Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 23 ноября 2007 г., 13:55 GMT 16:55 MCK
Оппозиция в советскую и постсоветскую эпоху
Артем Кречетников
Артем Кречетников
BBCRussian.com

Советская эпоха

Николай Бухарин
Николай Бухарин радовался, что в СССР нет оппозиции, но в итоге сам плохо кончил
В начале 20-х годов термином "оппозиция" широко пользовались Троцкий и его сторонники. Выходил даже печатный "Бюллетень оппозиции".

Существовали и другие течения, о которых сегодня помнят лишь профессиональные историки - "децисты", "сапроновцы", "рабочая оппозиция" Шляпникова и Коллонтай.

Уже в марте 1921 года X съезд РКП(б) принял специальную резолюцию "О единстве партии", запрещавшую создание фракций и платформ.

С некоммунистическими партиями к тому времени давно покончили.

Драматург Михаил Шатров в раннеперестроечные годы выдвигал версию, будто Ленин под конец жизни думал о переходе к многопартийной системе, однако достаточного подтверждения она не нашла.

Точку в дискуссиях об оппозиции поставил Николай Бухарин, заявивший на одном из партийных форумов под хохот и одобрительные выкрики: "В Советской стране могут быть только две партии: одна у власти, другая в тюрьме!".

С тех пор оппонентов власти в СССР называли по-всякому: "врагами народа", "предателями", "диссидентами", "антипартийной группой" и даже "бешеными псами", но "оппозицией" - никогда.

"План Яковлева"

В 1985 году в России, а точнее в Советском Союзе, началась очередная "оттепель".

Главный идеолог перестройки Александр Яковлев в своих воспоминаниях рассказывал, что еще в 1985 году предложил Михаилу Горбачеву начать реформы с КПСС.

Предполагалось провести общепартийную дискуссию, по ее итогам разделить КПСС на две партии - либеральную народно-демократическую и традиционалистскую социалистическую - провести выборы в Верховный Совет и поручить победителям формирование правительства.

Александр Яковлев
Александр Яковлев считал, что перестройку надо было начинать с партии
По замыслу Яковлева, обе партии должны были заявить о приверженности базовым ценностям социализма, вступить в альянс под названием Союз коммунистов, делегировать в состав его Центрального совета равное количество членов, а председателя совета выдвинуть совместным кандидатом на пост президента СССР.

Кому предназначалась эта роль, догадаться несложно, но Горбачев идею не поддержал. Оппозиция начала формироваться вне КПСС, в форме Народных фронтов в Латвии, а затем и в других республиках.

На первых порах они не называли себя оппозицией, а наоборот, выступали под лозунгами поддержки перестройки и Горбачева.

Политическая конструкция, в которой две партии, соперничающие друг с другом на выборах, одновременно входят в некую коалицию с единым лидером, явила бы миру очередное "русское чудо". Вместе с тем некоторые исследователи полагают, что реализация "плана Яковлева" позволила бы плавно перейти к многопартийной демократии и избежать развала СССР.

Все впервые

Весной 1989 года в СССР впервые прошли альтернативные выборы. Еще не была отменена однопартийная система, кандидаты выдвигались собраниями граждан и агитировали за себя в личном качестве.

Андрей Сахаров на трибуне I съезда нородных депутатов СССР
На I съезда нородных депутатов СССР Академик Сахаров предложил отменить статью конституции о руководящей роли КПСС
В мае на I съезде народных депутатов была создана первая же в советской истории организационно оформленная и открыто оппозиционная структура - Межрегиональная депутатская группа.

Ее сопредседателями стали Борис Ельцин, Андрей Сахаров, Гавриил Попов, Юрий Афанасьев и эстонский академик Виктор Пальм.

Назвали ее так потому, что в первый день работы съезда секретариат предложил депутатам разделиться на группы не по убеждениям (подразумевалось, что они у всех одинаковые), а по регионам.

Саму идею оппозиции многие встречали в штыки. Те депутаты, которых Афанасьев окрестил "агрессивно-послушным большинством", в обличительном тоне говорили о "межрегионалах": "Да они же просто-напросто к власти рвутся!". Простой вопрос - зачем вообще заниматься политикой и участвовать в выборах, если не рваться к власти? - видимо, не приходил им в голову.

Попытки создания двухпартийной системы

В 1989-1991 годах деление на власть и оппозицию происходило предельно просто. Любому кандидату люди задавали один вопрос: "Вы за Ельцина или против?", - и в дальнейшие подробности не вдавались.

Когда исчез главный противник в лице КПСС, начали твориться на первый взгляд удивительные вещи. Например, около 300 российских депутатов, баллотировавшихся в 1990 году как сторонники Ельцина, сделались его самыми яростными обличителями.

Руслан Хасбулатов
За преданность Ельцину Хасбулатова одно время называли "верным Русланом".
Циники говорили, что на всех просто не хватило теплых мест в системе исполнительной власти. Однако во многих случаях причина была иная. В свое время эти политики выступали против коммунистов не с либеральных, а с националистических позиций.

В 90-е годы в России было зарегистрировано около сотни политических партий. Каждый мало-мальски заявивший о себе политик считал ниже своего достоинства к кому-либо присоединиться, а желал непременно быть лидером, пускай с десятком сторонников. Острый на язык народ прозвал эти партии "диванными".

Большинство историков и политологов согласны, что оптимальной для общества является англосаксонская двухпартийная модель, при которой правящая партия и оппозиция периодически меняются ролями, а на период между выборами правительству обеспечена стабильность.

При этом обе ведущие партии разделяют некие фундаментальные ценности, так что, по выражению Егора Гайдара, каждые очередные выборы не превращаются в узаконенную форму государственного переворота.

Попытки искусственно вырастить в России такую систему в 90-е годы предпринимались дважды. К выборам 1993 года были созданы "Демократический выбор" Егора Гайдара и Партия регионов Сергея Шахрая, а в 1995 году - "Наш дом - Россия" Виктора Черномырдина и Соцпартия Ивана Рыбкина.

Оба раза ничего из этого не вышло. Те, кого ход событий в стране устраивал, хотели голосовать за настоящую партию власти, а не ее бледное подобие, их оппоненты - за "настоящую" оппозицию, прежде всего в лице КПРФ.

СМИ писали, что губернаторы, которым по разнарядке велели записываться в Соцпартию, звонили в президентскую администрацию и спрашивали, за что им такая немилость.

По новому кругу?

Пожалуй, единственная реальная возможность утвердить двухпартийную систему возникла в 2000 году, когда крупные фракции в Госдуме сформировали "Единство" и "Отечество".

Особых идейных разногласий между ними не было. Личное соперничество между "кремлевскими" и "лужковскими" в ходе естественной смены поколений постепенно забылось бы, и Россия получила бы две системные, респектабельные партии - одну с чуть большим упором на централизм, другую - на защиту прав регионов.

Надпись 'Единая Россия'
"Единую Россию" - все чаще сравнивают с КПСС
Однако Кремль предпочел консолидацию конкуренции.

В марте 2006 года замглавы президентской администрации Владислав Сурков публично заявил о необходимости отрастить стране "вторую ногу, на которую можно переступить", когда затечет правая ("Единая Россия").

В октябре на базе трех небольших партий была создана "Справедливая Россия", которой сразу начали предрекать роль той самой "левой ноги".

Пусть "Единая Россия" ждет и трепещет", - заявил лидер новой партии Сергей Миронов на пресс-конференции после учредительного съезда.

Практически никто не сомневался в кремлевском авторстве проекта. Однако не проходило ощущение, что Кремль сам не решил, что с ним делать.

Владимир Путин мог бы посодействовать становлению двухпартийной системы, заявив накануне выборов, что "Единая Россия" и "Справедливая Россия" одинаково милы его сердцу. Но президент, как известно, принял иное решение.

Между тем реальная оппозиция уже несколько лет как отрезана от основных СМИ и источников финансирования. После "дела ЮКОСа" у российских бизнесменов исчезла охота поддерживать "не те" партии, а получение денег из-за рубежа рассматривается чуть ли не как измена.

Принятые в 2007 году поправки в законодательство о борьбе с экстремизмом дают возможность подвести под это определение любую резкую критику властей.

Фактически отменено конституционное право граждан на проведение уличных шествий. Власти разрешают исключительно "неподвижные" митинги, "марши несогласных" жестко разгоняются.

Российская оппозиция снова, как во времена Александра II, разделилась на "системную" и "несистемную". Не зарегистрированный в качестве политической партии Объединенный гражданский фронт Гарри Каспарова и запрещенная судом НБП Эдуарда Лимонова не могут участвовать в выборах, да и не стремятся, находя это бесполезным занятием.

Последнее время наметилась новая тенденция: власть отталкивает и тех, кто всегда хотел быть респектабельной "оппозицией его величества" и вести политическую борьбу на избирательных участках, а не на улицах.

В предвыборном выступлении в Лужниках 21 ноября Владимир Путин не упомянул о национальном согласии и диалоге, а представил всех оппонентов "Единой России" разрушителями страны, прислужниками олигархов и иностранных государств.

Сегодня в стране создается не двухпартийная, а так называемая "полуторапартийная" система, как в послевоенной Японии: с одной суперпартией и маргинальной оппозицией, не имеющей реальных шансов прийти к власти в ближайшие десятилетия.

Видимо, на данном историческом витке снова возобладало мнение, что даже видимость политического плюрализма и выбора России ни к чему.



Россия Путина: сезон выборов

ПРЕЕМНИК ОПРЕДЕЛЕН

ИТОГИ ВЫБОРОВ В ДУМУ
АНАЛИТИКА

ОППОЗИЦИЯ

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги