Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 27 апреля 2005 г., 16:23 GMT 20:23 MCK
Нальчик: евромечеть и пуля в гардеробе

Артем Лисс
Би-би-си, Нальчик-Москва

Дом №19 по улице Северная - это самая окраина Нальчика, столицы Кабардино-Балкарии. Непрестижный спальный район, где выспаться удается лишь самым крепким: окна выходят прямиком на взлетную полосу городского аэропорта.

В этих окнах нет стеклопакетов, в этих подъездах - железных дверей. Здесь живут люди небогатые, для них ремонт - такая же несбыточная мечта, как авиабилет на турецкий курорт.

Дом в Нальчике, где были убиты боевики
Сейчас в Нальчике мир и стабильность, говорят чиновники
Но в самом центре дома, вставным зубом, - свежепокрашенные балконы, новенькая телеантенна, даже, кажется, вымытые шампунем стены. Сквозь стекло видно: в лучшей квартире района никто не живет.

Роскошь подъезда №2 - компенсация дому за то, что зимой из него выкуривали семерых боевиков. Расплата за стрельбу из гранатомета, автоматные очереди и взрывы прямо у входной двери.

Под Новый год группа экстремистов сняла в этом доме две квартиры, на первом и четвертом этажах. Спецслужбам тогда поставили задачу: жителей квартир ликвидировать, дом, по возможности, оставить целым.

Что если "полыхнет"?

В день штурма местных жителей эвакуировали в гостиницу - но, конечно, те, кто помоложе, нашли способ проследить за боем с окрестных огородов.

Когда нам разрешили домой вернуться, я нашел в гардеробе пулю. Она вошла сквозь окно, пробила дверцу и проделала дыру в моем черном костюме
Виктор, житель Нальчика
"Здесь жуть что творилось, - говорит ответственный квартиросъемщик Виктор. - Стреляли так, что куда там твоей Чечне. А потом, когда нам разрешили домой вернуться, я нашел в гардеробе пулю. Она вошла сквозь окно, пробила дверцу и проделала дыру в моем черном костюме".

В тот день из дома №19 вынесли тела семерых боевиков.

Сейчас в Нальчике, говорят чиновники, - мир и стабильность.

Но все же российские власти признают: угроза того, что экстремизм выйдет за границы Чечни, что "полыхнет" весь Северный Кавказ, - весьма серьезна.

"Если мы не справимся с терроризмом, - утверждает представитель президента Владимира Путина в Южном федеральном округе Дмитрий Козак, - Россию ждет катастрофа. И последствия будут куда серьезнее, чем то, что произошло после распада Югославии".

Молитва на улице

Во дворе другого жилого дома, на другой окраине Нальчика, сотня бородатых мужчин собралась на пятничную молитву. Здороваются, хлопают друг друга по плечам, обсуждают достоинства мотоциклов Honda - один из членов общины обзавелся обновкой.

Антитеррористические учения российских сил
Власти признают, что в ситуации на Северном Кавказе многое вызывает опасения
За пять минут до намаза откуда-то приносят потертые ковры. Их кладут прямо на раскаленный асфальт: бородачи будут молиться под открытым небом. Совсем недавно в этом дворе была мечеть. Но ее закрыли - как и еще пять таких же мечетей в других районах города.

Теперь действует лишь центральная, "евромечеть", как ее называют в Нальчике. Но она, во-первых, маловата, а во-вторых, эти люди не хотят иметь ничего общего с официальным исламом.

"Я преподавал Коран в государственном университете, - рассказывает один из них, Зелим. - Студенты сами попросили организовать такой факультатив. Но в разгар занятий к нам ворвалась милиция, всех нас забрали в отделение, меня немного побили. А студентов спрашивали, не учу ли я их делать бомбы и пояса шахидов. Потом отпустили, но сказали, что если мы продолжим заниматься, в следующий раз будут строже".

Несостоявшаяся встреча

"На улице невозможно с бородой показаться, - вторит ему Мохаммед, другой член общины. - У меня поэтому и стекла в машине тонированные: иначе все время останавливают, ищут антироссийскую литературу".

Кабардино-Балкария
В Кабардино-Балкарии бедность сочетается с возрождением ислама
Эти люди не скрывают: они не верят в осовремененный ислам и стараются жить в полном соответствии с законами Шариата. На молитве они стоят плечом к плечу, - теснее, чем принято в обычных мечетях.

Их община превосходно организована, живет в строжайшей дисциплине и безоговорочно доверяет своему лидеру - кабардинскому эмиру.

Нам предложили встретиться с ним - на трех условиях: в лесу, ночью, мобильные по дороге не включать. Условия эти мы отвергли.

Эмир, говорят бородатые люди, учит, что все притеснения со стороны властей нужно терпеть. Что воевать - это не путь. Что Аллах сам найдет и правых, и виноватых.

Сторонников эмира только в Нальчике, по разным оценкам, от пяти сотен до нескольких тысяч.

По Шариату

В часе езды от Нальчика, в горном селении, откуда родом лидер уничтоженных на Северной боевиков, мечеть пока работает. Но из местных туда ходят далеко не все.

Корреспондент Би-би-си и житель горного села
Местные жители согласны говорить с журналистами только на условиях анонимности
Один из тех, кто не верит в "государственный ислам", А.С., согласился дать интервью только в обмен на гарантию полной анонимности.

Он по опыту знает, что бояться нужно всех - и милиции, и чиновников, и военных. Поэтому и фотографировать себя просит так, чтобы ни лица, ни даже очертаний фигуры видно не было.

В свое время А. С. руководил в этом селе музыкальной самодеятельностью, но потом узнал, что Коран запрещает музицировать - и забросил прежнее занятие. Теперь выращивает овощи.

"Мы не против властей, - говорит он. - Но на нас, сторонников Шариата, давят все сильнее и сильнее. И когда-нибудь пружина лопнет. К чему это приведет, я даже подумать боюсь. Ведь не бесконечно же наше терпение!".

Бедность

В дом к А. С. нас привез другой житель этого села, Муслим. Его сестра Саккинат погибла в ходе перестрелки на улице Северная. Грудная дочь Саккинат официально считается пропавшей без вести.

Отец Муслима и Саккинат
Отец Саккинат до сих пор не можето понять, как его дочь оказалась среди боевиков
Но все село уверено: девочку, Лейлу, тоже убили в день того штурма.

Родители Муслима и Саккинат до сих пор не могут понять, каким образом их дочь оказалась среди вооруженных боевиков. Они показывают нам фотографии: вот их дочь в детском саду, вот - в школе, с подругами, вот - на свадьбе. А вот - уже в морге, с простреленной головой.

"Это все бедность, - говорит отец Муслима и Саккинат. - Когда человек бедный, его в чем угодно можно убедить, наобещать всякого. А у нас здесь все бедные. Если бы все было хорошо, разве наша дочь связалась бы с этими людьми? Они же войны хотят, они же против властей!".

После смерти сестры Муслим ходит в гости к отцу все реже и реже.

Он в свое время тоже отпустил бороду, тоже поверил в "чистый" Коран - и теперь боится навлечь на себя родительский гнев.

"Здесь весь народ разделился, - говорит Муслим. - Но наших, тех, кто властям не верит и внимательно читает Книгу, становится все больше и больше. А они в это никак не хотят поверить".


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры