пользу этой теории?

Р.В.: Есть ряд исследований, основанных на моделировании крупномасштабных процессов. По мнению большинства ученых, потепление или похолодание зависят от взаимодействия трех компонентов климатической системы: атмосферы, океана и континента. Есть работы, которые показывают, что медленное крупномасштабное понижение температурного режима действительно возможно после 2020 года.

Ю.И.: Что касается порога повышения температуры, то предполагается, что в среднем два-два с половиной градуса - это еще опасно, в то время как три или четыре опасно тем, что могут участиться острые последствия. Поэтому на это и надо обращать внимание, и для этого-то и принят Киотский протокол. Но он очень медлителен, со слабой научной базой. Нужно использовать и другие методы, потому что на климат влияет большое количество факторов, порядка 20, а мы используем только борьбу с парниковыми газами.

Би-би-си: Что опаснее, с точки зрения психиатрии, для человека: сама погода, или непрекращающиеся апокалиптические разговоры?

В.К.: Разговоры о катастрофах, тем более глобальных, наносят ущерб здоровью, поскольку включают механизмы беспокойства, тревоги, напряженности. Хотя сам человек способен справиться с такого рода колебаниями, они не катастрофичны. Кроме того, у нас есть и резервы территориальные, и резервы здоровья.

Би-би-си: Что нас ждет в феврале?

Р.В.: По предварительным оценкам мы ожидаем, что 10-15 градусов мороза будут типичными для февраля.

Би-би-си: Возможно ли регулирование климата?

Ю.И.: Да, возможно. То, что мы пытаемся сделать с парниковыми газами - это тоже некий способ регулирования. Но нельзя останавливаться только на нем. Это дорогие, еще не доказанные наукой методы. Для осуществления Киотского протокола требуется примерно 18 триллионов долларов за 100 лет.

Би-би-си: Может быть, здесь играет роль психологический фактор: человечество выступает единым фронтом, и в будущем оно может сталкиваться с такими вызовами?

Ю.И.: Совершенно верно, но нельзя же оставаться в рамках одного метода. Для этого и существует наука. Около 35 лет назад по предложению академика М.И.Будыко возникла идея искусственно организовать вулканические извержения небольшой силы, но выносящие стратосферные аэрозоли на высоту 10-14 километров. Они могут существенно снизить прямое солнечное излучение, и в результате понизить температуру на один-два градуса. Это можно и нужно сделать не для конкуренции с Киотским протоколом, а для того, чтобы иметь второй способ, который будет наготове в случае возникновения серьезных неприятностей.



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги