Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 04 июля 2007 г., 18:12 GMT 22:12 MCK
Америка в поисках России, Россия в поисках себя
Константин Эггерт
Константин Эггерт
Главный редактор Московского бюро
Русской службы Би-би-си

Новая российская баллистическая ракета
Коммунизма больше нет, а конфронтация осталась
Национальный колледж обороны Соединенных Штатов обещает во второй половине года обнародовать результаты масштабного исследования на тему об отличиях в мировоззрении российской и американской элит.

Причем довольно подробный опросный лист, который заполняли многие представители политического и экспертного сообщества, включал вопросы типа "Каково влияние евразийских идей в России?" и "В чем заключается специфика исторического пути России?".

То, что такое исследование потребовалось более чем через двадцать лет после начала "перестройки" Горбачева - симптом для отношений России и Америки скорее тревожный.

О плохом состоянии российско-американских отношений сегодня принято говорить как о свершившемся факте, хотя на фоне эпохи "холодной войны" разногласия по поводу Косова или бесконечные дебаты вокруг размещения объектов американской противоракетной обороны в Польше и Чехии выглядят пустячно.

Я прекрасно помню ужас, который испытывал холодной осенью 1983 года, когда советские перехватчики сбили южнокорейский авиалайнер, а американцы свергли прокубинсое правительство Гренады, президент Рейган принял решение разместить ракеты "Першинг" в Западной Европе, а Юрий Андропов отвечал ему развертыванием ракетных комплексов СС-20. Тогда казалось, что самая настоящая мировая война может начаться в любой момент.

В чем же проблема сегодня, когда Путин и Буш обмениваются рыбацким опытом и обсуждают, использовать или не использовать в общих нуждах российскую радиолокационную станцию в Азербайджане?

Ни Андропову, ни Рейгану 25 лет назад такое не могло даже присниться!

Мало что объясняет и расхожая идея о том, что Запад "не принял" постсоветскую Россию, обошелся с ней эгоистично, и теперь Россия, так сказать, берет свое.

Вопрос в том, а что же такое это самое "свое"?

Судя по всему, исследователи из Национального колледжа обороны подошли близко к первопричине нынешних нестроений - американское и российское руководство, и, шире говоря, образованные сегменты обоих обществ слишком по-разному смотрят на окружающую действительность.

Америка и ее политический класс остаются во многом сообществом идеалистов
Несмотря на свой прагматизм, Америка и ее политический класс остаются во многом сообществом идеалистов.

Американцы не просто убеждены в универсальной ценности таких идей, как свобода, демократия, разделение властей. Они считают, что распространение этих идей по всему миру - залог безопасности Америки.

Более того, история и практика XX века и начала века нынешнего убедили американских политиков и общество в том, что это правильный подход. Ни возрождение Западной Европы и Японии после второй мировой войны, ни интеграция бывших стран социалистического лагеря в трансатлантическое сообщество после окончания войны холодной было бы невозможно без активной поддержки Соединенных Штатов.

Расширение НАТО, превратившее некогда компактную военную структуру в клуб военно-политических дебатов с довольно эластичными понятиями о членстве, в этом смысле симптоматичный пример. Это результат не прагматизма, а идеализма американцев, которые после краха Варшавского договора действовали исходя из своего рода комплекса вины перед Центральной и Восточной Европой.

Американский идеализм на международной арене дает сбои - Ирак в этом смысле последний по времени пример - но не меняет общей картины.

Более того, с момента нападения Японии на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года эпоха изоляционизма в американской внешней политике закончилась, и, возможно, закончилась навсегда.

Будет ли Америка единственной сверхдержавой или нет, но и через 50 лет ее политики будут говорить о свободе и демократии как о главных ценностях.

Джордж Буш и Владимир Путин
Элиты двух стран пытаются договориться, но часто не понимают друг друга
И если посмотреть на демографический тренд, США будут оставаться страной с растущим населением и широчайшими возможностями для самореализации индивида - а именно это лежит в основе сохраняющейся привлекательности "американской модели".

Современный российский политический класс в этом смысле являет собой полную противоположность американцам.

Он глубоко убежден, что идеи ничего не значат в мировой политике, а значение имеет только голый национальный интерес. В этом смысле российские политики поразительно напоминают китайских. Они всегда искренне недоумевают, когда речь заходит о "ценностях".

Однако Китай - страна с пятитысячелетней историей государственности и конфуцианской этикой. Китайцы убеждены в своей "особости", самодостаточности и превосходстве над всеми.

Россия - иной случай. Здесь суперпрагматизм правящего класса - скорее защитная реакция, попытка скрыть тот факт, что российское общество пока не обрело новых моральных и идейных ориентиров.

В принципе, российский образованный класс - как и большинство граждан вообще - едва ли признает свою страну азиатской. Россия - часть "глобального Запада", с этим утверждением по всем опросам согласно и большинство россиян.

Более того, Запад и Америка тоже числят Россию в общем скорее "своей". Именно поэтому многие в Вашингтоне раздражаются, не понимая, почему россияне не торопятся последовать примеру поляков или эстонцев.

Российский политический класс убежден, что идеи ничего не значат в мировой политике
Американцам стоит запастись терпением: российскому обществу, по словам видного британского историка Джеффри Хоскинга, нужно решать одновременно две сложнейшие задачи - строить на развалинах уникальной коммунистической империи современное государство-нацию (процесс завершившийся в Западной Европе и в США) и одновременно реагировать на вызов глобализации, трансформирующей и размывающей представления о государственности и суверенитете.

Вкупе с шоком от быстрого краха СССР это порождает реакцию недоверия к окружающему миру и иногда гротескное желание везде и во всем настаивать на неизменности своей позиции.

Крайний индивидуализм сегодняшних россиян - одно из проявлений этой неуверенности, отсутствия в жизни других ориентиров помимо личного интереса. Россияне пока не знают, какой они хотят видеть свою страну - а значит и себя. Американцы, напротив, иногда даже слишком уверены в себе.

С исторической точки зрения, нынешнее состояние российского общества и его лидеров - явление временное.

Сколько времени ему потребуется, чтобы осознать, как стать частью "глобального Запада", приняв на себя обязанности члена клуба вкупе с почетными правами, сейчас не знает никто.

Вызовы XXI века - экономика знаний, изменения климата, вызовы Китая и мусульманского экстремизма - не оставляют россиянам слишком много лет на размышления. Чем скорее они задумаются над судьбой своей родины, тем скорее исследования Национального колледжа обороны США начнут становиться не более чем любопытным историческим источником.



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги