БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 26 марта 2009 г., 11:53 GMT 14:53 MCK
Роальд Сагдеев: в каком-то смысле ожидания оправдались
Роальд Сагдеев (фото с сайта Мэрилендского университета)
Конечно, съезд народных депутатов кардинально отличался от съезда Верховного Совета
Роальд Сагдеев,
академик

В преддверии 20-й годовщины выборов первого съезда народных депутатов СССР BBCRussian.com публикует серию интервью с теми, кто в 1989 году участвовал в избирательной кампании и работе съезда.

Роальд Сагдеев, российский физик, академик, член-корреспондент Академии наук СССР с 1964 года. В 1989 - 1991 годах - народный депутат СССР. Живет в США с 1990 г, работает в Мэрилендском университете.

C ним беседовала Татьяна Гоник.


Би-би-си: Почему в 1989 году вы решили баллотироваться в народные депутаты?

Роальд Сагдеев: К тому моменту я был уже довольно сильно вовлечен в политику, в течение полутора лет являлся депутатом Верховного Совета самого последнего созыва. Попал я туда по случайному драматическому поводу.

После того, как произошла знаменитая печальная катастрофа на Черном море, когда пассажирский лайнер "Адмирал Нахимов" столкнулся с сухогрузом, погибло около 800 человек. Тогда сняли начальника черноморского пароходства в Одессе, и он потерял свое место в Верховном Совете. Мне позвонили и сказали, что на оставшиеся полтора года меня туда выбирают. Тогда я сделал для себя вывод, что, по-видимому, Горбачев решил, что космическая навигация гораздо безопаснее, чем морская.

Но, конечно, съезд народных депутатов кардинально отличался от съезда Верховного Совета.

На первом этапе меня забаллотировали вместе с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Реакция научной общественности была совершенно неожиданной. Собрался огромный митинг, несколько тысяч научных работников пришли к зданию президиума и требовали пересмотра этого решения.

Я помню лозунги, которые несли люди: "Если не Сахаров, то кто?" В итоге состоялся второй раунд. Я буду всегда гордиться тем, что мы с Андреем Дмитриевичем договорились быть друг у друга доверенными лицами во время той предвыборной кампании.

Ну, а потом началась работа этого съезда, которая была довольно короткой, меньше полутора лет, после чего состоялся так называемый самороспуск.

Би-би-си: Какие моменты той избирательной кампании вам особо запомнились?

Самым большим достижением этого съезда была отмена шестого пункта Конституции, который определял КПСС как единственную политическую партию в советской системе

Р.С.: Несмотря на то, что это были не публичные выборы, а выборы от Академии наук, все же нужно было выступать во многих институтах с предвыборной программой, знакомить людей со своей платформой. И вопросы, которые задавали, тогда казались совершенно поразительными. Например, у меня спрашивали, как я отношусь к скандинавской форме социализма!

Я помню, как на последнем собрании всех кандидатов от Академии в актовом зале МГУ выступал Андрей Дмитриевич Сахаров. Так после его выступления один академик встал и сказал, что при всем уважении к Сахарову он вынужден отвести его кандидатуру. Почему? Потому что слово "социализм" в программе Сахарова упоминалось только один раз.

Следующим должен был выступать я, и я сразу сообразил, что в моей программе слово "социализм" не упоминается ни разу.

Тогда, конечно, консерваторы хотели выбрать Сахарова в качестве мишени. Но в итоге, хотя и Андрей Дмитриевич, и я с ним заодно получили минимальный перевес над проходным баллом, нас все же избрали.

Би-би-си: Какими были ваши надежды? И можно ли сказать, что ожидания оправдались?

Р.С.: Конечно, в каком-то смысле ожидания оправдались. Самым большим достижением этого съезда была отмена шестого пункта Конституции, который определял КПСС как единственную политическую партию в советской системе.

И когда этот пункт был отменен, стало возможно выходить с разными идеями. Это, безусловно, было большое достижение, несмотря на то, что подавляющее большинство народных депутатов представляли партийные круги. Либеральная группировка была сравнительно небольшой.

Ну, а разочарования? Мы, конечно, надеялись на то, что процесс демократических реформ пройдет гораздо более гладким способом, и что, в конце концов, страна сможет вырулить к какой-то новой форме политических свобод, к демократии, но без тех экономических катаклизмов, в результате которых пострадало большинство населения России.



МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги