Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 30 марта 2004 г., 06:09 GMT 10:09 MCK
Нужна ли россиянам идея - одна на всех?
Можно ли совместить державность и современность, советское прошлое и демократическое будущее? Станет ли эпоха Путина временем сотворения новой российской идеи? Эти вопросы обсуждали в понедельник участники программы "Радиус", которая транслировалась из студии в Санкт-Петербурге.

Даниил Гранин
Мы живем старыми понятиями: держава, которую боялись, у которой была атомная, водородная бомба, Калашников, ракеты...
Даниил Гранин
Вместе с ведущим Константином Эггертом эти вопросы обсуждали писатель Даниил Гранин, художник Сергей "Африка" Бугаев, писатель Вячеслав Пьецух, историк Игорь Чубайс и один из лидеров молодежной организации КПРФ Санкт-Петербурга Семен Борзенко.

Участники программы начали с попытки сформулировать само понятие национальной идеи.

Даниил Гранин: Проблема национальной идеи для меня всегда была странной. Национальная идея - единая идея, одна на всех. Это мне напоминает нашу прежнюю идеологию, которая тоже была одна на всех. Я думаю, что мы отказались и уходим от этого. У каждого свои взгляды на жизнь, свое миропонимание. И чем более оно свое личное, а не чужое, бесплатное, тем лучше.

Игорь Чубайс: Национальная идея - это научная проблема, это гуманитарная проблема. Это результат научного поиска. Президент не должен что-то выдумать, не должен обращаться к своим помощникам. Он должен обратиться к науке. Задача науки - не выдумать национальную идею, а ее выявить своими методами. И тогда уже общество должно решить: принимать ее или отвергать.

В России, особенно на левопатриотическом фланге, часто говорят о "державности". Подходит ли для России эта идеология?

Сергей Бугаев
Мы - 150 миллионов, размазанных по этой территории, наша задача - защищать всеми силами эту территорию
Сергей "Африка" Бугаев
Семен Борзенко: Если державность употребляется в качестве единственной ценности, то этого недостаточно. Если к понятию державности не добавляется понятие социальной справедливости, это не найдет понимания у большей части народа.

Сергей Бугаев: Федоров, великий русский утопист-космист, формулировал русское государство как охранное государство. И, к сожалению, мы - 150 миллионов, размазанных по этой территории, наша задача - защищать всеми силами эту территорию.

Не предопределяет ли география России, ее огромные территории, невозможность построения в ней демократии?

Вячеслав Пьецух: Понятие "державность" происходит от слова "держать": держать своих соседей в имперской рукавице, держать свой собственной народ в страхе. Я думаю, что такая державность нас не могла спасти, не может спасти и не спасет в будущем.

Что же до того, как наши необъятные территории могут влиять на социально-экономические условия, то я здесь вижу такую пропасть понятийную, как между фотосинтезом и минералом.

Но я думаю, что демократия у нас возможна. Как сказал один умный человек, еще не посеяна та рожь, из которой будет намолота мука для пирога демократии. Просто это вопрос времени. Может быть, нужно еще потерпеть.

Так в чем же должна состоять национальная идея, которая подошла бы для России?

Семен Борзенко
Если державность употребляется в качестве единственной ценности, то этого недостаточно
Семен Борзенко
Даниил Гранин: Мы живем старыми понятиями: держава, которую боялись, у которой была атомная, водородная бомба, Калашников, ракеты... Мы никогда не жили в стране, где главным было здоровье человека, счастье человека. Великая держава - это атомная и водородная бомбы, или великая держава - это здоровые и счастливые люди, которые могут жить по-человечески.

Игорь Чубайс: У России - четыре варианта решения проблемы. После распада СССР мы переживаем кризис идентификации. Мы не понимаем, кто мы.

Либо новая Россия будет идти советским путем, будет уменьшенным, улучшенным изданием СССР. Я думаю, это тупик.

Либо новая Россия откажется от всей своей истории: все было неправильно и все было не так. Начать все с нуля и копировать Запад.

Третий вариант: новая Россия может попытаться самовоссоединиться с тысячелетней исторической Россией, писать русскую идею в современность, продолжить русский маршрут.

А четвертый вариант, который реализуется на практике - это попытка двигаться во всех направлениях одновременно. В русском, советском и западном. Поэтому у нас Ленин в мавзолее , а останки Николая II - в Петропавловской крепости, поэтому у нас гимн советский, а флаг российский. Это не решение, а паллиатив.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры