Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 18 мая 2007 г., 11:59 GMT 15:59 MCK
Остров смерти: без этого коммунизма не построишь?
Артем Кречетников
Артем Кречетников
BBCRussian.com

Остров Назино
В этих Богом забытых местах 74 года назад разыгралась трагедия
74 года назад на необитаемом острове Назино посреди реки Обь разыгралась трагедия. Почти семь тысяч так называемых "спецпоселенцев", брошенных там властями без еды и крыши над головой, дошли до каннибализма.

Арестантов везли в верховья Оби, где им предстояло трудиться на лесоповале. Поскольку перевалочные лагеря были опасно переполнены, их высадили на острове, откуда нельзя было убежать.

Несколькими месяцами раньше первый секретарь Западно-Сибирского крайкома партии Роберт Эйхе (впоследствии расстрелянный) в телеграмме Сталину доказывал нереалистичность планов ГПУ разместить в крае миллион ссыльных и предлагал остановиться на цифре в 300 тысяч. Однако влиятельный шеф секретной полиции Генрих Ягода (которому тоже оставалось жить недолго) настоял на своем.

Остановка на острове должна была быть короткой, но затянулась на месяц.

Письмо Сталину

О дальнейшем рассказал в письме Сталину инструктор Нарымского окружкома ВКП(б) Величко.

"20 и 30 апреля 1933 года из Москвы и Ленинграда были направлены на трудовое поселение два эшелона деклассированных элементов, всего 6144 человека.

Прибывши в Томск, этот контингент был пересажен на баржи и доставлен на остров Назино.

На острове не оказалось никаких инструментов, никаких построек, ни семян, ни крошки продовольствия. На второй день прибытия 19 мая выпал снег, поднялся ветер, а затем и мороз. Люди начали умирать. Они заживо сгорали у костров во время сна, умирали от истощения и холода, от ожогов и сырости.

В первые сутки бригада могильщиков смогла закопать 295 трупов.

Только на четвертый или пятый день прибыла на остров ржаная мука, которую и начали раздавать по несколько сот грамм. Получив муку, люди бежали к воде, и в шапках, портянках, пиджаках и штанах разводили болтушку и ели ее. При этом огромная часть их просто съедала муку, падала и задыхалась, умирая от удушья.

Вскоре началось в угрожающих размерах людоедство. Сначала в отдаленных углах острова, а затем, где подвертывался случай.

В результате из 6100 человек, прибывших из Томска и плюс к ним 500-700 человек, переброшенных из других комендатур, к 20 августа осталось в живых 2200 человек".

К этому надо добавить, что 30 депортированных умерли еще до прибытия на остров, а треть из высаженных после трехнедельной дороги были так слабы, что не могли стоять.

Нескольких человек затоптали насмерть в драке, возникшей при раздаче муки.

Множество жизней унесли вспышки дизентерии и тифа.

Сотни ссыльных пытались пересечь широкую реку на плотах и утонули или были застрелены охраной.

Людоедство

Первые случаи каннибализма произошли уже через десять дней после того, как спецпоселенцев бросили на острове.

Обложка книги "Остров каннибалов"
Николя Верт еще раз напомнил европейцам о сталинском терроре
Потомок российских эмигрантов, бывший атташе по культуре французского посольства в Москве, историк Николя Верт недавно опубликовал книгу "Остров каннибалов", ставшую результатом его поездки на место трагедии.

"Люди умирали повсюду, убивали друг друга, - рассказала ученому местная жительница, которой во время трагедии было 13 лет. - По всему острову можно было увидеть, как человеческое мясо рвут, режут и развешивают на деревьях. Поляны были завалены трупами".

Свидетельница вспомнила о красивой девушке, которую обхаживал один из охранников. "Когда он ушел, люди схватили девушку, привязали ее к дереву и зарезали, съев все, что смогли".

Были зарегистрированы несколько десятков случаев людоедства и трупоедства.

Безымянные могилы

Только в середине июня спецпоселенцев наконец вывезли с "острова смерти", но отправили не в больницы, а на поселение, где изможденные люди продолжали умирать.

Эпизодов, подобных Назино, было гораздо больше, и мы просто о них не знаем
Николя Верт,
историк, в интервью Times
Комиссия, посланная в Нарым по письму Величко, подтвердила все изложенные в нем факты.

На острове расследователи обнаружили 31 братскую могилу, в каждой из которых было зарыто 50-70 трупов.

"Какое точно количество людей похоронено на острове Назино, и кто именно по фамилиям - таких сведений нет", - говорилось в докладной записке, составленной по итогам проверки.

Нет и никаких данных о том, что кого-либо наказали за массовую гибель людей.

"В то, что произошло на острове Назино, трудно поверить, - цитирует Верта газета Times. - Но у нас на руках есть беспрецедентно подробные документы, которые позволяют рассказать об этих так долго замалчиваемых событиях. Трагедия в том, что погибшие на острове - это лишь 1% от тех, кто умер в тот год от голода. Эпизодов, подобных Назино, было гораздо больше, и мы просто о них не знаем".

На самом деле все обстояло намного хуже, чем считает Верт. Только на Украине в результате "голодомора" 1932-1933 годов погибли не 450 тысяч, а более трех миллионов человек.

По данным советской статистики, назинская трагедия и правда не была чем-то из ряда вон выходящим. В ходе первой же перерегистрации "спецпоселенцев", проведенной в январе 1932 года, то есть еще до описываемых событий, обнаружилась убыль полумиллиона человек, умерших или сбежавших на верную смерть в тайгу.

"Нежелательный элемент"

Жертв Назино не собирались убивать, до них просто не дошли руки. Они погибли из-за элементарной неорганизованности и неразберихи, помноженной на чудовищное пренебрежение к человеческой жизни.

Эти люди даже не были "врагами народа" в сталинском понимании этого слова.

Генрих Ягода
Шеф ОГПУ Ягода разделил участь своих жертв
"Спецпоселенцами" на бюрократическом жаргоне тех лет называли, во-первых, раскулаченных, а во-вторых (как в назинском случае) - депортированных из городов "деклассированных элементов и нарушителей паспортного режима".

"Кулаков" карательные органы считали не по головам, а семьями. Известно, что из деревни "в холодные края" отправилось около 700 тысяч семей (а они тогда были большие).

Что касается горожан, то среди них попадались самые разные люди: старая интеллигенция и бывшие нэпманы, бездомные, нищие и проститутки, те же крестьяне, пытавшиеся спастись в городах от "голодомора", и просто те, кого облава застала на улице без паспорта в кармане.

В архивных документах отмечен эпизод, когда из Москвы как "нарушителя паспортного режима" депортировали начальника райотдела милиции.

По данным современного историка Марка Солонина, в 1930-1931 годах из городов было выслано в Сибирь и Казахстан 1,8 млн. человек.

"Свои" и "чужие"

Трагедия на "острове каннибалов" случилась задолго до 37-го года, и даже до убийства Кирова, с которым советские и некоторые западные историки традиционно связывали начало "периода нарушений законности".

Сначала Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ", а затем многие другие исследователи с фактами в руках доказали, что маховик репрессий не замедлялся ни до, ни после так называемого "Большого Террора".

Единственное отличие состоит в том, что тогда он распространился на партийную верхушку, военачальников и чекистов.

Тем не менее, по подсчетам Марка Солонина, и в 1937-1938 годах среди репрессированных на одного "верного ленинца" приходилось около ста простых людей.

Рекордным по числу "посадок" стал 1940 год - 2,3 млн. человек. Из них на долю "врагов народа" и уголовников пришлось в общей сложности меньше половины, а 57% составили жертвы узаконенных в СССР террористических методов управления: осужденные "за колоски", получасовое опоздание на работу или "запоротое" сверло.

По понятным причинам потомки тысячи репрессированных крестьян никогда не привлекут к трагедии своих семей такого внимания, как потомки одного члена политбюро.

Однако, по мнению специалистов, не только в этом состояла причина искажения истории.

Как утверждал Солженицын, в высоких инстанциях ему прямо говорили, что "Один день Ивана Денисовича" был бы намного лучше, если бы он сделал героя не невинно пострадавшим колхозником, а невинно пострадавшим секретарем обкома.

"Сталин бил по своим", - негодовал Хрущев в знаменитом закрытом докладе на XX съезде КПСС.

В соответствии с официальной точкой зрения, господствовавшей в СССР вплоть до горбачевской перестройки, именно в этом заключалась единственная ошибка и вина "отца народов". А уничтожение "классовых врагов" и "нежелательных элементов" - это законно и оправданно, без этого коммунизма не построишь.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги