БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 26 марта 2009 г., 13:18 GMT 16:18 MCK
Николай Шмелев: я получил больше голосов, чем Сахаров
Николай Шмелев (фото с сайта ras.ru)
Столкновение точек зрения, столкновение персоналий, участие тех, кто собирался голосовать, в дискуссиях, обсуждениях, все это пробудило людей, люди проснулись.
Николай Шмелев
(фото с сайта ras.ru)

В преддверии 20-й годовщины выборов делегатов первого съезда народных депутатов СССР BBCRussian.com публикует серию интервью с теми, кто в 1989 году участвовал в избирательной кампании и работе съезда.

Николай Шмелев, российский экономист и литератор. Член-корреспондент РАН, академик РАН, с 1999 года - директор Института Европы РАН. В 1989-1991 годах - народный депутат СССР. C ним беседовала Татьяна Гоник .


Би-би-си: Что вас побудило в 1989 году пойти на выборы и стать народным депутатом?

Николай Шмелев: Я по профессии человек общественный и всегда переживал за то, что с нами происходило и происходит.

Летом 1987 года мне удалось опубликовать статью, которая произвела сильное впечатление на советское общество [статья "Авансы и долги", опубликованная в июньском номере журнала "Новый мир"]. Ее обсуждали на всех углах и перекрестках. И Академия наук, в которой я фактически работаю всю жизнь, выдвинула меня в депутаты, причем как-то очень здорово поддержали тогда мою кандидатуру.

Я получил даже больше голосов, чем Андрей Дмитриевич Сахаров. И вот так я стал народным депутатом СССР.

Би-би-си: Чем вам запомнилась та избирательная кампания?

Н.Ш.: Я бы сказал, что та кампания 1989 года, несмотря на то, что сопротивление партийного аппарата, особенно на местах, довольно сильно ощущалось, была наиболее демократичной за последующие 20 лет.

Ну, это мое личное мнение. Столкновение точек зрения, столкновение персоналий, участие тех, кто собирался голосовать, в дискуссиях, обсуждениях, все это пробудило людей, люди проснулись и были очень активны.

С тех пор дремота довольно обстоятельно распространилась по нашей стране. А тогда была весна, были надежды, ведь впервые на памяти трех поколений происходило такое: выбирайте этого, а хотите - этого. И сама возможность такого выбора людей поднимала, оглушала.

Би-би-си: Вы могли бы сегодня вспомнить какие-то яркие эпизоды той поры, которые врезались в память?

Конечно, ожидания не оправдались. Надежды связывались с тем, что возобладают здравый смысл и некоторое сочувствие к людям

Н.Ш.: Более всего мне запомнились голоса наиболее ярких или наиболее крикливых. Среди депутатов были и те, и другие. Бывало, что и тельняшку на груди рвали, чтобы выкрикнуть свои идеи. Были и крики, и топанье ногами, и свисты. Иными словами - Новгородское вече в пределах Кремлевского дворца.

У меня, впрочем, были склонности к нормальным людям, которые готовы были добросовестно работать. В первую очередь к самому большому среди всех нас идеалисту - Андрею Дмитриевичу Сахарову, который какой-то даже элемент святости придал и самим выборам, и депутатскому корпусу.

Были и трагедии. На первой сессии ушла грузинская делегация, когда были печальные события в Тбилиси, разгон демонстрации. Я виню, скорее, местные власти или просто тех военных, которые выполняли приказ. Это не была вина нашего лидера, он в силу своего характера пытался от этого уйти.

Би-би-си: Какие надежды вы связывали с вашей депутатской работой? И можно ли говорить о том, что ожидания оправдались?

Н.Ш.: Конечно, ожидания не оправдались. Надежды связывались с тем, что возобладают здравый смысл и некоторое сочувствие к людям.

Потому что я в своих выступлениях пропагандировал не какие-то идеологические конструкции, а всегда был сторонником обыкновенного христианского здравого смысла. Мне казалось, что против аргументов, диктуемых элементарным здравым смыслом и ничем больше, возражать невозможно, что оспорить их нельзя!

Но находились те, кто возражал. И несколько моих предложений по разным причинам были отклонены, о чем Михаил Сергеевич и по сей день сожалеет. Ну а причины были разные - и групповые, и идеологические.

Би-би-си: Что это были за предложения?

Н.Ш.: Например, в то время всю экономическую обстановку в стране губил излишек денег над товарной массой. Магазины были пустые, прилавки зияли, а денег у населения было полно, только купить на это было нечего.

У меня было довольно практичное предложение: выделить определенную сумму, накупить на эти деньги за границей товаров широкого потребления, причем закупить по очень выгодной цене. По тогдашнему валютному курсу можно было за 10 копеек выкупить у населения целый рубль. Но - не пошло. И вот этот что называется money overhang, денежный навес, развалил советскую экономику, не сумели с нею сладить, ну а потом пошло-поехало.

Конечно, мы все надеялись на то, что откуда-то придут умные, честные, благородные люди. Да, была такая иллюзия, но довольно быстро пришлось с ней расстаться. Пришли такие же ушлые ребята, может, даже в каком-то смысле еще менее чистоплотные. Но приходится жить. Как говорил когда-то наш вождь и учитель: "Других писателей у меня для тебя нэту!"



МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги