БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 25 марта 2008 г., 13:40 GMT 16:40 MCK
Госдеп США: мы не пытаемся пристыдить Россию
Заместитель госсекретаря США Дэвид Крамер
Вашингтон говорит, что демократизация России отвечает интересам США
В Вашингтоне приступил к исполнению обязанностей новый заместитель государственного секретаря по вопросам демократии, прав человека и труда Дэвид Крэмер.

Он в течение трех лет был заместителем Дэниэла Фрида - человека, отвечающего в государственном департаменте за отношения с Европой и, как многие считают, одного из авторов идеи размещения американской ПРО в Польше и Чехии. Крэмер занимался связями с Россией, Украиной, Белоруссией и Молдавией. Бывший сотрудник академических центров теперь получил повышение. В качестве заместителя госсекретаря по демократии, правам человека и труду Крэмер, кажется, обречен продолжать дискуссии о демократии на постсоветском пространстве.

В своем первом интервью после назначения на новый пост Дэвид Крэмер рассказал обозревателю Русской службы Би-би-си Константину Эггерту о проблеме распространения демократических ценностей на постсоветском пространстве, "двойных стандартах" и непростых отношениях с Россией.


Би-би-си: Остается ли идея распространения демократических ценностей актуальной для Вашингтона?

Дэвид Крэмер: Идея распространения демократических ценностей продолжает оставаться очень актуальной для американского правительства. И превращение стран, которые не являются демократическими, в демократические, отвечает интересам не только США, но и демократических государств всего мира. Демократические страны, по аксиоме, не будут воевать друг с другом. Поэтому мы хотим поддержать демократические принципы, хотим поддержать развитие демократического общества, хотим поддержать "хорошие" правительства всего мира. Кроме того, как мне кажется, важно указать странам, которые не идут по этому пути, что они с него сбиваются. Речь не идет о том, что есть лишь одна модель - американская, - которой нужно следовать. Каждая страна будет развиваться по-своему, но у демократических стран есть общие черты. Именно поэтому, как мне кажется, важно пытаться продолжать эту работу.

Би-би-си: В чем же тогда суть спора с Россией, ведь представители российских властей, российские эксперты, многие прокремлевские СМИ как раз и говорят, что Россия идет к демократии, но своим путем?

Давление на журналистов, на неправительственные организации; трудности, с которыми сталкиваются оппозиционные силы при попытках провести акции протеста и митинги и даже пройти регистрацию для участия в выборах - все эти факторы вызывают у нас озабоченность
Д.Р.: Я думаю, что мы по-разному смотрим на этот вопрос, если из России он видится таким образом. Та обеспокоенность, которую мы озвучили, хорошо известна. [В частности] это обеспокоенность по поводу чрезмерной централизации власти. Если вспомнить отмену выборов губернаторов, то необходимость принятия такой меры объяснялась ситуацией с захватом школы в Беслане. Но я думаю, что [наша] обеспокоенность была вызвана тем, что уменьшилась степень ответственности представителей властей перед гражданами страны. Давление на журналистов, на неправительственные организации; трудности, с которыми сталкиваются оппозиционные силы при попытках провести акции протеста и митинги и даже пройти регистрацию для участия в выборах - все эти факторы вызывают у нас озабоченность. Мы заявили об этой обеспокоенности как открыто, так и в частных беседах. И нам кажется необходимым продолжать такую политику - не с тем, чтобы поучать Россию, принижать ее или показывать на нее пальцем, а делать это как друг России, потому что мы хотим, чтобы направление ее развития было более демократическим, потому что это также отвечает интересам США.

Би-би-си: Но, с другой стороны, те же самые НПО, журналисты и политики говорят, что Вашингтон намного больше озабочен вопросом поддержки Россией его инициатив по Ирану, Северной Корее или борьбе с терроризмом, а не внутренней ситуацией в России. То есть по сути вас обвиняют в том, что за риторикой ничего не стоит.

Многие аналитики делают ошибку, заявляя, что мы вернулись в период холодной войны
Д.Р.: Необходимо понимать, что перечисленные вами интересы и наше стремление увидеть Россию страной, развивающейся в более демократическом направлении, не являются взаимоисключающими. Чем более развитым будет демократическое общество в России, тем больше появится областей, в которых мы сможем сотрудничать с Россией по сравнению с нынешней ситуацией. Да и сейчас мы сотрудничаем по многим направлениям. Многие аналитики делают ошибку, заявляя, что мы вернулись в период холодной войны. Мы далеки от такого состояния. На самом деле США и Россия сотрудничают по многим направлениям: борьба с терроризмом, нераспространение вооружений, мирный процесс на Ближнем Востоке, Северная Корея, резолюция по Ирану. Это не означает, что из-за этого мы будем молчать по волнующим нас вопросам ситуации с демократией. Напротив, мы поднимаем эти вопросы в беседах с нашими российскими коллегами, потому что хотим подчеркнуть те моменты, которые кажутся нам проблемой и вызывают озабоченность. И мы делаем это таким образом, чтобы в будущем это дало нам даже дополнительные возможности активизировать сотрудничество в этих и других областях. Речь не идет о том, что мы решаем не высказываться по одному вопросу ради того, чтобы получить выгоду в другом вопросе. Это подчеркивает тот факт, что отношения с Россией являются многосторонними и сложными. С такой Россией мы сегодня имеем дело.

Би-би-си: Представители российской власти говорят, что США многим недовольны в России, но в то же самое время Владимир Путин и его преемник Дмитрий Медведев популярны среди россиян, их политика тоже популярна, россияне поддерживают их - так что это демократия...

Если бы мы строили свою политику, основываясь на опросах популярности, эта политика была бы не очень хорошей
Д.Р.: Нельзя отрицать, что президент Путин очень популярен в России, что Дмитрий Медведев будет следующим президентом России по итогам проведенных 2 марта выборов. Но я думаю, что если бы мы строили свою политику, основываясь на опросах популярности, эта политика была бы не очень хорошей. Мы не можем просто основываться на популизме - необходимо подчеркивать существование определенных принципиальных ценностей. Это именно то, что пытаются делать Соединенные Штаты.

Би-би-си: Некоторым представителям российской власти кажется, что США поддерживают оппозицию, "марши несогласных", тех, кто, по мнению многих, почти не пользуется народной поддержкой...

Если оппозиция не пользуется широкой поддержкой, то пусть это продемонстрируют свободные выборы
Д.Р.: Мы не поддерживаем одни силы в борьбе с другими. Мы не поддерживаем оппозицию в ее противостоянии с правительством, так же как мы не поддерживаем правительство в его противостоянии с оппозицией. Мы выступаем за равные условия на политическом поле. И если оппозиция не пользуется широкой поддержкой, то пусть это продемонстрируют свободные выборы. Пусть избиратели определяют, насколько популярна или непопулярна оппозиция, позволяя ей проводить акции протеста, не создавая ей проблем при регистрации. Именно эти вопросы мы и пытаемся поднять. Мы не стараемся выбирать своих фаворитов в России. Это задача россиян.

Би-би-си: Соединенные Штаты часто обвиняют в двойных стандартах - особенно на постсоветском пространстве. Критики говорят, что отношение США к России отличается от отношения, к примеру, к Казахстану или Туркмении. Москве кажется, что из-за стратегических интересов Вашингтона в Центральной Азии он закрывает глаза на какие-то проблемы в этих странах, но не закрывает их на те же самые проблемы в России.

Россия - это страна огромной важности, которая является членом "большой восьмерки", членом ОБСЕ
Д.Р.: Я думаю, необходимо понимать, что существуют разные уровни и фазы развития политических систем во всех этих странах. Россия является европейской страной - и, конечно же, евроазиатской, поскольку она также находится в Азии. Россия - это страна огромной важности, которая является членом "большой восьмерки", членом ОБСЕ. Казахстан тоже член ОБСЕ и будет председательствовать в ней в 2010 году. И мы выступали и продолжим выступать за продолжение демократического развития Казахстана и других. Мы изо всех сил стараемся поднимать проблемы недостатка демократии в этих центральноазиатских странах через диалог с их правительствами. И не просто чтобы поучать их, стыдить их. Мы хотим увидеть улучшения, хотим увидеть прогресс. И то же самое касается России. Мы не пытаемся указать на эти проблемы ради того, чтобы пристыдить Россию. Мы делаем это в надежде на то, что эти проблемы начнут решаться.

Би-би-си: А вам не кажется, что США и Евросоюз по-разному относятся к проблемам с правами человека на постсоветском пространстве и, в частности, в России?

Д.Р.: Я думаю, что в целом можно говорить об очень хорошем сотрудничестве с Европейским союзом. В отличие от США, в ЕС должны прийти к согласию 27 стран, в то время как в Соединенных Штатах иногда бывает трудно добиться согласия между органами власти. Но у нас есть преимущество, ведь у нас одна столица - Вашингтон. В ЕС некоторые страны считают одни вопросы важнее других. Но я думаю, что позиции США и ЕС в отношении России по большому счету совпадают.




 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги