Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 16 февраля 2005 г., 08:07 GMT 11:07 MCK
Российские эксперты спорят о выгодах Киото
Трубы
Эксперты считают, что решение России о Киото было политическим
В среду вступил в силу Киотский протокол об ограничении парниковых выбросов в атмосферу. Протокол начал действовать, благодаря решению России, власти которой ратифицировали его, несмотря на длительные споры о том, выгоден ли ей этот документ.

Эксперты отмечают, что Москва согласилась с Киото после майского саммита Россия-ЕС, на котором, по словам Владимира Путина, партнеры пошли России навстречу в вопросе вступления в ВТО.

Руководитель энергетического углеродного фонда компании РАО "ЕЭС-России" Михаил Роганков рассказал Русской службе Би-би-си о преимуществах документа для российской экономики.

Однако глава научной группы "Россия и Киотский протокол" Анна Каширова относится к документу скептически.

Михаил Роганков

Би-би-си: Насколько Киотский протокол выгоден или не выгоден для российского бизнеса?

М. Р.: Мы три года последовательно отстаивали целесообразность ратификации Киотского протокола и были сторонниками Киотского протокола. Потому что у нас в холдинге - РАО "ЕЭС России" - достаточно хорошо просчитан потенциал инвестиционных средств, которые мы можем получить для реконструкции наших электростанций. Он нам хорошо известен. Мы видим в Киотском протоколе много преимуществ, и хотели бы его использовать на практике.

Западные компании, ограниченные лимитами на выбросы, вынуждены будут вкладывать деньги в проекты в других странах, где это существенно дешевле, и забирать за это сокращенные выбросы
Михаил Роганков
Би-би-си: То есть можно будет не только контролировать выборы, но и проводить модернизацию?

М.Р.: Совершенно верно. Самое главное для нас - это проекты, в которые привлекаются "киотские деньги". Это проекты про повышению энергоэффективности, энергосбережению, возобновляемые источники энергии, использование отходов в виде топлива, биотопливо. Это то, что нужно российской экономике в целом, и компании в частности.

Би-би-си: Вы говорите о "киотских деньгах" - а откуда они приходят?

М.Р.: Киотский протокол предусматривает для нашей страны два основных источника притока инвестиционных средств. Это так называемые проекты совместного осуществления, когда западные компании, ограниченные лимитами на выбросы, вынуждены будут вкладывать деньги в проекты в других странах, где это существенно дешевле, и забирать за это сокращенные выбросы.

Второй механизм - это межгосударственная торговля выбросами. У Российской Федерации, как известно, образовался большой резерв этих квот, который она на определенных условиях может переуступить странам нуждающимся.

Би-би-си: То есть если Россия пока не достигает пределов этих квот, то она может их продавать. А есть ли уверенность, что деньги от этих квот действительно пойдут на модернизацию?

Киотские механизмы - это не панацея от всех бед, это не какая-то новая всеобъемлющая программа, это то, что может способствовать - я подчеркиваю - способствовать
Михаил Роганков
М.Р.: Да, это правильный вопрос - в этом есть забота как в нашей стране, так и у наших потенциальных инвесторов. Все озабочены тем, что деньги уйдут в бюджет, а потом на оборонку, или еще куда-нибудь. Но вместе с тем, есть и понимание, и официальное заявление российских руководителей о том, что продажи так называемого "горячего воздуха" не будет. Будет продажа квот, совмещенная с инвестированием вырученных средств в новые проекты по сокращению выбросов.

Би-би-си: Но будет ли государство помогать сокращению выбросов как-то еще, кроме "киотских денег"?

М.Р.: Киотские механизмы - это не панацея от всех бед, это не какая-то новая всеобъемлющая программа, это то, что может способствовать - я подчеркиваю - способствовать. Например, если мы говорим о проектах совместного осуществления, то там Киотская составляющая может быть 15, 20, 30 процентов, и только в очень редких случаях может достигать всех ста процентов.

Би-би-си: Значит ли экономический рост, о котором сейчас говорить российское правительство, что в ближайшее время Россия достигнет пределов этих квот и больше не будет получать денег?

М.Р.: Киотский протокол действует до 2012 года, и даже при самых оптимистичных сценариях развития российской экономики, включая удвоение ВВП, абсолютно никаких озабоченностей быть не может.


Анна Каширова:

Би-би-си: За прошедшие годы высказывались самые разные мнения по поводу Киотского протокола. Советник президента России Андрей Илларионов называл его "экономическим Освенцимом", но Россия его все же ратифицировала. Значит аргументов "за" оказалось больше, чем аргументов "против"?

Мы не видим перспектив для продажи. Фиксированную цену мы предлагали 40 долларов за тонну, пока же на бирже появилась цена семь с половиной
Анна Каширова
А.К.:Трудно сказать однозначно, что аргументов "за" оказалось больше, чем аргументов "против", поскольку экономические последствия для России здесь весьма неоднозначны. Наша группа выступала с предложением о фиксированной продаже квот не менее 100 млн. тонн в год по фиксированной цене.

Пока же мы не видим перспектив для продажи. Фиксированную цену мы предлагали 40 долларов за тонну, пока же на бирже появилась цена семь с половиной, и очередность продажи квот для России - пока Россия находится в конце этой очереди. И перспектив продажи в общем-то не рассматривает и правительство.

Би-би-си: То есть в ближайшем будущем не сбудутся прогнозы, что Россия получит от Киото очень много денег?

А.К.: Пока этого не произойдет, и правительство рассматривает вариант не продажи, а скорее экономии этих квот до 2012 года, чтобы у предприятий была возможность спокойно входить в этот Киотский процесс. Поэтому выгоды от продажи мы не получаем.

Очень сложно говорить о том, во что действительно обойдется нам Киотский протокол
Анна Каширова
С другой стороны, в период до 2020 года - в связи с тем, что наши атомные электростанции начинают приходить в негодность - где-то одна треть от всех АЭС должна быть демонтирована к двадцатому году, а это 3,2 млрд. рублей в год только на эту проблему.

По вчерашнему заявлению Всеволода Гаврилова - заместителя директора департамента природных и имущественных отношений, экономики природопользования - существует план действий по реализации Киотского протокола. Он предполагает значительное снижение потерь электроэнергии - как в энергетике, так и в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Пока трудно даже предположить, какие затраты для этого потребуются. Greenpeace недавно обнародовала исследование по потерям, и оказалось, что наши панельные дома жилищно-коммунального хозяйства теряют до 40% энергии просто в воздух. Поэтому очень сложно говорить о том, во что действительно обойдется нам Киотский протокол.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

ССЫЛКИ
Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги