Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 15 мая 2007 г., 08:52 GMT 12:52 MCK
Воссоединение церквей: что ждет православие?
Константин Эггерт
Константин Эггерт
Би-би-си

Патриарх Алексий II и митрополит Лавр
Подписание Акта о каноническом общении означает конец раскола Русской православной церкви
Акт о каноническом общении и восстановлении единства в Поместной Русской Православной Церкви будет подписан 17 мая патриархом Московским и Всея Руси Алексием Вторым и главой Русской православной церкви за рубежом митрополитом Лавром.

По символическому значению это событие можно, пожалуй, сравнить с торжественным захоронением останков семьи императора Николая Второго в Санкт-Петербурге в 1998 году.

Как говорят сторонники воссоединения, один из самых значительных и травматических расколов в жизни русского общества, разделение на "белую" и "красную" церковь, юридически будет преодолен.

Торжественная служба в Храме Христа Спасителя в Москве, которую возглавят Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй и глава зарубежной церкви митрополит Лавр, будет проходить при открытых царских вратах, то есть верующие смогут увидеть, как два иерарха причащаются из одной чаши в качестве зримого символа вновь обретенного единства.

Мало кто сомневается, что с течением времени РПЦЗ растворится в структурах Московского патриархата.

"Срок пришел"

Когда я спросил об этом священника Николая Балашова, секретаря по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, он ответил: "Акт о восстановлении канонического общения - это возвращение к тем отношениям, которые были раньше. Отцы-основатели РПЦЗ сами говорили о том, что их обособление будет сохраняться лишь до того момента, пока в России существует безбожная власть. Сейчас наши зарубежные братья увидели, что срок пришел и пора возвращаться к единству".

Николай Балашов
Отцы-основатели РПЦЗ сами говоили о том, что их обособление будет сохраняться лишь до того момента, пока в России существует безбожная власть.
Николай Балашов,
Московский патриархат
Последствия событий мая 2007 года могут оказаться для Русской церкви весьма значительными. Не все они сегодня очевидны. Большая часть светских комментаторов предсказывает усиление консервативных, монархических тенденций, ассоциируемых с РПЦЗ, в жизни воссоединенной русской церкви. Некоторые предсказывают проблемы в отношениях с Ватиканом. И то, и другое возможно. Однако есть и иные, не столь очевидные последствия.

Во-первых, Русская православная церковь становится первой структурой в российском обществе, которая зримо ставит точку в историческом споре "красных" и "белых".

В условиях возвращения в публичную сферу неосоветской идеологии и фактического оправдания коммунистического режима значительной частью политиков, Московский патриархат регулярно напоминает обществу о преступлениях, совершенных в советский период.

Ежегодно в июле патриарх Алексий лично служит панихиду по всем жертвам режима на бывшем полигоне НКВД в Бутово, на юге Москвы, где в 1930-е годы были расстреляны десятки тысяч человек.

Именно в Бутово 19 мая патриарх Алексий и митрополит Лавр возглавят освящение храма в честь Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских - фактически единственного в стране храма-памятника жертвам коммунизма.

Иерархи с иностранными паспортами

В условиях идейного хаоса, царящего в российском обществе, самоопределение одной из самых влиятельных его структур (РПЦ регулярно делит с армией второе и третье места в списке институтов, которым российские граждане доверяют) - событие как минимум важное.

Представители зарубежной церкви теперь будут принимать участие в церковных соборах, в том числе и в том, которому когда-нибудь предстоит избрать нового патриарха.
Во-вторых, представители зарубежной церкви теперь будут принимать участие в церковных соборах, в том числе и в том, которому когда-нибудь предстоит избрать нового патриарха. Об этом редко говорят вслух, однако для многих в Московском патриархате это имеет важное значение.

В том, что властные структуры в России будут стремиться активно влиять на процесс выборов, по крайней мере, при сохранении нынешнего положения дел, мало у кого вызывает сомнение.

Участие зарубежных иерархов - людей пусть и консервативных, но обладающих иностранными паспортами и глубоким убеждением, что государству нечего делать в алтаре - способно послужить некоторой гарантией того, что возможное вмешательство политиков в дела церкви может оказаться небеспроблемным.

Однако пока неясно, будет ли практика одной церкви влиять на другую.

В РПЦЗ, в отличие от Московского патриархата заметно сильнее традиции коллегиального управления церковью с участием мирян. Будет ли опыт зарубежной церкви воздействовать на внутреннюю жизнь РПЦ - вопрос пока открытый.

Мировой лидер православия?

После воссоединения русская церковь становится в значительно большей степени международной, транснациональной. Более того, она укрепит свой статус самой крупной по числу верующих поместной православной церкви в мире.

В юрисдикции Москвы окажутся христианские святыни, ныне подконтрольные зарубежной церкви, например, знаменитая на весь мир церковь Святой Марии Магдалины на Масличной горе в Иерусалиме или Александровское подворье рядом с Храмом Гроба Господня - местонахождение единственных, сохранившихся со времен Иисуса Христа иерусалимских городских ворот.

Формально "первым среди равных" среди пятнадцати автокефальных православных церквей считается Константинопольский патриарх. Однако реально он возглавляет крайне малочисленную по числу приходов и верующих церковь. Кстати, в его юрисдикцию входит и существующий с 1930 года так называемый "русский экзархат".

Это автономная самоуправляемая часть церкви, состоящая из малочисленных приходов, созданных русской эмиграцией, в основном, в Европе. Они не участвуют в процессе воссоединения, хотя в Москве часто говорят, что среди мирян и священства экзархата такие тенденции есть.

Уже сегодня Москва претендует на роль неформального лидера мирового православия и воссоединение с РПЦЗ способно лишь укрепить ее международные позиции.
Уже сегодня Москва претендует на роль неформального лидера мирового православия и воссоединение с РПЦЗ способно лишь укрепить ее международные позиции.

Ряд иерархов русской церкви - например и прежде всего "министр иностранных дел" РПЦ, глава Отдела внешних церковных связей митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл - заинтересованы вовлечь церковь в дискуссии об отношениях государства и религии, общеевропейских ценностях, правах человека, либерализме.

Многие иерархи, простые священники и становящаяся все более заметной православная интеллигенция понимают: церковь в России сегодня, в сущности, сталкивается с теми же вызовами, что и церкви в странах Европейского союза. Это стремление части элит исключить религию из публичной сферы, возрастающее влияние массовой культуры и идеалов потребительского общества, морально-нравственный индифферентизм людей.

Появление в Русской церкви заметного количества мирян и священников, имеющих опыт жизни на Западе, может оказаться важным в фактором дискуссии, которую церковь готова предложить всему российскому обществу.

Автор - главный редактор московского бюро Русской службы Би-би-си.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги