Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 05 января 2004 г., 19:31 GMT 22:31 MCK
Европейская интеграция: советский вариант
55 лет назад на экономическом совещании в Москве представители Болгарии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии приняли решение о создании Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

Экономический союз социалистических стран не пережил коллапса коммунизма в Восточной Европе и стал историей.

Об этой истории корреспондент Би-би-си Юрий Маловерьян беседовал с экспертом Института Европы РАН Юрием Борко и видным деятелем ЛДПР, экономистом-международником Алексеем Митрофановым.

Они ответили на три одних и тех же вопроса.


Би-би-си: Какие, на Ваш взгляд, были положительные и отрицательные стороны у СЭВ?

Юрий Борко: Какие-то положительные стороны были, потому что в основе решения создать СЭВ были и политико-идеологические, и прагматические цели.

Наше руководство, во всяком случае, его экономическая, так сказать, составляющая, понимала выгоды международной кооперации. Тем более, что начался процесс европейской интеграции.

Да и без этого, даже в соответствии с марксизмом это было понятно. Поэтому необходимость промышленной и научно-технической кооперации осознавалась как в восточноевропейских странах - сателлитах, так и в Советском Союзе.

В конечном счете, вся система оказалась тупиковой и рухнула.
Юрий Борко, Институт Европы РАН
И определенные плюсы были - хотя они относительны: если сравнивать с эффективностью интеграции в рыночной экономике, это совершенно иное дело - но рамках той плановой системы определенный экономический эффект, конечно, получался.

Другое дело, что, в конечном счете, вся система оказалась тупиковой и рухнула. В СЭВ все-таки не всегда принимались наиболее эффективные с точки зрения рентабельности решения. Стиль был административно-бюрократическим.

А вторая сторона СЭВ - чисто политическая и идеологическая. Во-первых, надо было поставить эти страны в зависимость от Советского Союза и тем самым закрепить его доминирование. С точки зрения идеологии надо было противопоставить капиталистической интеграции социалистическую.

Алексей Митрофанов: СЭВ был высокоэффективной организацией, которая позволяла проводить реальное равноправное сотрудничество между странами.

Реально СЭВ способствовал выравниванию уровня развития экономик различных стран, не подавляя их. Мой отец работал в аппарате СЭВ, был многие годы ответственным секретарем комиссии СЭВ по транспорту, написал много работ на эту тему, и я довольно неплохо знаю всю эту ситуацию.

И вообще, я считаю, что нам надо подумать о том, чтобы в какой-то форме СЭВ возродить, с теми же участниками.
Алексей Митрофанов, ЛДПР
Вот, например, общий парк железнодорожных вагонов СЭВ был довольно выгодной структурой, которую и сейчас неплохо бы воссоздать - уже в новых экономических условиях.

И вообще, я считаю, что нам надо подумать о том, чтобы в какой-то форме СЭВ возродить, с теми же участниками. Я понимаю, что политически это в ряде стран будет не очень хорошо воспринято, но экономически, объективно такая потребность существует.

Би-би-си: Что привело к смерти СЭВ? Можно ли было его спасти?

Юрий Борко: Думаю, спасти СЭВ было нельзя. На мой взгляд, Советский Союз упустил реальную возможность осуществить реформы, условно говоря, по "китайскому варианту", то есть: однопартийная система, сохранение и использование всех рычагов власти для экономических реформ - в 1965 году. Это был план Косыгина.

Он был выработан. Он был принят после беспрецедентной трехлетней дискуссии на страницах "Правды" и всей центральной прессы. Такого больше просто не было в послевоенной истории Советского Союза.

Но с приходом Брежнева все это было положено под сукно. Брежневу не нравилась слишком активная роль Косыгина. И все. А затем последовал очередной тур гонки вооружений, на который мы потратили все нефтедоллары, заработанные в 80-х, и больше возможности реформы не было. Соответственно, не было возможности реформы и в рамках СЭВ.

Надо было ее трансформировать, а не ломать - ни СЭВ, ни Варшавский договор. Надо было мягко, спокойно, планово переходить на рыночные рельсы.
Алексей Митрофанов
Алексей Митрофанов: Он скончался по политическим соображениям. На фоне горбачевской перестройки, когда Горбачев решил все поломать, на этой волне, не подумав, сломали и эту эффективно работавшую структуру.

Надо было ее трансформировать, а не ломать - ни СЭВ, ни Варшавский договор. Надо было мягко, спокойно, планово переходить на рыночные рельсы. Освобождаться от бюрократизации. Вот, кстати, минусом СЭВ была бюрократизация.

Би-би-си: Может ли Россия воссоздать нечто подобное, ли воссоздать, учитывая, что участники СЭВ вступают в ЕС?

Юрий Борко: Воссоздать что-либо подобное Россия, конечно, не может. Можно - и Россия пытается это сделать - некую систему международной кооперации уже в рамках СНГ, всего или части, и уже на условиях рыночной интеграции, а это принципиально иной вариант.

Ушли ли бывшие сателлиты безвозвратно? - в том виде, в каком это было, конечно, безвозвратно. Другой вопрос: утеряны ли безвозвратно экономические связи, а также политические и культурные. Думаю, что нет.

Потому что, вот, говорят, что после вступления стран Центральной и Восточной Европы в ЕС произойдет переориентация их внешней торговли. А я уверен, что не произойдет, потому что они и так достигли пика.
Юрий Борко, Институт Европы РАН
Потому что, вот, говорят, что после вступления стран Центральной и Восточной Европы в ЕС произойдет переориентация их внешней торговли. А я уверен, что не произойдет, потому что они и так достигли пика.

Сейчас примерно 65 процентов их внешней торговли приходится на ЕС. Это - уровень интеграции между "старыми" странами Евросоюза. Поэтому они сейчас будут стремиться к диверсификации своей внешней торговли.

И некоторые страны, вступающие в ЕС, явно стремятся восстановить утраченные позиции на российском рынке. Это я вижу по Польше, по прибалтийским республикам, по Венгрии, меньше - по Чехии.

Алексей Митрофанов: Я думаю, что в ближайшее время страны Центральной и Восточной Европы ощутят, что вступили в ЕС по политическим соображениям, пытаясь уйти от советского влияния и от влияния России.

Но по многим экономическим основаниям это им не очень выгодно. Может, такая большая страна, как Польша, и может что-то получить от вступления в ЕС, но низкоразвитые страны, например, Румыния - для нее это будет безработица, невозможность для румынских товаров попасть на европейские рынки (в силу их неконкурентоспособности) и всякие другие неприятности. Поэтому для многих из этих стран интереснее было бы поработать на российском рынке.

Россия может что-то предпринять, в ограниченной форме. Например, поставку энергоносителей со скидкой. Собственно, на чем держался СЭВ? На дешевых советских энергоносителях. А взамен мы брали готовую продукцию, которую другие страны не стали бы брать.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры