Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 28 февраля 2006 г., 10:53 GMT 13:53 MCK
До нормализации в Чечне пока далеко
Артем Лисс
Би-би-си

Бронетраспортер на фоне разрушенного дома в Грозном
Следов войны в Грозном не заметить невозможно
Делегация во главе с комиссаром Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблесом и его преемником Томасом Хаммарбергом недавно побывала в Чечне. Корреспондент сопровождал европейских правозащитников в этой поездке.

Колонна машин с европейской делегацией в сопровождении вооруженной охраны в густом тумане продвигалась по ухабистой дороге, объезжая грязные лужи.

Сквозь туманную пелену время от времени проступали - то скучающий милиционер на блокпосту, то подростки, пасущие скот, то написанная от руки вывеска кафе "Вдали от жен"

Все это - части сложной картины новой жизни в Чечне. Жизни, которая все больше напоминает нормальную.

Куда бы ни поехали европейцы - везде было вызывающе чисто и пахло свежей краской.

"Глаза и уши" Кремля

В следственном изоляторе в Чернокозово через громкоговорители рассказывали о правах тех, кто там содержится, а колючую проволоку, казалось, только что вымыли с мылом.

Шесть лет назад здесь все было по-другому. Узников часто сковывали вместе, а спали они на голом земляном полу.

Когда Хиль-Роблес впервые посетил Чернокозово, он сказал, что условия содержания там равносильные пытке и призвал закрыть этот изолятор.

Несмотря на все улучшения, поговорить с задержанными не разрешили, а за всеми нашими передвижениями следили кремлевские "глаза и уши".

"Пропавшие"

Комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблес
Везде, где побывал еврокомиссар, было вызывающе чисто
В ходе поездки многое бросалось в глаза.

Замаскированные бронетранспортеры были размещены в узловых точках по всему пути следования.

При любой непредусмотренной остановке колонну сразу окружала вооруженная охрана.

Временами казалось, что зона нормальной жизни заканчивается наподалеку от наших бронемашин.

Задачей сопровождавших нас солдат было защищать колонну от боевиков. Но многие чеченцы говорят, что именно правоохранительные органы, а не боевики представляют большую опасность для населения.

По официальному признанию властей Чечни, с 2000 года без вести пропали тысячи жителей республики. В интернете хватает рассказов о том, как люди в камуфляже без всяких объяснений забирают тех, кто кажется им подозрительным.

Официально считается, что многие из "пропавших" проверяются на причастность к терроризму. Но реальные обвинения были предъявлены лишь в немногих случаях.

Десятки похищенных спустя несколько недель возвращались из заключения истощенные, со следами пыток на теле и отказывались говорить о том, что с ними было. Других так никто больше и не видел.

Власти Чечни обещают бороться с похищениями, но даже президент Алу Алханов признает, что до искоренения этого зла еще очень далеко.

"В 2001 году были похищены 703 человека. В прошлом году ... только 77 человек", - заявил он нам во время встречи в здании правительства в Грозном, сидя под портретом погибшего в результате покушения прежнего президента Чечни Ахмада Кадырова.

"Только слепой не увидит положительных перемен, но проблем хватает. Даже один такой случай... это большая трагедия", - отметил он.

Рамзан Кадыров
Считается, что реальная власть в Чечне принадлежит Рамзану Кадырову
Некоторые из преступлений, о которых говорил Алу Алханов, порой приписывают сотрудникам вооруженных формирований, подчиняющихся и.о. премьера Чечни Рамзану Кадырову.

Но даже сам Кадыров - человек, который сегодня обладает реальной властью в Чечне - после встречи с Хиль-Роблесом казался довольным.

"Да, в составе наших сил встречаются негодяи", - признает он.

"Но мы делаем все возможное, чтобы их выявить и передать правосудию. Их наказывают в соответствии с российским законом", - утверждает Рамзан Кадыров.

"Другая Чечня"

Визит показал Хиль-Роблесу, что шесть лет его работы по чеченской проблеме не прошли даром.

Однако его преемнику Томасу Хаммербергу предстоит сделать еще очень многое.

Когда Хиль-Роблес встречался с представителями неправительственных организаций в Чечне, весь разговор снимал военный оператор.

Я больше не верю никаким властям - ни чеченским, ни российским, ни европейским. Они только и умеют, что лгать нам
Зейнаб, правозащитница
Откровенно говорить в его присутствии - это, наверное, очень непросто.

Тем более, что говорили на этой встрече, казалось, о совсем другой Чечне. Не той, которую показали делегации Совета Европы.

"Год назад Путин объявил, что война окончена, - сказала мне местная правозащитница Зейнаб... Но это не так. Каждую неделю минимум 20 человек похищают или убивают".

Чиновник, который стоял рядом и внимательно слушал нашу беседу прервал Зейнаб: "Вы знаете, же что это неправда. Даже близко ничего такого нет".

Но Зейнаб продолжала: "Я больше не верю никаким властям - ни чеченским, ни российским, ни европейским. Они только и умеют, что лгать нам. Им до нас дела нет".

Четыре года назад сын Зейнаб пропал при невыясненных обстоятельствах. Она все еще надеется найти его, но как и когда... никто ей сказать не может.


ССЫЛКИ:
Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры