Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 10 марта 2005 г., 12:49 GMT 15:49 MCK
Невольник истории?

Андрей Остальский
Русская служба Би-би-си

Михаил Горбачев
Горбачев: "Ради сохранения Союза я готов на все"
Считается, что Михаил Горбачев должен был стать Генеральным секретарем ЦК КПСС еще в 1983 году - по многим свидетельствам, Юрий Андропов готовил его себе в наследники.

Однако Политбюро, средний возраст членов которого приближался к 80-ти, предпочло больного и немощного брежневского помощника Константина Черненко. В утешение 52-летнему "юноше" отдали портфель секретаря по идеологии, сделав его практически вторым человеком в партийной иерархии.

В этом качестве он уже мог самостоятельно решать серьезные кадровые вопросы. И первое, что он сделал - это вернул из почетной ссылки посла в Канаде главного внутрипартийного "диссидента" Александра Яковлева. За 10 лет жизни на "гнилом Западе" и под влиянием своей тесной дружбы с премьер-министром Трюдо Яковлев эволюционировал в убежденного "ревизиониста", полного решимости освободить свою страну от ортодоксии, даже ценой полного разрушения власти КПСС.

И именно он, вместе с Эдуардом Шеварднадзе и группой либеральных помощников Горбачева, определил идеологию реформы, названной расплывчато "перестройкой".

Но расплывчатость эта была не только хитрым приемом, призванным усыпить бдительность консерваторов. Она отражала и неопределенность в сознании и душах самих творцов перестройки, прежде всего, ее лидера. "Будучи и сами еще слепыми, пытались выменять у глухих зеркало на балалайку", - напишет об этом периоде в своих мемуарах Александр Яковлев.

Вынужденная импровизация

Один из бывших генералов КГБ рассказывал мне, что первые два года перестройки чекистам объясняли, что перестройка - лишь временный, обманный маневр, призванный усыпить бдительность империалистов и дать СССР передышку, учитывая тяжелое экономическое положение страны. Похожие намеки я слышал в то время и от ответственных сотрудников ЦК. Но в 1987-м году над Старой площадью и Лубянкой точно стон разнесся: "Нас обманули!".

Советские солдаты в 1989 году
Виновен ли был Горбачев в кровопролитии в Азербайджане, Грузии и Литве?
Между тем, Горбачев, импровизируя, возможно, и сам не заметил, как "маневр" и попытка "ремонта системы" завели его дальше, чем он предполагал. Особенно напугал его сепаратизм прибалтийских и кавказских республик. В узком кругу он стал прямо говорить: "русские никому не простят развала империи", и даже: "ради сохранения Союза я готов на все".

В раздражении как-то предложил вернуть в газеты цензоров. Вдруг назвал московских либералов "лакеями Запада". А главное - приблизил к себе тех, кто болел за "единую и неделимую" и резко отдалил сторонников продолжения реформы. Подал в отставку Шеварднадзе. Оказался в фактической изоляции Яковлев. Ушли многие талантливые помощники. Даже центрист Примаков уже стал казаться излишне либеральным и пришелся не ко двору.

Это был тот самый период, когда Горбачев будто раздваивается. В один и тот же день он может публично выступать с тех же позиций, что два главных партийных "охранителя" - Лигачев и Лукьянов или председатель КГБ Крючков. И тут же, принимая американского министра, снова с энтузиазмом говорить об общечеловеческих ценностях, демократии и так далее. Какой же из двух Горбачевых - истинный? Эта загадка казалась неразрешимой.

Виновен ли был Горбачев в кровопролитии в Азербайджане, Грузии и Литве? Окончательного ответа на этот вопрос нет до сих пор, но знавшим систему изнутри трудно поверить, что столь резкие действия могли быть предприняты силовыми структурами совсем без ведома Хозяина.

Либеральные газеты выходили с заголовками: "Кровавые победы Советской Армии над собственным народом", "Людей убивают за то, что они хотят быть свободными". В прямом эфире "Эха Москвы" слушатели говорили: "Мне стыдно, что я русская". А на противоположном фланге "патриотические" издания подзуживали его "бить беспощадно". Тем временем "стойкие партийцы" уже в открытую заговорили о том, что пора бы подумать не только о перемене курса, но и соответствующих кадровых изменениях на самом верху.

Грядущий переворот

Горбачев по возвращении из Крыма в августе 1991 года
В начале лета 1991 года Горбачев не верил в возможность путча
20 июня 1991 года, в восемь часов вечера посол США Мэтлок попросил срочно принять его по секретному делу чрезвычайной важности. Горбачев был поражен - такое не часто случается в дипломатической практике.

Войдя в кабинет, посол сообщил, что американские спецслужбы получили достоверную информацию: на следующий день в СССР будет предпринята попытка государственного переворота. По свидетельству помощника Горбачева Анатолия Черняева, президент СССР в ответ засмеялся. "Это невероятно на все 1000%!". Отослал Мэтлока домой и сам безмятежно отправился спать.

Но президент Буш не успокоился и ночью пытался дозвониться до Горбачева по "горячей линии", контролировавшейся КГБ. И - поразительное дело! - Горбачева то ли побоялись будить, то ли хваленая линия не сработала. Утром советский лидер решил списать происшествие на обычную безалаберность. "Чему удивляться, если меня там один в приемной до сих пор Леонидом Ильичем называет", сказал он.

Американцы немного ошиблись: в действительности попытка переворота, как известно, была предпринята позже - в августе 1991-го.

Горбачев вернулся из Крыма в другую страну. Но не сразу понял это. Продолжал говорить о "социалистическом выборе". Пытался помириться со своими помощниками, предлагал Ельцину компромиссы, в которых тот уже не видел нужды. Но в конце концов набрался мужества и достойно ушел сам, обеспечив мирный, бескровный переход власти к возобладавшему политическому противнику. И тем самым создал прецедент, совершил нечто небывалое в российской истории.

Эпоха Горбачева

Маргарет Тэтчер и Михаил Горбачев
Маргарет Тэтчер - "деятель эпохи Горбачева"?
Горбачева любят и за рубежом и часто критикуют в родной стране. Причем и справа, и слева: кто - за так называемый "развал Союза", а кто - за нерешительность в проведении реформ. Самые беспощадные критики говорят, что он случайно оказался на вершине власти в исторический момент и столь же случайно, толком не ведая, что творит, сокрушил советскую систему.

Но истории совершенно безразличны индивидуальные обстоятельства и побудительные мотивы ее творцов. Ей все равно, действовал ли Горбачев по детальному "бизнес-плану" или под влиянием сиюминутного наития, или даже вовсе, по Грибоедову, "шел в комнату, попал в другую". Нравится это кому-то или нет, он все равно останется в истории, (и вполне справедливо!) как один из величайших освободителей и реформаторов. Как избавитель человечества от вполне реальной опасности ядерного Армагеддона, о которой теперь беспечные современники начинают подзабывать.

Сиюминутные страсти поулягутся, и некоторые крупнейшие политики Запада, даже такие титаны, как Рональд Рейган или Маргарет Тэтчер, могут в исторических учебниках будущего оказаться в категории "деятели эпохи Горбачева".

Внутри страны вечная двойственность Горбачева сильно раздражала многих по обе стороны баррикады. Но она была не только проклятием Горбачева, но и великим благословением. Потому что только человек, бывший плотью от плоти партноменклатуры, мог быть допущен до самой высшей власти. А только оттуда - с самого верха - конструкция системы позволяла начать ее мирный и постепенный демонтаж. Так уж она была устроена.





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры