Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 07 марта 2007 г., 06:45 GMT 09:45 MCK
Бренды исчезнувшей империи
Андрей Ветвинский
Андрей Ветвинский
BBCRussian.com

Магазин инструментов Сергея Ивановича Растеряева (фото из архива Гильдии поставщиков Кремля)
Поставщики Двора старательно подчеркивали свой статус (над крыльцом висит знак поставщика)
Шоколад фабрики "Эйнем" (ныне "Красный Октябрь"), водка "Смирнов", часы Буре, ювелирные изделия Фаберже - все эти товары приобрели свою известность во многом благодаря тому, что их качество оценил император и его семья.

Спустя 90 лет после исчезновения российской империи, многие фирмы пытаются восстановить традиции и бренды, утраченные в советское время.

В дореволюционную эпоху самыми уважаемыми фирмами, качество продукции которых не подвергалось сомнению, были те, кто обладал титулом Поставщика Двора Его Императорского Величества.

Стать поставщиком было нелегко. На протяжении восьми лет необходимо было участвовать в выставках, перечень которых утверждался императором, получать награды или хотя бы упоминания в похвальном листе. И главное - не иметь никаких серьезных жалоб со стороны покупателей.

За соблюдением этих требований зорко следило министерство императорского двора. Если претендент нарушал хотя бы одно из условий - отчет восьмилетия для него начинался заново.

Так производитель известных коньяков Николай Шустов добивался звания "Поставщик Императорского Двора" 38 лет.

Удастоверение поставщика (фото из архива Гильдии поставщиков Кремля)
Удостоверение поставщика получал владелец предприятия, а не "юридическое лицо"
Титул присваивал сам император владельцам и собственникам торговых заведений, мастерских, фабрик, заводов, а не самим фирмам.

Причем звание нельзя было передавать от одного фабриканта к другому. Наследникам или новым владельцам предприятий оно могло перейти только "не иначе как с Высочайшего каждый раз соизволения".

Производитель услуг или товаров, удостоенный титулом поставщика, получал право изображать на своей продукции малый герб Российской империи.

"Впоследствии министерство двора могло лишить компанию титула, если стандарты качества продукции не подтверждались", - рассказывает Игорь Потоцкий эксперт общественной организации "Деловая России" и заместитель генерального директора "Гильдии поставщиков Кремля".

Маркетинговый ход

Право поставлять товары императору было куда важнее для имиджа, нежели кошелька. Многие поставщики обслуживали двор бесплатно.

Этикетка (фото из архива Гильдии поставщиков Кремля)
Многим предпринимателям было важнее не пробиться ко двору, а получить преимущество на рынке
Так, например, поступал известный пивовар Абрахам Крон, за свой счет возивший пиво в Зимний дворец и летние резиденции императора.

Как говорит Потоцкий, к середине XIX века титул Поставщика стал означать высочайший уровень качества, и многие стремились стать поставщиками, чтобы выгодно отличить свои товары на рынке.

В дореволюционное десятилетие в списке официальных поставщиков значилось 105 компаний, однако в действительности регулярно поставляли продукцию чуть более 30.

Кто поставлял?

В 1912-1915 годах более 20% поставщиков Двора составляли иностранцы.

Причем география поставок во многом объяснялась привычками царствующих особ. Так, например, в 1912 г. почти 12% всех иностранных поставщиков приходилось на Дармштадт (родину императрицы Александры Федоровны), столько же на Копенгаген (родину императрицы-матери Марии Федоровны), но всего 8% - на нелюбимый императрицей Берлин, 7% - на Франкфурт-на-Майне, менее 2% - на Мюнхен.

Более 50% поставщиков Императорского Двора являлись производителями продуктов питания и напитков, одежды и обуви, ювелирных изделий и предметов роскоши, мебели, посуды, парфюмерии.

Остальное составляли поставщики карет и автомобилей, канцелярских принадлежностей и книг, различных инструментов и приборов, аптекарских товаров, цветов и различных экзотических растений.

Среди поставщиков были также парикмахеры, фотографы, художники, скульпторы.

Все дело в рекламе

"Товарищество А.И. Абрикосова и сыновей" (сейчас это кондитерская фабрика им. П.А. Бабаева) - одно из старейших московских предприятий.

В 1804 году бывший крепостной Степан Николаев по прозвищу Оброкосов появился в Москве, где основал кондитерское заведение. Товарищество стало поставщиком Двора Его Императорского Величества в 1899 году. Особое внимание Абрикосов уделял рекламе. Только в 1891 году на нее было потрачено 300 тыс. рублей. Кондитер заполонил своими листовками весь город.

Эйнем сотоварищи

В 1850 году в Москве появился немецкий подданный Теодор Эйнем, который открыл на Арбате мастерскую по изготовлению конфет. Его компаньоном стал Юлий Гейс.

Предприниматели неплохо заработали на поставке сиропов и варенья в русскую армию в годы Крымской войны, что позволило им в 1867-м построить фабричное здание на Софийской набережной, напротив Кремля. В 1878 году, после смерти основателя, фабрика досталась Гейсу, но сохранила название "Эйнем" (ныне "Красный Октябрь"). Предприятие выпускало около 20 видов продукции, особой популярностью пользовались "сладкие корзины" для невест.

В 1913 году компания получила титул "Поставщик Двора Его Императорского Величества".

Водочный магнат Смирнов

Особой славой пользовалась компания Петра Арсеньевича Смирнова, который в 1862 году на небольшом водочном заводе на Пятницкой улице приступил к собственному производству водки.

Наибольшую популярность среди потребителей приобрело столовое вино "N 21", а также настойка "нежинская рябина". Эти изделия помогли фирме приобрести право изображения Государственного герба и звание "Поставщик Двора Его Императорского Величества и Великого князя Сергея Александровича".

А стоимость произведенной за год продукции достигала 17-20 млн. рублей. Некоторые историки говорят, что налог, который поступал в казну с предприятия Смирнова, равнялся половине довоенного бюджета российской армии.

Шустовский коньяк

Николай Леонтьевич Шустов вошел в историю как создатель русского коньяка высшего качества. За 20 лет службы предприниматель скопил состояние, позволившее ему открыть в 1863 году небольшой водочный завод.

В 1880-м он купил участок земли на Большой Садовой, куда перевел свое предприятие. К концу XIX века ассортимент продукции стал отличаться разнообразием - зубровка, мандариновая наливка, кавказский горный травник, ликеры русских степных трав и крымский дюшес.

Mercedes-Benz и "Руссо-Балт"

Известно, что российский император Николай II долгое время был безразличен к машинам и предпочитал им конные выезды. Впервые ему довелось кататься на автомобиле в 1902 году - во время визита в Германию, в Дармштадт к родственникам императрицы.

Позже Николай II по предложению начальника Императорской походной канцелярии князя Владимира Орлова не раз совершал с ним автомобильные прогулки.

Они становились все чаще, и однажды Николай II сказал министру Двора Фредериксу: "Мы злоупотребляем любезностью Орлова, и это становится неделикатным. Закажите две или три машины. Поручите это дело Орлову. Он разбирается в автомобилях лучше всякого профессионала".

В 1905 году в Санкт-Петербург для императора прибыли семь машин Mercedes c 45-сильными двигателями. Пополнение императорского гаража шло в основном за счет "Daimler Motoren Gesellschaft". И 2 октября 1912 года немецкая компания получила удостоверение "Поставщик Двора Его Императорского Величества".

К маю 1913 года автопарк Николая II состоял уже из 29 автомобилей, 11 из них - Mercedes.

Автомобиль "Руссо-Балт" (фото с сайта www.russobaltique.ru)
Качество автомобиля "Руссо-Балт" подтверждалось участием в многочисленных ралли
В гараже императора были и российские авто. С 1909 года их начал выпускать Русско-Балтийский вагонный рижский завод.

Вскоре "Руссо-Балт" дебютировал в автопробеге Санкт-Петербург - Берлин - Прага - Рим - Неаполь - Везувий. В январе 1912 года специальная спортивная модификация С 24-50, управляемая Андреем Нагелем и Вадимом Михайловым, взяла "Первый приз маршрутов за дальность" и "Первый приз туризма за выносливость" на ралли Монте-Карло, пройдя 3500 км по зимним дорогам.

"Руссо-Балты" славились своей безотказностью, и крупные заказы на них поступали от военного ведомства. Вскоре отдел автомобилей Русско-Балтийского вагонного завода был назван Поставщиком двора Его Императорского Величества.

Singer

Производитель швейных машин Singer также был обладателем титула "Поставщик Двора". В 1897 году компания зарегистрировала в Москве акционерное общество "Мануфактурная компания Зингер".

Но импортировать готовые машины оказалось дорого. Возникла идея основать в России собственный механический завод. Выбор пал на Подольск, где и появилось АО "Компании Зингер".

В разное время званиями поставщиков двора были награждены швейцарские часовые фирмы Tissot, Breguet, их российский конкурент -"Павел Буре и сыновья", французский коньячный дом Camus и немецкий производитель роялей Zeiler, гастроном "Елисеевский", ювелирный "Дом Фаберже".

Национализация

После революции 1917 года Министерство императорского двора было ликвидировано, а большевики, придя к власти, начали национализацию предприятий.

Многие компании дореволюционной эпохи обанкротились или были впоследствии переориентированы на выпуск иной, более нужной советскому государству продукции.

Так бебелевское кожгалантерейное производство в Санкт-Петербурге, выпускавшее нарядные фотоальбомы и перчатки, было переориентировано на пошив седел и портупей.

"Зингер" простоял без работы до 1923 года. Когда производство швейных машин возобновили, их стали продавать под маркой "Госшвеймашина", а с 1931 года - под маркой ПМЗ (Подольский механический завод).

Снабжением высшей советской элиты начали заниматься спецслужбы. После войны это стало обязанностью девятого управления КГБ, отвечающего за охрану высшего эшелона советской элиты.

На многих известных заводах появились спеццеха, отвечающие за изготовление особо качественных продуктов для номенклатуры.

Одним из самых первых производств такого рода стал созданный в 1933 году цех на Микояновском мясокомбинате. Аналогичные предприятия образовались на Таганском мясоперерабатывающем заводе. Два рентгеновских аппарата просвечивали колбасу и сосиски - не дай бог, обнаружится шпилька или гайка.

На каждом продукте, вышедшем из спеццеха, имелись личные подписи специалистов, ответственных за выпуск. Спеццеха были организовали и на кондитерских фабриках "Красный Октябрь" и "Бабаевский", на Московском ликероводочном заводе (ныне "Кристалл").

Возвращение

Сейчас, через полтора десятилетия после распада СССР, многие компании взялись за восстановление своего прошлого и традиций .

"Кондитерская фабрика Бабаева" теперь всячески подчеркивает, что ведет свое начало от Оброкосова. На логотипе фирмы стоит дата основания - 1804 год. "Объединенные кондитеры" (эта компания является владельцев "Бабаева" и "Красного октября") производит конфеты под брендом "Эйнем", которые на порядок дороже, чем "Мишка косолапый" или "Кара-кум".

В 2003 году группа предпринимателей зарегистрировала торговую марку "Руссо-Балт" (Russo-Baltique). Бизнесмены наняли грузинского художника Звиада Циколия, который разработал дизайн нового российского автомобиля Russo-Baltique Impression и три года пытались собрать его в России. Однако затею удалось воплотить в жизнь только, когда производство машины передали баварской фирме Gerg GmbH.

С прошлого года концепт-кар Russo-Baltique Impression возят по автомобильным выставкам, обещая, что скоро начнется его сборка. Компания собирается выпускать машину ограниченной серией в 10-15 экземпляров. Стоимость автомобиля должна составить 1,8 млн. долларов.

Еще один бренд дореволюционной эпохи, доживший до сегодняшнего дня, - водка "Смирнов". Однако на право использовать торговый знак претендовали сразу три компании: британская Diageo, инвестиционная компания "А1 Групп" (консорциум "Альфа-Групп") и "Торговый дом потомков поставщика двора Его Императорского Величества П. А. Смирнова".

Diageo и"А1 Групп" недавно примирились, подписав соглашение о создании совместного предприятия, что по сути позволить им совместно владеть брендами "Смирновъ" и Smirnoff. Однако Борис Смирнов, возглавляющий "Торговый дом потомков поставщика двора Его Императорского Величества П. А. Смирнова", продолжает настаивать на ликвидации этих водочных марок.

"Обе марки подлежат ликвидации как вводящие потребителя в заблуждение", - заявил в интервью Интерфаксу Борис Смирнов. Он считает, что право на существование имеют только те марки, которые принадлежат "реальным" потомкам.

Новые поставщики

Сразу несколько организаций задались целью восстановить и сам институт "Поставщиков Двора".

Удостоверение поставщика
В начале 1990-х JTI купила в Санкт-Петербурге табачную фабрику, которая до революции называлась "Лаферм"
В 2003 году ФГУП "Кремль", подконтрольный Управлению делами президента, зарегистрировала сертификат "Кремлевский стандарт", который должен "перенять традиции" звания "Поставщик Двора Его Императорского Величества". Но дальше дело пока не пошло.

Куда успешнее оказалась общественная организация "Кремль 9", в 2004 году основавшая Гильдию поставщиков Кремля. На сегодняшний день гильдия насчитывает около 40 членов.

Как говорит замгендиректора Гильдии Игорь Потоцкий, в нее входят компании, которым было важно подтверждение качества их продукции. Чтобы стать поставщиком Кремля , необходимо допустить на предприятие проверяющих из лабораторий, следящих за качеством поступающей в Кремль продукции.

Как и в дореволюционные времена, стать поставщиком куда важнее для статуса. "Никакими привилегиями в Кремле эти поставщики не пользуются. Существует закон о госзакупках, который предполагает проведение тендера, никто нарушать его не собирается", - говорит Потоцкий.

Однако в отличие от царских времен немногие компании стремятся получить звание поставщика первого лица государства. Даже из членов Гильдию лишь три компании - "Кристалл ГРОСС", шоколадной фабрики "А.Коркунов" и JTI, российская дочка Japan Tobacco, - используют знак поставщика для маркировки своей продукции.



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги