Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 04 июня 2007 г., 07:10 GMT 11:10 MCK
Корпорации - "реальная власть" в России?
Алексей Миллер и Владимир Путин
Ряд аналитиков считает, что президент прислушивается к мнению глав семи крупнейших корпораций
Семь крупнейших промышленно-финансовых корпораций определяют политическое будущее России, в том числе - выдвигая своих кандидатов в президенты, утверждают аналитики российского Центра политической конъюнктуры (ЦПКР).

Глава ЦПКР называет корпорации "настоящей властью" в стране.

Между тем, некоторые другие аналитики видят в таком подходе "сильное упрощение" реальной ситуации.

К центрам влияния, которые в докладе ЦПКР называются номенклатурно-политическими группами (НПГ), причислены "Газпром", "Роснефть", акционеров банка "Россия", "Рособоронэкспорт", "Российские железные дороги", "Базовый элемент" Олега Дерипаски и группу Романа Абрамовича.

"Группы выделялись по двум простым признакам: способности лоббировать свои цели напрямую у первого лица государства и объему экономических активов и финансовой мощи", - пояснил BBCRussian.com президент ЦПКР Константин Симонов.

Корпорации и есть власть
Константин Симонов,
президент Центра политической конъюнктуры России
При этом определяющим фактором он считает именно близость к российскому президенту Владимиру Путину.

С принципом выделения всего семи номенклатурных групп не согласен аналитик управляющей компании "Альфа-капитал" Том Адзхед.

В интервью BBCRussian.com эксперт назвал, в частности, группы Владимира Потанина, Виктора Вексельберга, а также "Альфа-групп", которые, по его мнению, если и не влияют впрямую на президента, то "по крайней мере, тоже имеют свои связи и степени влияния в аппарате власти".

Симонов, со своей стороны, объяснил, почему некоторые крупные корпорации, несмотря на внушительные капиталы, не вошли в число лидеров. С точки зрения ЦПКР, они "лишены серьезного политического прикрытия и способности напрямую общаться с первым политическим лицом".

Говорить, что волю [экономических структур] отражает все, что делает правительство, администрация президента и силовой блок, было бы сильным упрощением
Том Адзхед,
аналитик "Альфа-капитал"
Среди лидеров большинства НПГ много хороших личных друзей Путина, говорят авторы доклада. Они называют, в частности, Дмитрия Медведева и Алексея Миллера ("Газпром"), Владимира Якунина (РЖД) и Сергея Чемезова ("Рособоронэкспорт"). Близкие знакомые президента есть как в "Роснефти", так и в банке "Россия".

Дерипаска и Абрамович, в свою очередь, завоевали доверие главы государства, а с ним и солидный административный ресурс, участием в стратегических государственных проектах, утверждают аналитики ЦПКР. Первый - в подготовке Сочи к зимней Олимпиаде, второй - в развитии экономически отсталой Чукотки.

Именно эти группы способны повлиять на политические процессы в России, включая исход президентских выборов, и именно они выдвигают своих кандидатов в президенты, считают специалисты ЦПКР.

При этом Симонов считает, что обратного воздействия властных структур на экономическую политику НПГ не существует. "Корпорации и есть власть", - констатирует он.

Том Адзхед, в свою очередь, полагает, что такого рода анализ не имеет под собой научной основы.

По его мнению, действительная ситуация намного сложнее. Среди влиятельных кругов, которые действуют независимо от экономических интересов, он называет, например, армию, ФСБ и другие структуры, входящие в силовой блок.

"Партийная элита - миф"

Симонов отрицает наличие какого-либо политического влияния на власть у российских партийных структур. "Никакой партийной элиты в обществе вообще не существует, это все миф", - говорит аналитик.

О политиках уровня Зюганова и Жириновского с точки зрения их влияния на принятие решений несерьезно даже говорить
Константин Симонов
Он, в частности, охарактеризовал "Единую Россию" как "сложное образование, в которое входят представители разных политических кланов".

Симонов особо выделил так называемый "московский клан" во главе с мэром столицы Юрием Лужковым, назвав его "мощной финансовой группой", которая, однако, не была включена в число номенклатурных групп, поскольку "у Лужкова нет прямого контакта с президентом". "Есть доступ раз в несколько месяцев по формальному критерию "прием мэра", но это не доверительные отношения", - сказал аналитик.

Достаточно сильные фигуры, входящие в "Единую Россию", по мнению Симонова, "либо доживают свой век, либо будут вынуждены примкнуть к крупным экономическим компаниям". С другой стороны, у лидера "Справедливой России" Сергея Миронова есть выход на президента, но нет солидных финансовых активов, полагает глава ЦПКР, отрицая способность спикера Совета Федерации реально воздействовать на течение политической жизни в стране.

А о политиках уровня Зюганова и Жириновского с точки зрения их влияния на принятие решений, по словам Симонова, "несерьезно даже говорить".

Прежние принципы, новые лица

Что касается политических протеже крупнейших корпораций, в особенности если речь идет о кандидатах на президентское кресло, то их судьба в конечном счете все-таки зависит от мнения президента, считают в ЦПКР.

Нужно понимать, далеко ли уйдет Путин после завершения срока президентских полномочий и кто будет следующим президентом
Константин Симонов
И нельзя исключить, предполагает Симонов, что Путин примет неожиданное, но "традиционное" решение, то есть выдвинет нейтральную фигуру, которая в эти семь групп не входит.

Это, по мнению эксперта, станет образцом классической политики назначения "хромой утки". "Нужно понимать, далеко ли уйдет Путин после завершения срока президентских полномочий и кто будет следующим президентом", - отмечает Симонов.

Он не отрицает, что после ухода Путина в рамках номенклатурно-политической структуры может "выстроиться новая система противовесов".

Роль номенклатурных групп, безусловно, сохранится, хотя, возможно, появятся новые действующие лица", - утверждает аналитик.

"Сильное упрощение"

Том Адзхед оспаривает позицию ЦПКР. "В любой стране, - говорит он, - крупные экономические структуры имеют влияние на политическую власть. Но, в случае России, говорить, что их волю отражает все, что делает правительство, администрация президента и силовой блок, было бы сильным упрощением".

Вообще в России последних 20 лет, считает Адзхед, наблюдается интересное взаимодействие самых разных сил.

Аналитик уверен, что и многие властные политические структуры часто действуют без учета интересов экономического лобби.




МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

ССЫЛКИ
Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги