Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 08 декабря 2004 г., 17:18 GMT 20:18 MCK
Сергей Филатов: Дудаева подобрала Москва
Сергей Филатов
Сергея Филатова постепенно отстранили от чеченских дел
Сергей Филатов в первой половине 1990-х годов возглавлял кремлевскую администрацию и был одним из тех, кто делал российскую политику. В канун 10-й годовщины начала войны в Чечне он согласился дать интервью Русской службе Би-би-си.

Би-би-си: Сергей Александрович, 11 декабря нас ждет невеселая дата - 10 лет с начала войны, которая никак не кончится.

Сергей Филатов: Войну легко начать, трудно закончить.

Би-би-си: Кто виноват?

С.Ф.: Мне трудно сказать, кто персонально виноват, и есть ли такой человек. Решение о войне принимал президент, это его прерогатива, его право, которое было подтверждено решением Конституционного суда. Виноваты все в какой-то степени, потому что не хватило умения, не хватило терпения, не хватило знаний.

Москва подобрала Дудаева, чтобы заменить им Завгаева
Сергей Филатов
Ситуация была очень сложная. Она возникла не в год начала войны, все началось в год ГКЧП [1991], когда в Чечне практически произошла революция и была смещена законная власть, не без помощи Москвы, естественно. На вершине этой революции именно Москва подобрала Дудаева, чтобы заменить им Завгаева.

Би-би-си: То есть Дудаев в 1991 году поехал в Чечню с санкции руководства России?

С.Ф.: Конечно. Он появился не сам по себе - его искали. Стоял вопрос о замене Завгаева на человека, который сразу завоевал бы уважение людей и возглавил бы эту республику. Знаю, что этим занимался [Геннадий] Бурбулис как госсекретарь России, занимался [Михаил] Полторанин. А Дудаев был очень серьезным противником Завгаева. Его ненависть к Завгаеву была настолько велика, что он и не скрывал ее.

Москва проявила большую безграмотность. Мало кто знал историю Чечни, особенности чеченского народа, его характера, менталитета. Мало кто помнил и обращал внимание на то, что у этого народа огромная боль и огромная обида на Советский Союз, а все, что связано с Советским Союзом, естественно, ассоциировалось с Россией. На то, что произошло с ними в 1944 году, что происходило до войны, когда этот народ постоянно был под обстрелом советской власти.

Дудаев был окружен злой оппозицией
Сергей Филатов
Многие считали, что революция сделает свое дело, и все нормализуется само собой, как только получат новую власть, новую демократию, новые условия жизни не только Чечня, но и все остальные народы России.

К сожалению, так не получилось, и ситуация начала усугубляться в силу характера Дудаева, и из-за его окружения.

Окружение было очень тяжелым, сам Дудаев иногда говорил об этом. В последнем фильме [документальный фильм НТВ "По ту сторону войны"] Грачев вспоминал, как Дудаев сказал ему [во время их последней встречи в ингушской станице Слепцовская в начале декабря 1994 года]: мы с тобой можем договориться, но меня тогда пристрелят те, кто со мной сюда пришел [Зелимхан Яндарбиев, Шамиль Басаев и Мовлади Удугов].

Дудаев был окружен злой оппозицией, которая не хотела никакого будущего с Россией. Ни о каком примирении они и думать не желали.

Я всегда был далек от мысли о военном решении
Сергей Филатов
Вторая причина состояла в том, что в самой России было очень неблагополучно. Шла война между Верховным Советом и президентом. Закончилась все это трагически в октябре 1993 года. К счастью, нам удалось принять конституцию Российской Федерации, которая дала возможность стабилизировать политический процесс в России, создав новое государственное устройство и новые отношения между властными структурами. Тогда появилась возможность заниматься проблемами Чечни.

Мне кажется, процесс неплохо развивался в конце 1993 и начале 1994 года, когда оппозиционные силы объединились против Дудаева. Рейтинг Дудаева по всем сведениям, не только нашим, но и зарубежным, резко упал. Практически его власть перестала распространяться на всю территорию Чечни. Мне казалось, это был очень удобный момент для смещения Дудаева силами чеченской оппозиции, причем мирным путем.

Я всегда был далек от мысли о военном решении. Когда принимал [лидера чеченской оппозиции Умара] Автурханова, сразу попросил его отредактировать их заявление и выбросить оттуда все слова о том, что они будут воевать против Дудаева с помощью России.

У нас с [министром по делам национальностей Сергеем] Шахраем был иной план. Мы хотели прежде всего создать благополучную социальную атмосферу в равнинной части Чечни, начать выплату пенсий, восстановить здравоохранение и школы, позаботиться о том, чтобы люди начали работать. После этого оппозиция могла бы идти на выборы и победить Дудаева.

Кстати, нас тогда предупреждали представители Иордании и Сирии, где очень большие диаспоры чеченские. Они нам говорили: делайте все, что хотите, переизбирайте Дудаева, мы не хотим его поддерживать. Только ни в коем случае не вводите войска на чеченскую территорию. Как только вы это сделаете, ситуация качественно изменится.

Но были у нас люди, которые жаждали победить Дудаева силой, поскольку он казался слабым, и такие [оппозиционные] отряды, как гантемировский, лабазановский, на их взгляд, могли взять над ним верх.

Кто-то очень сильно завел президента, говоря: как это, такая страна и не может справиться с маленькой Чечней!
Сергей Филатов
Начались стычки этих группировок со сторонниками Дудаева. Дудаев - безусловно, талантливый генерал, и надо было понимать, что одолеть его с помощью необученных и плохо организованных отрядов невозможно. Тем не менее, конфликт начал расширяться, и деньги, которые предназначались на социальные цели, все больше и больше шли на вооружение.

Закончилось все плохо, как вы знаете. 26 ноября Грозный был взят, но это оказалось хитростью дудаевских командиров. Они из города вышли, а потом вернулись и уничтожили силы оппозиции.

Дальше встал вопрос о принятии решения.

Би-би-си: Значит, до разгрома оппозиции 26 ноября у Кремля не было намерения воевать?

С.Ф.: Да. Не было такой решимости. Я думаю, сыграла роль эмоциональная составляющая. Кто-то очень сильно завел президента, говоря: как это, такая страна и не может справиться с маленькой Чечней!

Я думаю, насколько сегодня известно, было и вмешательство Соединенных Штатов со стороны [президента Билла] Клинтона, который тоже советовал разобраться с этой маленькой страной силой и навести там порядок.

Важную роль сыграла замена Шахрая в роли министра на покойного Николая Егорова, который был настроен очень воинственно.

Короче говоря, силы войны победили. Ельцин не подписал подготовленный нами указ о введении чрезвычайного положения в Грозном - это было бы более локальное решение - и начал готовить ввод войск в Чечню.

Меня никуда не звали, и никакие документы через меня не проходили
Сергей Филатов
Самое неприятное, что мы увидели сразу - абсолютно не готова оказалась наша армия. И я не помню периода такого в течение первой войны, когда она была бы готова действовать как профессиональные вооруженные силы, способные победить.

Би-би-си: Выходит, на подготовку и планирование операции было отведено всего несколько дней?

С.Ф.: 30 ноября он [Ельцин] принял решение, это известно. В этот день был подписан указ и предъявлен ультиматум дудаевской группировке сложить оружие. Срок ультиматума истек и, соответственно, начался ввод войск.

Решение принималось на заседании Совета безопасности. Я, к сожалению, уже не занимался Чечней. Не то чтобы мне сказали не участвовать, просто никуда не звали, и никакие документы через меня не проходили.

Би-би-си: Вы не присутствовали на том заседании?

С.Ф.: Нет.

Би-би-си: Кто еще, кроме Егорова, поддержал силовой вариант?

Борис Николаевич никогда не был сторонником того, чтобы начинать войну в Чечне
Сергей Филатов
С.Ф.: Насколько мне известно, [председатель правительства Виктор] Черномырдин настаивал на том, чтобы по докладу Егорова вводить войска в Чечню. Кроме того, я знаю, что сторонником силового варианта был [Андрей] Козырев, министр иностранных дел, да он и не скрывает этого. Он считал, что при международной поддержке нужно хирургическим вмешательством этот нарыв ликвидировать.

Грачев сильно сопротивлялся, но, как военный человек, подчинился дисциплине.

Би-би-си: А Борис Николаевич?

С.Ф.: Он очень колебался. Могу точно сказать, что Борис Николаевич никогда не был сторонником того, чтобы начинать войну в Чечне. Даже на создание рабочей группы во главе с Черномырдиным и Шахраем, которая занималась поддержкой Временного совета чеченской оппозиции [во главе с Автурхановым], он шел очень тяжело. Но события развивались стремительно, и все больше и больше, с каждым днем, с каждым часом, ситуация разворачивалась в сторону силовых действий.

Би-би-си: Какова роль Руслана Хасбулатова в чеченской эпопее?

С.Ф.: Не знаю, кто пустил слух, будто я был противником участия Хасбулатова в борьбе с режимом Дудаева. Его участие было бы совершенно естественным. Более того, я понимал, что у Хасбулатова, конечно, очень большой авторитет в Чечне. Когда мы в 1994 году встречались с Автурхановым, первый вопрос, который я ему задал, был: вы действительно все оппозиционные силы объединили? Он сказал: да, и Хасбулатов с нами.

Я могу точно сказать, что у Хасбулатова была постоянная связь с Временным советом, он вел очень большую работу, но при этом играл на себя, вел самостоятельные переговоры со старейшинами.

Мне кажется, одна из причин, почему оппозиция не сумела овладеть ситуацией, заключается в том, что они не договорились с Хасбулатовым. Попытки такие были постоянно все лето 1994 года, но кончилось все тем, что Лабазанов действовал по-своему, Гантамиров по-своему, Хасбулатов по-своему, и один другого не признавал.

Би-би-си: А пока Хасбулатов еще находился у власти? Существуют две взаимоисключающие версии: одни говорят, что он покровительствовал Дудаеву, другие - что он терпеть не мог Дудаева, и именно из-за него не удалось вовремя с Дудаевым договориться.

С.Ф.: Нет, он не покровительствовал Дудаеву. Более того, с подачи Хасбулатова на съезде народных депутатов было принято постановление о признании выборов [президента Чечни 27 ноября 1991 года] недействительными, фактически о бойкоте новой чеченской власти.

В этом я, конечно, усматриваю вину. С умыслом это было сделано или нет, не знаю, но то, что под воздействием эмоций - совершенно точно.

Масхадову фактически был предъявлен ультиматум: или война внутри Чечни, или война с Россией
Сергей Филатов
Выборы, очевидно, нельзя было признавать. Но следовало не ограничиваться одной фразой, а в том же постановлении дать поручения правительству и немедленно начинать переговоры и процесс урегулирования. Мы же тем постановлением просто оборвали все связи с Чечней, и до 1994 года практически связей не было.

Би-би-си: Почему не удался хасавюртовский мир?

С.Ф.: Я думаю, потому, что в нем не было определенности. Большая уступка со стороны России, и больше ничего: ни в направлении экономики, ни в направлении режима границы, ни в направлении безопасности, ни в направлении возвращения беженцев. Договор поставил точку в боевых действиях, и все.

Кстати, таких договоренностей, только официально не подписанных, и раньше было много. Скажем, не воевали в дни 50-летия Победы над Германией.

Во-вторых, за спиной Масхадова оставалась воинственная оппозиция. Мы знаем сегодня, что ему фактически был предъявлен ультиматум: или война внутри Чечни, или война с Россией. Масхадов выбрал войну с Россией.

Би-би-си: Наверное, потому, что в гражданской войне ему пришлось бы опереться на Россию, а для него это было неприемлемо?

С.Ф.: Я думаю, да. А потом, он просто был бы уничтожен, поскольку находился в окружении тех, кто его, как и Дудаева, держал под контролем.

Би-би-си: Почему война до сих пор не кончается? Вы согласны с мнением Владимира Путина, что все дело в поддержке извне?

С.Ф.: Ну, а откуда у них деньги? Я думаю, есть поддержка и диаспоры московской, и диаспоры зарубежной, и, безусловно, организаторов международного терроризма.

Мы знаем, там были в свое время украинские националисты и женщины-снайперы из Прибалтики. Дальше произошла смычка с афганскими группировками и бен Ладеном. Сегодня, конечно, это не просто война в Чечне. Это очаг, который поддерживает международный терроризм, чтобы выполнять свою задачу: напугать мир и потом его по-своему преобразовать.

Би-би-си: Отчего российское общество относится ко второй чеченской войне не так, как к первой?

С.Ф.: Я думаю, что за три года хасавюртовского мира произошло переосмысление. Самое главное, начали понимать, что это война не национально-освободительная, что это бандитская война, это война за блага, которые распределяли между собой полевые командиры, и ничего более.

А когда произошло нападение на Дагестан, а перед этим еще несколько вылазок было, мы начали понимать, что с Чечней у нас не получится мирной жизни. Террор в любом случае будет продолжаться, поскольку накопилась с той стороны огромная ненависть. И это понимание подготовило людей к тому, чтобы спокойно отнестись к новой войне. Не только спокойно, но с желанием побыстрее поставить точку в этом деле.

В лице Путина народ сразу увидел совершенно иного человека, чем Ельцин. Если Ельцин только ставил политическую задачу и затем передавал все бразды правления кому-то, то Путин сам возглавил весь процесс. Было видно, что он деятельный человек, и была надежда, что он решит эту проблему грамотно и быстро.

Надо три вещи сделать: дать людям работу, хорошую информацию о происходящем, и жилье
Сергей Филатов
Хотя с другой стороны мы все понимаем, что такие войны никогда быстро не проходят. Они превращаются в конечном итоге в партизанскую войну, и этот уголек будет еще очень долго тлеть.

Би-би-си: Мы начали разговор с одного из двух классических российских вопросов. Давайте завершим вторым: что делать?

С.Ф.: Надо три вещи сделать: дать людям работу, хорошую информацию о происходящем, и жилье. У России сегодня есть деньги, и надо это делать.

Во власти всегда были люди, которые говорили: надо их наказать, пусть поживут в трущобах, а уж потом будем помогать. Я считаю, что это неправильная позиция. Народ не виноват. Это несчастные люди, которые оказались в трагической ситуации.

Путь, которым Путин пошел, я считаю, правильный: какая бы власть ни была, ее надо установить, без власти вообще порядка не бывает. Потом ее надо потихонечку совершенствовать. Нормальную жизнь нужно создавать.

Беседу вел Артем Кречетников


ССЫЛКИ:
Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры