Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 04 мая 2007 г., 11:02 GMT 15:02 MCK
Уехать из Тынды
Артем Лисс
Артем Лисс
Би-би-си, Благовещенск-Тында

Вокзал в Тынде
Вокзал в Тынде в основном выполняет функции монументальной пропаганды
Тында - узловая станция БАМа - Байкало-Амурской магистрали. Большинство русских жителей мечтают отсюда уехать. Но есть еще северокорейские жители - и они мечтают остаться.

Мой поезд выехал из Благовещенска в шесть часов вечера. В 6:15 за окном уже не осталось ни следа человеческого жилья. Купе было рассчитано на четырех человек, но я в нем был один, а кругом расстилалась лишь бескрайняя, необжитая тайга.

Примерно каждые три часа попадались остановки на небольших станциях. Пассажиров на платформе не было нигде - только проводники в поблекшей униформе, да старушки торгующие овощами и фруктами.

Мое путешествие продолжалось 16 часов. Оно пролегало через весь регион - размером с Германию, но с населением всего в 900 тысяч человек.

Я ехал в Тынду: образцовый советский город, построенный в последние десятилетия советской власти. Где-то на окраине поезд начал сбавлять скорость, и из девственной тайги появилось огромное здание.

Вокзал в Тынде весь облицован мрамором и гранитом. Он просто огромный. Тридцать лет назад он встречал тысячи молодых людей, приехавших сюда, в глухую тайгу, чтобы строить железную дорогу.

Эта была одна из крупнейших строек Советского Союза: Байкало-Амурская магистраль. Через болота и вечную мерзлоту были проложены тысячи километров железнодорожного полотна.

Уехали все, кто мог

Изображение серпа и молота на улице Тынды
До половины квартир на главной улице Тынды пустуют
В советскую эпоху пресса не оставляла в покое эту стройку. Советские газеты то и дело писали о 20-летних романтиках, которые ехали сюда, несмотря на суровые холода зимой и тучи комаров летом; жили в палатках и даже в огромных бочках - и все потому, что стране позарез была нужна эта железная дорога.

Теперь этих людей почти не осталось. В 1980-е годы в Тынде жили 80 тысяч человек. Сейчас - 30 тысяч. Помимо этого, в Тынде изменилось немного. На фонарных столбах по-прежнему красные звезды, посреди главной улицы высится бронзовое сооружение в виде серпа и молота. Многоэтажные дома вдоль этой улицы наполовину пусты, а в конце ее лежат в руинах хлебозавод и молочный комбинат.

Даже на вокзале все тихо. Грузоперевозки, которые, как надеялось советское правительство, должны были поднять экономику в этой части российского Дальнего Востока, так и остались невостребованными, а в новой, капиталистической России станция совсем заглохла.

Старая новая Тында

Жилище Евгения в Тынде
Такие времянки в Тынде стоят уже не один десяток лет
Недалеко отсюда - всего несколько минут ходу - находится поселок, который местные называют "Новая Тында". Вообще-то это самая старая часть города. Еще 30 лет назад в здешних переделанных железнодорожных вагонах поселились люди. Так в них и живут.

Перед бытовкой номер 23 сидит ободранная сторожевая собака - такая старая, что даже не лает, только скалится и рычит. В этой бытовке живет Евгений, один из тындинских старожилов. В 1973 году, когда его привезли сюда родители, ему было пять лет.

Они всегда планировали уехать из Тынды, когда дорогу достроят. Но вот, по-прежнему здесь. Евгений вырос, выучился на инженера, но устроиться на работу смог только охранником. Зарплата - примерно 5 тысяч рублей.

Дорога к дому Евгения не асфальтирована, водопровода нет, отопления тоже нет. "Да я бы уехал, - говорит Евгений, - но разве ж кто купит у меня эту бытовку? А если и купит, больше 250 тысяч рублей я за нее не выручу".

"А в любом нормальном городе я на эти деньги смогу купить три квадратных метра, не больше. Так что я бы с удовольствием уехал из Тынды - но вряд ли смогу", - сокрушается он.

Северокорейцы

Евгений, житель Тынды
Евгений живет в Тынде с пяти лет - хотя рад бы уехать
Но хотя Евгений и тысячи других тындинцев мечтают уехать, тысячи других людей занимают очередь, чтобы поехать в Тынду. Они - не россияне. Они - северокорейцы. За чертой города стоит высокий деревянный забор с колючей проволокой наверху. Если заглянуть внутрь, можно видеть аккуратные ряды бараков и площадь с большим монументом, исписанным корейскими иероглифами.

Там живут лесорубы. В Тынде на лесоповале сейчас около полутора тысяч северокорейцев. Имена свои они называть отказываются, но признаются, что приехали за длинным рублем. Один из них сказал мне, что сделает все, что угодно, лишь бы не возвращаться домой из командировки.

Но возвращаться придется. Северокорейские секретные службы следят, чтобы никто не оставался в России.

И вот так в Тынде тысячи хотят уехать, но не могут, а рядом с ними тысячи иностранных соседей с радостью бы остались - но их заставляют уезжать.

Северокорейский лагерь близ Тынды
Верные идеям чучхе: лагерь северокорейских рабочих близ Тынды




МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
БАМ все-таки достроили
31-03-01 |  Главная


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги