Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 17 октября 2005 г., 13:08 GMT 17:08 MCK
Поражение КГБ в "третьем мире" - версия Митрохина

Андрей Остальский
Русская служба Би-би-си

Здание КГБ-ФСБ на Лубянке
Митрохин пишет о передаче КГБ средств на избирательные кампании в Индии и Чили
Летом 1961 года молодой и честолюбивый председатель КГБ Александр Шелепин предлагает Президиуму ЦК КПСС одобрить принципиально новую глобальную стратегию - с целью, ни много ни мало, победить в холодной войне через наступление в "третьем мире". И Президиум соглашается.

С этого момента начинается 25-летняя эпопея, тайные составляющие и пружины которой впервые в столь полном виде явлены миру во втором томе "Архивов Митрохина". (The Mitrokhin Archive 2, The KGB and the World. Allen Lane/Penguin UK, London).

Основой книги, как и предыдущего, первого тома, вышедшего в 1999 году, составляют копии сверхсекретных документов, сделанных офицером КГБ Василием Митрохиным в архиве Первого главного управления. Для того, чтобы вывезти их на Запад, потребовалось шесть больших контейнеров.

Переориентация по Шелепину

Старая гвардия подумывала о реставрации, колеблясь между страхом перед первым лицом и отвращением к его скороспелым реформам
Нужно вспомнить, на каком внутриполитическом фоне была провозглашена новая стратегия.

И КПСС, и советское население все еще приходили в себя после разоблачений культа личности Сталина. Старая гвардия подумывала о реставрации, колеблясь между страхом перед первым лицом и отвращением к его скороспелым реформам.

Одно из хрущевских нововведений - провозглашение мирного сосуществования с капитализмом "как формы классовой борьбы" - вызывало особое раздражение. (Хотя оно и было попыткой, пусть неуклюжей, приспособиться к реальности - невозможности военной победы над Западом в эпоху ядерного оружия).

Хрущеву тем не менее требовалось доказать свою верность "большевистским идеалам" и советской державности.

Бурливший "третий мир", где бушевали национально-освободительные движения, казался идеальной ареной для такой демонстрации.

Что же касается Шелепина , то он возглавлял рвавшуюся к власти сильную партийно-комсомольскую фракцию, которой надо было громко заявить о себе и в то же время доказать свою идеологическую зрелость.

Ей нечего было предложить в экономике, да и во внутренней политике тоже, зато политика внешняя казалась самой подходящей сферой для завоевания авторитета. ("Я хочу коренным образом переориентировать КГБ на международные дела, внутренние должны уйти на десятый план", говорил Шелепин в те годы своему другу - дипломату).

Но завоевать лавры на Западе было куда сложнее, чем в молодых странах "третьего мира", которые и сами искали себе новых союзников.

КГБ засучивает рукава

Документы Митрохина подробно показывают, как кубинский лидер ссорился с Москвой из-за "советской нерешительности" во время Карибского кризиса, да и в 80-х годах тоже
Новая стратегия нашла отклик: Гана, Эфиопия, Индия, Индонезия, Египет, Сирия, Ирак, Алжир, Гвинея, Южный Йемен, а позднее и бывшие владения Португалии в Африке - эти и многие другие государства заговорили о строительстве социализма, стали закупать советское оружие, допустили к себе тысячи специалистов из СССР.

КГБ играл центральную роль в осуществлении этой политики. Все его колоссальные материальные и человеческие ресурсы каждый день работали на укрепление советского и всемерное ослабление западного, прежде всего, американского, влияния в этих государствах.

Особая роль, естественно, отводилась Кубе (криптоним КГБ - "Аванпост"). Но Фидель Кастро отказывался быть марионеткой, и потому отношения с ним складывались не всегда просто.

Документы Митрохина подробно показывают, как кубинский лидер ссорился с Москвой из-за "советской нерешительности" во время Карибского кризиса, да и в 80-х годах тоже.

Москва же сердилась на кубинский "авантюризм" - особенно во времена Че Гевары. И все же Кастро оставался самым искренним и относительно бескорыстным другом СССР. (Других искренних друзей - например, иракских коммунистов - Москва без особых сожалений отдала на расправу Саддаму Хусейну - из тактических соображений, и у Митрохина есть душераздирающие свидетельства на этот счет).

Ассигнование серьезных сумм

Одним из самых больших успехов Управления "А" было изготовление и успешное внедрение информации о том, что вирус СПИД был якобы создан в американской военной лаборатории
Митрохин приводит факты передачи КГБ десятков и сотен тысяч долларов на избирательную кампанию Индиры Ганди или Сальвадора Альенде в Чили.

Суммы, которые названы в "Архивах", вроде не так уж и велики, но если учесть, что коммунистов и их попутчиков почти во всех "важных" странах приходилось финансировать в той или иной степени регулярно, то на круг набегало совсем немало.

Ассигнование серьезных сумм, впрочем, каждый раз выносилось на рассмотрение политбюро ЦК КПСС. Недешево обходились и публикации в иностранной прессе материалов, за изготовление которых в КГБ отвечало Управление "А". Например, в только Индии в одном только 1974 году было "продвинуто" 4486 статей.

Одним из самых больших успехов Управления "А" было изготовление и успешное внедрение информации о том, что вирус СПИД был якобы создан в американской военной лаборатории.

Совершенно очевидно, что КГБ многократно превосходил главных соперников из ЦРУ по числу и изощренности "активных мероприятий". К тому же, действия США в той же Латинской Америке и на самом деле давали поводы подозревать их во всех смертных грехах.

После неуклюжей попытки вторжения на Кубу, попыток убийства Фиделя Кастро, после открытой поддержки чилийского переворота не так уж трудно было поверить фантазиям Управления "А".

Поп-культура непобедима

Колоссальные, непосильные для советской экономики вложения в страны "социалистической ориентации", проваливались как в черную дыру
Однако, приходит к выводу соавтор Митрохина Кристофер Эндрю, в долгосрочном плане никакие "активные мероприятия", никакие тысячи публикаций, продвинутых в прессу, так и не смогли одолеть американскую поп-культуру - она оказалась для молодежи развивающихся стран слишком сильным магнитом.

25-летняя битва за "третий мир" была проиграна КГБ и Советским Союзом. Более того, этот проигрыш в значительной мере определил или, по крайней мере, ускорил и общее поражение в холодной войне и крушение всей советской системы.

Колоссальные, непосильные для советской экономики вложения в страны "социалистической ориентации", проваливались как в черную дыру. Одних "верных друзей" во главе развивающихся стран смели военные перевороты - как это случилось в Чили, Боливии и других латиноамериканских странах, а также в Судане, Индонезии, в Алжире и так далее.

Другие оказались ненадежными союзниками, научившимися разговорами о социализме и "антиимпериализме" - как это было в Ираке - "разводить" легковерных московских идеологов.

Третьи убедились в неэффективности советской помощи или же просто поддались американскому соблазну.

КГБ и руководство КПСС объясняли все эти поражения в основном происками ЦРУ (которое, впрочем, действительно не дремало), но категорически отказывались увидеть главную причину неудач в том, что ориентация на социализм и СССР не была органична для националистических режимов, пришедших к власти в подавляющим большинстве молодых государств.

Никакие усилия КГБ не могли изменить объективного положения вещей - навязываемая развивающимся странам экономическая модель оказалась неэффективной. (По подсчетам профессора Гарвардского университета Джеффри Сакса, привязка к централизованной командной экономике искусственно замедлила развитие африканских стран в пять раз).

Характерно, что даже Индия, где КГБ удалось добиться успехов просто фантастических, в итоге не оправдала надежд.

Там так и не возникло азиатского варианта социализма, и даже внешнеполитическая близость к СССР носила скорее тактический, преходящий характер, и определялась геополитическими соображениями момента.

Инструмент самообмана

Прогнозы развития ситуации в "третьем мире" в целом регулярно преподносились в розовом свете
Один из самых ярких моментов в "Архивах Митрохина" - это наглядная иллюстрация того, в какой степени КГБ служил инструментом самообмана системы, отказывавшейся считаться с реальностью.

Так, Центр отрицательно реагировал на сообщения собственной резидентуры, сколь либо критически оценивавшие действия Индиры Ганди или предвещавшие ее возможное поражение. Отметались материалы, способные "расстроить" Брежнева.

Прогнозы развития ситуации в "третьем мире" в целом регулярно преподносились в розовом свете.

Кульминацией - и главным поражением - советской стратегии стала война в Афганистане, подорвавшая авторитет СССР в "третьем мире" и расшатавшая саму советскую систему. Вопреки реальности Андропов раз за разом докладывал в Политбюро о "признаках стабилизации", которая так никогда и не наступила.

Неудивительно, что после прихода к власти Горбачева по зарубежным резидентурам пришлось разослать циркуляр, строжайше запрещающий "искажение фактического положения вещей".

Пробел восполнен?

Кристофер Эндрю пишет, что до сих пор была достаточно подробно описана роль ЦРУ в холодной войне, в то время как про деятельность КГБ не известно было почти ничего.

После выхода "архивов Митрохина" этот пробел восполнен. И главный вывод, которого невозможно не сделать из всего этого удивительного материала - холодная война была проиграна не разведкой, не потому, что КГБ "плохо шпионил" и в чем-то уступал своим американским коллегам.

Он верно служил системе, ставившей перед своим "вооруженным отрядом" утопические задачи, с которыми не справился бы и целый легион самых ловких и технически до зубов оснащенных джеймсов бондов.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги