Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: воскресенье, 17 августа 2003 г., 02:51 GMT 06:51 MCK
Дефолт 98-го: шаг за шагом
Данила Гальперович
Би-би-си, Москва

обменный пункт
Курс рубля по отношению к доллару упал в полтора раза
1998 год для России начинался ничем не омраченным, почти счастливым. Уже год с лишним как не было войны в Чечне, Борис Ельцин оправился от операции на сердце, правительство окрепло так, что дальше ему крепнуть, казалось, было невозможно.

Мощный хозяйственник Виктор Черномырдин, выказывавший лояльность Кремлю в самых сложных ситуациях, был подкреплен молодыми замами - Борисом Немцовым и Анатолием Чубайсом, с которыми, судя по внешним признакам, замечательно ладил.

Рубль избавили от лишних нулей, причем безболезненно для большинства россиян, и главный редактор "Еженедельного журнала" Михаил Бергер вспоминает, как опять зазвенела мелочь в карманах его сограждан:

"Мы все просто праздновали возвращение копейки! Это было на самом деле замечательно - вернулась мелкая монета, государство снова стало ее чеканить, копейки появились в ценниках... Я лично рассматривал это как настоящий результат реформ".

Никто не может толком сказать, почему российской власти надоела эта стабильность. Но, отправив в марте 1998 года Виктора Черномырдина в отставку, Борис Ельцин не оставил между собой и своими оппонентами никакого буфера. Кандидатура молодежно-технократического Сергея Кириенко на пост премьера только подлила масла в огонь, и хотя Дума под угрозой роспуска его утвердила, стало понятно, что что-то будет.

"Горячая осень"

Где-то с апреля-мая серьезные люди из банковского сектора говорили, что стоимость российских гособязательств на рынках в Лондоне катастрофически падает
Михаил Бергер, 'Еженедельный журнал'
Чувство сгустившегося воздуха помнит и главный редактор журнала "Политбюро" Глеб Черкасов: "Ощущение того, что сейчас что-то произойдет, шло по нарастающей, и особенно - с середины июля, потому что тогда поползли слухи о "горячей осени", о том, что коммунисты готовы дать решительный бой команде Бориса Ельцина".

Все более рискованная игра государства с ценными бумагами, шахтерские забастовки, подозрительно крепкий рубль, а также непонятная ситуация с госдолгом и резервами Центрального банка России раскалили обстановку до крайности.

Михаил Бергер говорит, что первые сигналы о надвигающемся обвале пришли из-за рубежа:"Где-то с апреля-мая серьезные люди из банковского сектора говорили, что стоимость российских гособязательств на рынках в Лондоне катастрофически падает, что доверие к России и ее финансовым инструментам - просто на пределе допустимого, что ситуация - плохая".

Безумие у обменников

Я испытал то, о чем до этого только читал - что такое по-настоящему галопирующая инфляция, как в Германии в начале 20-х годов
Глеб Черкасов, 'Политбюро'
Само заявление российского правительства и Центробанка от 17 августа все более или менее помнят - приостановка выплат по государственным обязательствам, новый валютный коридор, снижающий курс рубля по отношению к доллару сразу в полтора раза, безумие у пунктов обмена валюты. Но мало кто помнит, что курс держался относительно неизменным еще несколько дней, и только потом люди начали ездить ночью из центра Москвы в аэропорт Шереметьево, только бы найти работающий обменник.

Глеб Черкасов, по его словам, чувствовал себя как будто в другое время в другой стране: "Я испытал то, о чем до этого только читал - что такое по-настоящему галопирующая инфляция, как в Германии в начале 20-х годов, где утром выдавали зарплату, а вечером она стоила значительно меньше".

Но главное началось потом - российское правительство возглавил Евгений Примаков, эра молодых реформаторов прошла, банковская система исчезла, как и не была вовсе, а коммунисты почувствовали, что для импичмента Борису Ельцину лучшего шанса уже не будет. В новейшую историю России вошла еще одна веха, разделившая время на до и после августа 98-го.

Дефолт вынудил российскую власть работать в пожарном режиме и исправлять свой имидж всеми доступными средствами, чему сильно мешали коммунисты, конкуренция со стороны Юрия Лужкова, а также генпрокурор Юрий Скуратов. Именно тогда, пожалуй, Кремлю и стало понятно, что назначенный за месяц до дефолта директором Федеральной службы безопасности Владимир Путин будет в этой ситуации лучшим антикризисным менеджером.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:
Вспоминая дефолт 1998-го
17-08-02  |  Экономика



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры