Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 24 марта 2005 г., 14:56 GMT 17:56 MCK
Разочарования и надежды Чечни
Илья Архипов
Илья Архипов
Русская служба Би-би-си, Грозный-Москва

Комплекс правительственных зданий
За пределами бетонных стен и колючей проволоки иллюзий безопасности не остается
Чеченская власть работает в КПЗ. Именно так сокращенно называется комплекс правительственных зданий. Его охраняют, как и положено, профессиональные надзиратели - сотрудники ГУИНа.

По свистку регулировщика мы заворачиваем к Дому правительства. Здание республиканской администрации спрятано в центре целого лабиринта из укреплений и ограждений. Однако даже на территории этого укрепрайона местное руководство перемещается исключительно в сопровождении личной охраны - вооруженных до зубов автоматчиков, преимущественно чеченцев.

У последних своя мода - чем внушительнее амуниция, тем лучше. Здесь важно все: длина ствола у пистолета, фасон бронежилета и камуфляжной формы, а также количество боеприпасов, которые удается повесить и спереди, и сзади. При этом необходимо иметь хмурый и мужественный вид, взгляд из-под бровей с несколько устрашающим прищуром и гордую осанку.

Лучше всего это удается охранникам даже не президента Чечни Алу Алханова, а первого вице-премьера Рамзана Кадырова. Отряды Кадырова по разным оценкам насчитывают несколько тысяч человек (говорят, что он добился перехода на свою сторону семи тысяч бывших боевиков, но подтверждения этому нет).

Сам же Рамзан Кадыров утверждает, что у него всего пятнадцать охранников. Правда, они с ним практически постоянно. Даже на заседании Госсовета Чечни, здание которого находится в самом сердце КПЗ республики, Кадыров появился со свитой в полтора-два десятка человек.

Иллюзия безопасности

И все-таки если внутри нескольких рубежей обороны КПЗ кажется, что ты в относительной безопасности, то за пределами бетонных стен и колючей проволоки таких иллюзий уже не остается. Иностранным журналистам, например, разрешено передвигаться по Чечне только организованными группами и в сопровождении спецназа МВД. Это, естественно, накладывает ограничения на свободу передвижения.

Женщины с фотографиями пропавших людей
О похищениях людей в Чечне говорят все
Когда наш автобус выехал с территории КПЗ, внимание журналистов попытались привлечь несколько женщин, которые держали в руках фотографии пропавших без вести людей. Однако сопровождавшие нас лица приказали водителю автобуса не останавливаться и ехать дальше.

Впрочем, о похищениях людей в Чечне и так говорят все, стоит только подойти. Причем многих чеченцев не отпугивает эскорт из солдат с оружием наперевес и кураторы из милиции, которые сопровождают журналистов даже во время интервью.

На одном из придорожных рынков Грозного, расположившегося посреди полуразрушенных домов, женщина средних лет по имени Залпа даже заспорила с подполковником милиции.

"Ночью заскакивают. Сколько наших ребят без вести пропало, сколько ребят наших убито, которые даже оружие в руки не брали", - говорит она.

"А почему вы считаете, что это конкретно взяли федералы? - попытался возразить милиционер. - А что, разборок между вами не может быть?"

"Этих разборок среди нас мало", - отрезала чеченка.

Похищения

По данным международной правозащитной организации Human Rights Watch, с 1999 года в Чечне исчезли от 3 до 5 тысяч человек. В отчете организации говорится, что в прошлом году в республике были похищены 43 человека, большинство из них - сотрудниками чеченских силовых структур.

Мы еще не изжили позорную практику необоснованных задержаний лиц с применением бронетехники
Владимир Кравченко, прокурор Чечни
Правозащитники обвиняют в причастности к похищениям людей и бойцов Рамзана Кадырова. Сам первый вице-премьер это отрицает.

"Мы никогда не похищали людей. Когда мы забираем человека, то все оформляем по закону", - заявил журналистам Кадыров на пресс-конференции в боксерском клубе "Рамзан", который он построил в Гудермесе вместе с другим спортивным клубом с тем же самым названием.

Прокурор Чечни Владимир Кравченко говорит, что у него нет данных по преступлениям, совершенным так называемыми "кадыровцами". В то же время в интервью Би-би-си он отметил, что хотя и есть много случаев, когда преступники просто притворялись представителями федеральных структур, сами федералы тоже не без греха.

"Мы еще не изжили позорную практику необоснованных задержаний лиц с применением бронетехники. За прошлый год у нас возбуждено 20 таких уголовных дел, где есть основания полагать присутствие и совершение этих преступлений со стороны федеральных сил", - сказал он.

"Порядок у нас будет"

Вид с балкона полуразрушенного дома в грозном
Следы войны в Чечне повсюду
Что же касается отрядов Кадырова, то если серьезных обвинений против них власти не выдвигают, то в периодическом пренебрежении законом их упрекают даже соратники. Правда, заместитель муфтия Чечни Султан Мирзоев говорит, что в последнее время ситуация несколько улучшилась.

"Наверное, есть там ребята с СБ [служба безопасности Рамзана Кадырова], которые, может, на дороге там кого-нибудь прибьют или ударят. Отдельные случаи такие есть. А есть люди, которые специально это делают, но их Рамзан наказывает. Когда на дороге аварии случаются, они сразу на гражданских с прикладами набрасывались, а сейчас, потому что на его подчиненных было очень много жалоб, Рамзан их очень строго наказывает. Я думаю, порядок у нас будет", - считает Мирзоев.

Сами жители Чечни подобным заявлениям верить не спешат. Даже дети в селе Толстой-Юрт заявили мне, что больше всего боятся похищений. О том же мне говорили и молодые чеченцы в сквере Нефтяников, расположенном в центре Грозного.

Деревьев там, правда, еще нет. Саженцы, покрытые сверху черным полиэтиленом, не достают пока даже до колена. Зато уже установили фонтан и разбили газон. Вокруг восстановили несколько зданий, в том числе и офис "Грознефти", обнесенный высокой, почти крепостной стеной. Впрочем, весь вид портит расположенный напротив остов разрушенного кукольного театра.

Повседневная жизнь

Студент Хаваж говорит, что после шести вечера нормальная жизнь прекращается.

"Не можем нормально в институт пойти, в село поехать. Проверки, зачистки, издеваются, шмонают. Нам такая жизнь не нужна", - возмущается он.

Бензин в банках на рынке в Грозном
Рынки, на которых продают все от сникерсов до бензина, здесь расположены повсюду.
Его приятель Анзор говорит, что каждую неделю из его института без вести пропадают студенты.

"Не знаю, куда они деваются. Мы не знаем, когда мы умрем, сегодня, завтра", - говорит он.

Анзор хочет уехать заграницу, а пока советует тем, кто хочет обосноваться в Грозном, запастись деньгами и пойти работать пожарным.

"Самая престижная работа. Кто хочет устроиться, плати три-четыре тысячи долларов, и то по блату", - утверждает студент.

На фоне всеобщей безработицы кажется, что в республике есть только три основных вида деятельности - торговля, война и ремонт автомобилей. Рынки, на которых продают все от сникерсов до бензина, и техцентры, где сделают сход-развал колес, здесь расположены повсюду.

Впрочем, при нынешнем состоянии чеченских дорог это не мудрено. Чуть ли не единственный ровный участок дороги в Чечне находится в Гудермесе и называется проспектом имени Ахмада Кадырова. Это отгороженный с двух сторон бетонными блоками участок дороги метров восемьсот длиной и метров двадцать шириной. Сын покойного президента построил здесь два спортивных клуба в честь самого себя и повесил большой портрет отца.

Остальные дороги в республике несут опасность для машин не намного меньше, чем заложенные фугасы. Минируют дороги в Чечне уже не так часто, но все равно каждое утро основные трассы проверяет инженерная разведка - саперы в сопровождении бронетехники обследуют обочины и проверяют дорожное полотно.

Бесконечная война

Масуд приторговывает на одной из улиц Грозного разного рода всячиной. Он говорит, что война только началась.

Коровы на поле
А она нам надоела. Мы здесь пережили до такой степени, что уже не могу сказать словами. Эта война каждый день идет. Она никогда не закончится, никогда...
Масуд, тогровец из Грозного
"А она нам надоела. Мы здесь пережили до такой степени, что уже не могу сказать словами. Эта война каждый день идет. Она никогда не закончится, никогда...", - вздыхает он.

В Грозном поражает контраст между позицией простых людей и властей предержащих: насколько разочарованы и подавлены первые, настолько же уверены в своих силах и правоте вторые. Заместитель командира чеченского ОМОНа Бувади Дахиев встретился с журналистами на фоне стены, где выбиты имена погибших бойцов, и пообещал, что война скоро закончится, а он займется туристическим бизнесом.

"Будем возить, показывать горные базы боевиков. Восстановим и сделаем туристическими", - говорит он.

Военный комендант Чечни более осторожен. На мой вопрос о перспективах поимки или ликвидации Шамиля Басаева, Фоменко ответил, что пока конкретики никакой нет.

"Никто его не поддерживает. У него есть пока охрана, но пока до него не добрались. Но доберутся. В принципе все контролируется. Система настроена", - говорит он.

Жители республики думают по-другому. Они уже не верят ни одним, ни другим.

"Каждый ведет просто свою войну и за это получает деньги", - говорит про боевиков Мадина.



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры