Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 07 апреля 2006 г., 10:08 GMT 14:08 MCK
Вера и права: спор церкви и правозащитников
Илья Архипов
Илья Архипов
Би-би-си, Москва

Купола соборов
Заявления Собора о сочетании прав человека и духовных ценностей вывели дискуссию за рамки церкви
В Москве прошел Всемирный Русский Народный Собор, принявший Декларацию о правах и достоинстве человека. Собор проходил под председательством Русской православной церкви. Ее представители заявили, что в существующей Декларации, принятой ООН нет места традиции православного Востока. Таким образом, дискуссия, уже давно идущая в кругах религиозного сообщества, была вынесена на широкое обсуждение.

"Мы признаем права и свободы человека в той мере, в какой они помогают восхождению личности к добру", - гласит декларация. В одном этом утверждении содержится залог будущих споров. Как и кто определит, что такое добро, которому призваны служить права и свободы человека?

В тексте декларации подчеркивается: "Голос совести человека может быть заглушен грехом". Митрополит Кирилл в своем выступлении объяснил, о чем идет речь: "С точки зрения этой традиции, не могут признаваться в качестве нормы: насмешки над святыней, аборты, гомосексуализм, эвтаназия и другие виды поведения, активно защищаемые сегодня с позиций концепции прав человека".

Митрополит связывает падение нравственности в обществе со слишком широким пониманием свобод: "Задача концепции прав человека состоит в том, чтобы защищать ценность человека и способствовать возрастанию его достоинства, а не в том, чтобы выпускать джинна из бутылки... рубить иконы на выставках в Манеже, проводить выставки "Осторожно: религия" а потом убивать людей только потому, что они принадлежат к другой национальности. Это все звенья одной цепи", - утверждает митрополит.

Получается, что для церкви с нравственной деградацией общества неизбежно связана и деградация представлений о правах человека.

Несовременные традиции

Я бы назвал это традицией православных государств, традицией Византии, традицией консервативной и прямо направленной против прав человека в современном их понимании
Правозащитник Сергей Григорьянц, об инициативах Собора
Защитники светского общества резко выступают против попыток предложить иной, отличный от сложившегося в западной традиции, взгляд на права человека. "Я бы назвал это традицией православных государств, традицией Византии, традицией консервативной и прямо направленной против прав человека в современном их понимании", - говорит правозащитник и почётный президент фонда "Гласность" Сергей Григорьянц о выступлении митрополита Кирилла и предложениях РПЦ.

Для Григорянца и его единомышленников возведение каких-либо надстроек над "Декларацией о правах" является очевидным посягательством на свободу человека. Тем более, когда об этом заходит речь в условиях России, где ситуация с защитой прав человека далека от благополучной. Тем более, что в России церковь и правозащитные организации чаще оказываются по разные стороны баррикад. В открытое противостояние вылились споры о введении в школах предмета "Основы православной культуры" и скандалы, связанные с выставками "Осторожно: религия" и "Россия-2".

Кроме того, нельзя забывать, что, несмотря на слабость гражданского общества в России, конкуренция на этом поле весьма высока. С одной стороны, гражданское пространство стремится "национализировать" государство, создавая различные структуры разной степени лояльности, с другой стороны, все еще пытаются выжить и укрепиться независимые организации. Зачастую - те, что вписаны в глобальную сеть более крупных фондов и структур, за что принимают упреки в зависимости от "мирового капитала".

Так что когда о своих правах на гражданскую трибуну заявляет такой влиятельный институт, как Церковь, то игроки на поле реагируют быстро. Некоторые скептики даже увидели в новой инициативе Патриархии государственный заказ, заявив, что под вопрос ставят ценность деятельности правозащитников и неправительственных организаций, на которые и так оказывается сильное давление со стороны государства.

Декларация прав верующих

На демонстрации
Права человека - превыше всего, уверены либералы. Высказывания церкви многих из них пугают
Представители Церкви эти подозрения отвергают. По словам протоиерея Всеволода Чаплина, Патриархия предлагает свою концепцию прав человека, чтобы избежать конфликта цивилизаций: "Нам нужно добиться того, чтобы на уровне права и политики был найден должный баланс между ценностями прав человека и ценностями веры, святынь и Отечества. Мы это делаем для того, чтобы мир избежал войны всех против всех, глобального Севера против глобального Юга, западного мира против исламского мира. Мы делаем это, чтобы не было силового конфликта, который уже идет".

Православные считают, что им будет легче найти общий язык с мусульманами, оскорбленными "датскими рисунками", или индуистами, преследующими топ-моделей и дизайнеров за слишком откровенные наряды. Как заявил представитель Федерации еврейских общин России Борух Горин декларация собора - это декларация прав верующих.

Западное общество привыкло жить в ситуации, когда церковь политкорректно не вмешивается его жизнь. Именно поэтому, подчеркивают многие комментаторы, вероятен конфликт западного образа жизни и активного ислама, не признающего компромиссов в делах веры. Но, добавляют православные теоретики, остроту конфликта можно снизить. Для этого, по их мнению, надо только признать, что не всякое человеческое право нравственно.

Нам нужно добиться того, чтобы на уровне права и политики был найден должный баланс между ценностями прав человека и ценностями веры
Протоирей Всеволод Чаплин
Парадоксально, но, заявляя о приоритете нравственности, Церковь выполняет не свойственные ей функции регулятора общественных отношений. Контроль за уровнем нравственности - не ее дело. Эту обязанность по традиции возлагает на нее общество, по-своему толкующее назначение и сущность церковного института. Главный религиозный постулат - о том, что церковь через таинства приобщает человека к божественной благодати и способствует его спасению, для большинства в современном светском обществе конкретного смысла не имеет.

Церковь и общество часто говорят на разных языках. Активисты-правозащитники подчеркивают, что права человека незыблемы, потому что от них зависит мирное, достойное и комфортное существование человека. Христианство, однако, видит свою задачу не в обеспечении максимально удобного существования на земле, а в спасении души конкретного человека, потому и ценность прав человека для верующих имеет не абсолютную, а относительную ценность.

Преступник, государство и духовная среда

Демонстрация в Никарагуа
Выступления против абортов идут во многих странах: там спор о правах и ценностях уже "ушел в массы"
Мировоззренческий конфликт проявляется со всей очевидностью на примере спора о том, кто виноват в росте экстремизма и ксенофобии. За избиениями и убийствами, осквернениями кладбищ и синагог стоят конкретные люди - от бритоголовых из экстремистских групп до неоязычников и сатанистов. Но только ли ими ограничен круг виновных, спрашивают и правозащитники, и представители церкви?

И отвечают, конечно, по-разному. Сергей Григорьянц винит и государственную машину: "Государство, в том числе и правоохранительные органы, создают в России условия для того чудовищного безобразия, которое сейчас творится в стране".

А представители Церкви говорят, что причина бед не столько в низкой правовой культуре и слабости гражданского сознания российского общества, сколько в его нравственной распущенности. "Милиционер, который избивает невинного, или работник соцучреждения, который издевается над беспомощным, - все это люди, которые действуют, исходя из черноты собственного сердца. Конечно, работа правозащитных организаций важна, но самое главное - нравственное воспитание", - утверждает протоиерей Всеволод Чаплин.

В храме
Не всякое право - во благо, утверждает церковь. Согласятся ли с этим все граждане?
"Нравственное воспитание" - несколько лукавая формулировка, ведь согласно христианскому вероучению, надо призывать к покаянию, полному преображению и преодолению греха. А это, как учит церковь, возможно только во Христе.

Прямо заявить об этом с трибуны Народного собора представители Церкви опасаются, чтобы не вызвать обвинений во вмешательстве в светские дела, но самим своим выступлением они как бы говорят, - вот где лежит нужный вам путь. Правозащитная концепция, по их мнению, предлагает слишком широкий выбор и лишает человека четких ориентиров.

Имеет ли Церковь право говорить о своем мнении? Имеет. Имеет ли она право на то, чтобы диктовать свои взгляды другим? Не имеет. Одно дело, если разговоры о нравственном подходе к правам и свободам человека останутся в рамках публичной дискуссии. Совсем другое - если из этого на государственном уровне будут сделаны конкретные выводы.

Многие - и не только в среде защитников светского общества - считают, что если, руководствуясь взглядами все более авторитетного в обществе института, государство всерьез возьмется пересматривать права человека в соответствии с постулатами одной конкретной веры, противостояние светского и религиозного обществ обострится и нарушится та стабильность, за которую так ратует нынешняя российская власть.




МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры