Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 01 марта 2007 г., 08:07 GMT 11:07 MCK
Возможен ли в России новый дефолт?
На бирже
Российский рынок акций падает вслед за мировыми фондовыми рынками
Мировой фондовый рынок пережил в последние дни настоящее потрясение, когда сводный индекс Шанхайской биржи упал на девять процентов и вызвал падение на фондовых биржах в Азии и Европе.

В России также было зафиксировано падение курса акций многих компаний.

Возможно ли повторение дефолта, насколько твердыми окажутся доллар и евро, и что будет происходить с рублем? Ответы на эти вопросы искал ведущий программы "Радиус" Олег Антоненко в беседе с членом комитета Торгово-Промышленной Палаты по финансовым рынкам и банкам, бывшим вице-президентом Московской центральной фондовой биржи Львом Макаревичем, начальником аналитической службы " Мегатрастойла" Александром Разуваевым и экономическим обозревателем Русской службы Би-би-си Александром Коляндром.


Би-би-си: Вспоминая дефолт 1998 года в России, есть ли повод для беспокойства у нас сейчас?

Лев Макаревич: В 1998 году основная часть долгового бремени страны приходилась на государство. Тогда общая стоимость задолженности государства составляла 220 млрд. долларов. На сегодняшний день общий долг государства, если приплюсовать долг корпораций и банков, в полтора раза выше предыдущей суммы и составляет примерно 290 млрд. долларов. Из них долговые обязательства государства - 79 млрд., коммерческих банков - 67 млрд., корпораций - 141 млрд. долларов.

Би-би-си: Значит, бояться дефолта все-таки стоит?

Л.М.: Не государственного, а корпоративного, поскольку государство практически утратило контроль над внешними заимствованиями банков и корпораций, и это представляет серьезную угрозу.

Би-би-си: Что должно произойти, чтобы дефолт состоялся?

Если говорить о внешних долгах, то они созданы первоклассными компаниями, имеющими высокие рейтинги надежности
Александр Разуваев
Александр Разуваев: Я думаю, что вероятность дефолта равна нулю. Если говорить о внешних долгах, то они созданы первоклассными компаниями, имеющими высокие рейтинги надежности. Они имеют стабильные денежные потоки, прежде всего - экспорт сырья, поэтому никакого риска нет.

Вряд ли банковский кризис и обесценивание национальной валюты - то, с чем ассоциируется у российских граждан дефолт, - возможны сейчас в России. Есть золотовалютные резервы, положительное сальдо торгового баланса, растущая экономика. Единственная негативная вещь - это снижение котировок наших компаний, но ничего трагичного в этом нет.

Би-би-си: Как оценивают происходящее на Лондонской бирже британские аналитики?

Александр Коляндр: Падение достаточно значительное и сравнимо с падениями 11 сентября 2001 года. Британия - одна из тех стран, которая активно инвестирует в развивающиеся рынки, в первую очередь Россию, Индию, Бразилию и Китай. Эти рынки, с точки зрения инвестора в Лондоне, это некий общий бассейн. Если инвестор видит потери в одном месте и решает сократить свои позиции на развивающихся рынках, то сокращать он их будет и в России тоже.

Би-би-си: Сокращения - это реальная перспектива?

Основные события происходят в Китае, где ходят слухи о принятии новых законов, и США, а российский рынок находится между вот этими, если угодно, Сциллой и Харибдой
Александр Коляндр
А.К.: То, что мы видим сейчас на рынке в Москве: инвесторы продают. Аналитики говорят, что это не будет долгосрочной тенденцией, но особенно любопытно в этой истории то, что события, происходящие сейчас в России, не имеют к ней практически никакого отношения. Основные события происходят в Китае, где ходят слухи о принятии новых законов, и США, а российский рынок находится между вот этими, если угодно, Сциллой и Харибдой.

Би-би-си: Есть предположение, что правительство Китая своими заявлениями о неких мерах на рынке и спровоцировало этот кризис. Насколько китайские власти могут дестабилизировать рынок без ущерба для собственной экономики?

Л.М.: Основные меры китайских властей на фондовом рынке - это ограничение спекулятивного капитала и спекулятивных сделок. Напомню, что объем "горячих" спекулятивных денег, мигрирующих с одной мировой биржи на другую, превышает 3 трлн. долларов - это в четыре раза больше российского ВВП. Объем мирового финансового рынка примерно в четыре-пять раз превышает объем промышленного производства, то есть это гигантская трудноуправляемая стихия.

Россия хотя и стоит в стороне, но при этом является частью развивающихся рынков, которые среди мировых инвесторов считаются частью спекулятивного сектора их инвестиционных портфелей. Высокие скачки на этих рынках позволяют получать большие прибыли, но в общей массе этих вложений считается допустимым иметь не более 5-6%, остальные должны вкладываться в более надежные активы.

А.Р.: Китайское правительство может принять меры, которые негативно повлияют на котировки китайских компаний. В Китае бум, люди закладывали жилье, чтобы купить акции. Конечно, это может повлиять на их рынок.

Я бы не сказал, что у нас спекулятивный рынок. Россия имеет инвестиционный рейтинг по всем трем агентствам
Александр Разуваев
Но для нас важнее рынок США. Скорее всего, ожидается военная операция против Ирана, дальнейшее падение и резкий рост цен на нефть, при этом падающий нож мировых рынков окажется сильнее, чем рост цен на нефть для нас.

Я бы не сказал, что у нас спекулятивный рынок. Россия имеет инвестиционный рейтинг по всем трем агентствам. "Норильский никель", "Газпром", "Роснефть", Сбербанк - достаточно консервативные активы.

Би-би-си: Как отражается на сырьевых рынках то, что происходит на фондовых? Существует ли эта взаимосвязь?

А.К.: Связь есть, но непрямая. Есть общее правило: когда фондовые рынки падают, начинают расти более медленные, но более надежные активы: золото, недвижимость, и остальное, от картин до почтовых марок. Проблема в том, что сейчас и нефть является своего рода инвестиционным активом, и большое количество инвестиционных банков вкладывают в нефть. Поэтому никакой стабильности и на этой части рынка тоже нет.

Насколько мне известно, у российских банков в активах сейчас достаточно небольшая доля ипотечных кредитов и бумаг, связанных со строительными компаниями и строительными кредитами, так что я не вижу, как нынешний фондовый кризис мог бы перекинуться на российский рынок недвижимости, вызвав спад цен.

Л.М.: Ситуация на рынке недвижимости неординарная: действительно, официально банки не очень крупно вкладываются в этот рынок, но он исключительно спекулятивен и создает очень большие проблемы для банков: стоимость коммерческого жилья в Москве, по неофициальным оценкам, сравнялась с ВВП. Более того, коммерческие банки активно участвуют в строительных и риэлтерских пирамидах, причем не только напрямую, но и через аффилированные структуры.

Би-би-си: Возможны ли падения на рынке недвижимости в России?

Если начинается всеобщий обвал, откуда бы он ни исходил: Китая, стран Юго-Восточной Азии, России, появляется цепная реакция, обнажающая все слабые места и порождающая кризис большего или меньшего масштаба
Лев Макаревич
Л.М.: Рынок недвижимости монополизирован, как и весь российский рынок, и благодаря монополии существуют некоторые стабилизационные механизмы. Но если начинается всеобщий обвал, откуда бы он ни исходил: Китая, стран Юго-Восточной Азии, России, появляется цепная реакция, обнажающая все слабые места и порождающая кризис большего или меньшего масштаба.

На сегодняшний день объем корпоративных и банковских долгов превышает объем годового экспорта на 125%. Это вдвое выше уровня, который считается стабильным. Если падают мировые цены на сырье, автоматически происходит импорт кризиса, и этот фактор нельзя списывать со счетов.

А.Р.: Курс на нашем внутреннем валютном рынке определяется Центробанком, и я думаю, что в этом году мы увидим коридор 24-25 рублей. Рублевые депозиты, паевые фонды, акции компаний - это лучший способ сбережений на данный момент. Я сомневаюсь, что цены на нефть заметно упадут.

Би-би-си: Существует точка зрения, что Китай и Казахстан намеренно не дают своей валюте укрепляться. Почему российские власти не мешают этому процессу, который плохо сказывается на экспорте?

А.Р.: Во-первых, наш экспорт во многом зависит от возможности прокачки по трубопроводам, во-вторых, рост рубля снижает инфляцию, что важно в этот предвыборный год. К тому же рост рубля делает наши активы привлекательными для инвестиций.

Би-би-си: Во что вкладывают деньги британцы, как вообще они относятся к своей валюте?

Британская поговорка гласит: "То, насколько вы богаты, можно понять по сумме ваших долгов"
Александр Коляндр
А.К.: Британцы вкладывают свои деньги в долги! [смеется]. Британская поговорка гласит: "То, насколько вы богаты, можно понять по сумме ваших долгов". Основной британский долг - это жилье, ипотека. Кроме того, растут потребительские долги. Ситуация, когда у каждого человека есть кредитная карточка и все живут в долг, для Британии давным-давно норма. Все экономисты и правительственные чиновники говорят, что ситуация близка к обвалу, но, как видим, пока не обваливается.

Би-би-си: Можно ли говорить, что в этом году инфляция не превысит 5-6%?

Л.М.: Нет, тем более что традиционное январское повышение цен на услуги ЖКХ уже превзошло этот процент. В лучшем случае к концу года инфляция может составить около 10%. По разным группам услуг и товаров совершенно разные темпы инфляции. Одна инфляционная нагрузка на людей, которые живут на пенсию, другая - на более состоятельных людей. То же самое по отраслям.

А.Р.: Инфляцию можно по-разному посчитать и получить от 5% до 25%. Думаю, официальная инфляция в этом году составит 8-9%. Инфляционный фактор будет достаточно существенен в ближайшие годы: у нас продолжается рост экономики, а к 2011 году внутренние цены на газ с учетом транспортных расходов и экспортных пошлин сравняются с экспортными в Европу, вырастут цены на электроэнергию.

Л.М.: Текущий и следующий год - это предвыборное время, когда, по старинной российской традиции, будут крупные выплаты со стороны государства, которые усилят инфляцию.

Би-би-си: Можно ли говорить, что Россия по-прежнему сидит на энергетической игле и зависит от конъюнктуры сырьевых рынков более, нежели чем от фондовых?

А.Р.: Действительно, нефтегазовый экспорт - очень важный фактор для российской экономики. У России нет другого такого козыря, но он - наше основное конкурентное преимущество, многие страны ему завидуют.

Л.М.: Да, я считаю, что это игла не только нефтегазовая, но и вообще сырьевая.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги