Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 31 мая 2007 г., 13:54 GMT 17:54 MCK
Затянувшиеся дела: башкирские матери ищут убийц
Олег Болдырев
BBCRussian.com, Уфа-Стерлитамак-Москва

Фото Светланы Карамовой
Спустя пять лет виновные в убийстве Светланы Карамовой до сих пор не установлены
Ольга Карамова листает альбом с фотографиями, обычный пластиковый альбом с яркими розами на обложке. До конца альбом этот не заполнен и уже никогда не заполнится: дочь Карамовой, 17-летняя Светлана, жительница Стерлитамака, победительница городского конкурса красоты, была убита пять с лишним лет назад.

Это - лишь одно из дел, которое правозащитники считают частью систематических злоупотреблений в башкирских правоохранительных органах. Как правило, родственникам жертв не удается довести дело до суда на протяжении многих лет.

"Ее убили не просто сказать с особой жестокостью, это ужас как убили. Изнасилована она была куда только могло себе представить это воображение этих нелюдей... Ее жестоко избивали, ей грудную клетку сломали, вдавили все полностью, в полости брюшной полностью кровь, в легких кровь", - перечисляет Ольга.

Она говорит довольно спокойно - за время часового интервью голос у нее дрогнул лишь однажды. Уже почти четыре года об истории гибели Светланы она рассказывает репортерам, правозащитникам, чиновникам МВД и Генпрокуратуры.

Четыре года расследование идет рывками: то начинается, то останавливается, меняются следователи. Все, что может сказать прокуратура Башкирии - что подозреваемых установить не удается. Но мать погибшей считает, что следствие затягивают намеренно. "Прокуратура, я убеждена, просто не хочет этого делать - потому что кто-то замешан такой, что будет сенсация или же там скрывают своих ближайших родственников", - заявляет мать.

Генпрокуратура не приедет

Ольга Карамова
Мне приходится ездить со многими людьми и я могу сказать, что это не единичный случай. География таких убийств - не маленькая, вот у нас небольшой городок рядом, там у Мельникова сына убили, сотрудники милиции убили. Горе у нас у многих одно и то же - убийство детей
Ольга Карамова
В самом начале расследования, еще до того, как следователь почему-то на полтора года прекратил дело, были взяты образцы крови и спермы, найденных на теле убитой девушки. Результаты экспертизы с очень высокой вероятностью указывали на причастность к преступлению двух сотрудников Стерлитамакской милиции.

Но для того, чтобы результаты приобщили к делу, Карамова была вынуждена написать несколько петиций и объездить несколько региональных и федеральных управлений МВД и Генпрокуратуры. И даже невзирая на это очередной следователь, взявшийся за это дело, отказывался приобщить результаты экспертизы к делу до тех пор, пока указания на это не поступило из Москвы. В результате два подозреваемых милиционера все-таки были взяты под стражу.

Но потом арестованных отпустили, результаты экспертизы признали недействительными. Дело вновь застопорилось, а надежды Карамовой на вмешательство Генпрокуратуры очередной следователь довольно откровенно умерял. "Я вот начала чего-то добиваться, в Москву с правозащитниками ездить, а он говорит: "Никогда из-за убийства простых рядовых людей Генпрокуратура не приезжала и не приедет".

Карамова работает укладчицей на одной из городских фабрик. На протяжении беседы она несколько раз повторяет, что совершенно не представляла себе, как действует юридическая система в России, и не знала, где может ждать очередной подвох. Но в результате из простого гражданина, рассчитывающего на защиту государства, она превратилась в борца за справедливое расследование - и не только в том, что касается своей трагедии.

Во всех таких преступлениях в той или иной степени задействованы сотрудники милиции... Тут применяют все способы, для того, чтобы оградить сотрудников милиции от преследований
Ильдар Исангулов, правозащитни
"Мне приходится ездить со многими людьми и я могу сказать, что это не единичный случай. География таких убийств - не маленькая. Горе у нас у многих одно и то же - убийство детей. Как можно матери провожать в последний путь своего ребенка?" Моя собеседница тихо всхлипывает.

"Таких уголовных дел - десятки, - подтверждает Ильдар Исангулов, директор движения "За права человека в республике Башкортостан". - Во всех таких преступлениях в той или иной степени задействованы сотрудники милиции". Исангулов считает, что без внимания СМИ и федеральных правоохранительных органов у виновных есть все шансы остаться безнаказанными: "Тут применяют все способы для того, чтобы оградить сотрудников милиции от преследований".

Недетский узел

Гульнара Александрова
"25-го мая моя дочь ушла из дома и не вернулась, рассказывает она, 29-го мая ее нашли повешенной вот на этом дереве". Гульнара Александрова показывает на невысокую липу, растущую на краю небольшой лощины. У этого дерева Гульнара была много раз. К этому дереву Александрова вернулась через 10 дней после смерти 15-летней Елены, чтобы понять, могло ли это быть самоубийством.

"Мы туда приехали, взяли с собой племянницу такого же возраста - она не смогла сама туда забраться, ей помогли. А тот узел, который был завязан, он является морским, то есть 15-ти летняя девочка его тоже завязать не может. Экспертиза по узлам была - что один из них был морской узел со штыком. Потом проводили экспертизу почвы, снятой с ее кроссовок. Она совершенно не совпадает с той почвой, которая у дерева", - рассказывает она.

Пока мать организовывала самостоятельный следственный эксперимент, местная милиция охотилась за видеозаписью, сделанную во время похорон - на запястьях у покойной видны побелевшие рубцы - следы от веревки. Следствие не заметило этого и отказывалось приобщать к делу показания независимых экспертов.

На то, чтобы завести дело об убийстве у Александровой ушло три месяца. Потом, как и многие подобные дела, оно то находилось в работе, то приостанавливалось, меняло следователей и прокуроров. Сейчас расследование вновь стоит - со стандартной формулировкой "за неустановлением подозреваемого".

Но это - у башкирского следствия. Подозрения Гульнары Александровой весьма определенны, а многочисленные препоны расследованию она объясняет социальным положением человека, которого подозревает в убийстве. За несколько месяцев до гибели у 15-летней Елены возник роман с одним из местных мужчин, у которого были очень хорошие связи в местной администрации.

Гульнара общалась с этим молодым человеком единственный раз в жизни - на следующий день после пропажи дочери. "Я никогда не забуду его глаза, какой он был испуганный: "У меня ее нет, зайдите посмотрите". Я говорю "Я пойду в милицию, буду писать заявление". Он сказал, чтобы я не забывала, кто он такой. Вот я в тот же день написала заявление. Его допросили, осмотрели все, а баню и вагончик, который стоял на территории, он им не открыл - сказал, что якобы нет ключей - а взломать он им не разрешил".

Оперативники настаивать не стали. Впоследствии и баня, и вагончик исчезли.

Туманные перспективы

Дело не движется, потому что нет упорных указаний на это дело руководства прокуратуры. Это одно из простых, рядовых преступлений. Такие дела раскрываются практически в районе месяца - самое большее
Фамиль Галеев, бывший сотрудник угрозыска
У чинов администрации в любом из районов российской провинции власть не маленькая, в Башкирии, которая, по общему мнению, мало изменилась с советских времен, это влияние еще более значительно. Большинство односельчан Гульнары не верили и до сих пор не верят в то, что попытка разобраться имеет хоть какие-то перспективы.

Немногочисленных доброжелателей, пытавшихся помочь продвинуть расследование, запугивали. Пенсионера милиции Фамиля Галеева и вовсе готовились убить. Спасло только то, что нанятый для этого киллер решил поговорить с самим Галеевым, а поговорив пришел с повинной в милицию. Та вышла на посредника в организации убийства - помощника одного из чиновников местной администрации. "До суда этот человек практически гулял на свободе и был уверен, что его не осудят, учитывая то, что его покрывают. Суд состоялся, его осудили, но сам виновник этого заказного убийства остался на свободе", - рассказывает Галеев.

Я спросил у Галеева, как он, ветеран угрозыска, объясняет многочисленные задержки с расследованием. "Дело не движется, потому что нет упорных указаний на это дело руководства прокуратуры, - отвечает он. - Это одно из простых, рядовых преступлений. Такие дела раскрываются практически в районе месяца - самое большее".

После многочисленных обращений правозащитников дело погибшей башкирской школьницы было вроде бы поставлено на контроль в Генеральной прокуратуре России. Но прошло уже пять лет, а перспектива судебного разбирательства все так же туманна. А Гульнара Александрова и ее семья были вынуждены покинуть свое село и перебраться поближе к Уфе. Путь на кладбище, где похоронена ее дочь, теперь стал гораздо длинней.

Би-би-си обратилась за комментарием в прокуратуру Башкирии. После нескольких недель ожидания мы получили отказ. От комментариев отказались также представители Генеральной прокуратуры России.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги