Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 07 августа 2003 г., 06:39 GMT 10:39 MCK
Талибу Вахитову лучше на Гуантанамо, чем в России
Артем Лисс
Би-би-си, Москва

Гуантанамо
Как долго будут содержаться по стражей многие талибы - неизвестно
Мать одного из российских узников Гуантанамо просит не выдавать его российским властям.

Жительница Набережных Челнов Амина Хасанова говорит, что получила последнее письмо с американской базы на Кубе около месяца назад.

Его автор, подписавшийся как сын 70-летней жительницы Набережных Челнов Айрат Вахитов, сообщает, что в лагере Гуантанамо его хорошо кормят и почти ни в чем не отказывают.

"Я думаю, тюрьма здесь лучше, чем российский санаторий", - успокаивает мать автор письма.

История Айрата Вахитова - одного из восьми российских узников Гуантанамо - запутанная и простая одновременно.

По словам Амины Хасановой, в феврале 1999 года ее сын, тогда бывший имам одной из городских мечетей, отправился в Чечню, чтобы учиться в действовавшем в Грозном при правлении Масхадова Исламском институте.

Мать Айрата Вахитова утверждает, что там его приняли за агента российских спецслужб, арестовали, бросили в тюрьму и долго пытали.

В самих российских спецслужбах в это не очень верят.

В ФСБ Айрата Вахитова считают боевиком и экстремистом. Его официально обвиняют в участии в незаконных вооруженных формированиях.

Кем бы ни был на самом деле Айрат Вахитов, в чеченском плену он провел всего три месяца. Весной 1999 года он - при весьма запутанных обстоятельствах - снова оказался на родине.

Салям алейкум, дорогая мама. Хочу сообщить, что новостей за это время не произошло никаких ни в моем здоровье, ни в образе жизни. Слава Аллаху, все по-старому
Из письма, полученного Аминой Хасановой
А еще через полгода Вахитова, по словам его матери, снова посадили, но на этот раз уже в российский следственный изолятор.

Двумя месяцами позже бывшего имама отпустили домой подлечиться. Больше его ни в ФСБ, ни в СИЗО не видели.

Как рассказывает мать Айрата Вахитова, дома он часто говорил: "Лучше смерть, чем такая тюрьма".

70-летняя Амина уверена, что ее сын бежал сначала в Таджикистан, а потом в Афганистан - страны, где, по его мнению, было проще всего скрыться от чекистов.

О судьбе Айрата она ничего не знала почти год. А потом ей позвонили из Кандагара и сказали, что ее сын стал пленником талибов.

Чуть позже начали приходить письма за подписью Айрата - сначала из Афганистана, а потом, после падения режима муллы Омара, из Гуантанамо.

Родственники Вахитова уверены, что он действительно находится на американской базе. Но как он туда попал и в чем его обвиняют, им неизвестно.

"Это надо у них спросить, у американцев, - говорит Амина Хасанова. - Я от него пока еще получаю письма, но там половина кем-то зачеркнута, так что я даже не знаю, о чем он пишет".

Из незачеркнутого 70-летняя мать Айрата Вахитова поняла, что если письма ей действительно пишет сын, то о его здоровье она может особенно не беспокоиться.

Гуантанамо
Лучше так, чем в российской тюрьме, считает Вахитов
"Очень хорошее обращение было, когда он приехал. И питание хорошее, и чистота - об этом он все время писал. Врачи обследовали, все сделали ", - восхищается порядками на американской военной базе Амина Хасанова.

Письма из Гуантанамо идут в Набережные Челны около двух месяцев.

Самое свежее, отправленное с Кубы в мае, совсем короткое: "Салям алейкум, дорогая мама. Хочу сообщить, что новостей за это время не произошло никаких ни в моем здоровье, ни в образе жизни. Слава Аллаху, все по-старому".

Дальше - пять вымаранных строк и обрывок фразы: "їна неопределенный срок. Молись за нас всех, и да хранит тебя Аллах".

Сейчас Амина Хасанова гадает, что означают слова "на неопределенный срок".

Но учитывая происходящее вокруг базы в Гуантанамо, можно предположить, что автор письма имеет в виду свое будущее. До сих пор не решено, когда и как будут судить узников американской армии.

Москва, между тем, намерена добиваться выдачи "русских талибов". Но о конкретных случаях - в том числе и случае Вахитова - власти предпочитают не говорить, пока не будет окончательно установлена личность американских пленников.

Дело в том, что заключенные Гуантанамо часто выдают себя за других, случайных людей.

Амина Хасанова не знает, как будет жить дальше, если выяснится, что человек, который пишет ей письма, на самом деле не имеет ничего общего с ее сыном.

"Я каждый день прошу Аллаха, чтобы он позволил мне его опять увидеть. День и ночь об этом только думаю. Он - любимый из моих детей, я без него жить не смогу», - говорит она.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры