BBCRussian.com
BBCi NEWS   SPORT   WEATHER   WORLD SERVICE   A-Z INDEX 
Áè-áè-ñè - Ðóññêàÿ ñëóæáà   Поиск по сайту
 
Главная  
Экономика  
Технологии  
Арт-квартал  
Люди  
Альбион  
Пресса  
Форум  
Проекты  
Learn English  
Радио
Передачи  
Частоты  
НовостиЗвуковой файл
РадиусЗвуковой файл
Новый деньЗвуковой файл
Мир сегодняЗвуковой файл
Бизнес-классЗвуковой файл
Уэст-эндЗвуковой файл
СеваоборотЗвуковой файл
Для пользователя
Обратная связь  
О сайте  
Без графики  
 Понедельник, 24 марта 2003 г., 07:24 GMT 10:24 MCK
Посол США: вопрос о поставках оружия в Ирак не закрыт
Александр Вершбоу
Александр Вершбоу представляет США в Москве с 2001 года
У посла США в России Александра Вершбоу сегодня нелегкая задача. К заметной напряженности в отношениях России и Америки, спровоцированной иракским кризисом, добавился новый элемент.

В госдепартамент США вызвали посла России в Вашингтоне Ушакова и официально предъявили претензии по поводу предполагаемых поставок российскими компаниями Багдаду военного оборудования и так называемых технологий двойного назначения.

При этом упоминались московская фирма "Авиаконверсия" и тульская НКБ.

Главный редактор московского бюро Русской службы Константин Эггерт встретился с Александром Вершбоу менее чем через сутки после демарша госдепартамента. Это интервью звучало в программе "Радиус".

Обсуждался целый ряд фактов передачи оружия и систем оружия

Александр Вершбоу: Мы, должен признаться, были очень серьезно разочарованы реакцией российской стороны и по той озабоченности, которую мы выказывали, и по тем доказательствам, которые мы предъявили. И это послужило причиной очень серьезного обсуждения, которое состоялось в Вашингтоне с послом России Ушаковым. Мои коллеги провели такие же обсуждения в МИДе в Москве.

Би-би-си: Могли ли бы Вы рассказать о тех фактах, которые предъявили российской стороне?

А.В.: Я не могу вдаваться в подробности, но обсуждался целый ряд фактов передачи оружия и систем оружия. Это включало системы, которые могут глушить устройства GPS. И по этому поводу мы будем продолжать вести детальные разговоры с нашими московскими коллегами.

Би-би-си: В этой связи назывались московская компания "Авиаконверсия" и тульское Конструкторское бюро приборостроения...

Мы все еще надеемся, что наши друзья положат конец этой проблеме

А.В.: Это одна из компаний, которая называлась в этой связи, и мы надеемся, что российские коллеги будут более серьезно относиться к нашей озабоченности. Этот вопрос еще не закрыт.

Би-би-си: Раньше, когда возникали вопросы, связанные с предполагаемыми поставками российскими компаниями технологий и оборудования Ирану, эти компании вносились в списки госдепа, согласно которым эти компании не могли сотрудничать с американскими фирмами и не могли получать финансовые средства из США. Какие сейчас будут меры американской администрации?

А.В.: Пока рано делать прогнозы о конкретных ответах с нашей стороны. Мы все еще надеемся, что наши друзья положат конец этой проблеме и будут более эффективно поддерживать существующее законодательство, которое запрещает, в соответствии с санкциями ООН, передачу в Ирак оборудования такого рода.

Би-би-си: В ряде интервью российским СМИ в последние недели вы довольно пессимистично, если не сказать - критично, оценивали нынешнее состояние американо-российских отношений. Можно ли сказать, что после событий февраля-марта и в связи с последним развитием событий в государственном департаменте, в МИД России, отношения вернулись к той точке, в которой они находились после Косово или перед 11 сентября?

Я считаю, что мы сможем пережить все это, поскольку слишком много общих интересов нас связывает, мы уже никогда не вернемся к тем отношениям конфронтации, которые существовали три-четыре года назад.

А.В.: Я думаю, что никаких сомнений нет в том, что мы сейчас переживаем некую напряженность в наших отношениях. Но я считаю, что мы сможем пережить все это, поскольку слишком много общих интересов нас связывает, мы уже никогда не вернемся к тем отношениям конфронтации, которые существовали три-четыре года назад. Наши президенты, несмотря на существующие расхождения по этому вопросу, тем не менее, преисполнены готовности не дать нашим отношениям сойти с рельсов, на которых они сейчас стоят.

Би-би-си: На чем основан подобный оптимизм, ведь в интервью российским средствам массовой информации вы сами упоминали, что, возможно, вред может быть нанесен отношениям в рамках совета "Россия-НАТО", совместной борьбе против международного терроризма. Что изменилось за эту неделю, что теперь есть какие-то основания для оптимизма?

А.В.: Во первых, должен сказать, что некоторые интервью из тех, которые я давал, обрабатывались, и в них вкладывалось слишком много интерпретаций. Я никаких конкретных угроз не выражал. Но я действительно предупредил, что кое-какой ущерб нашим отношениям может быть нанесен в краткосрочном плане.

Мы в большой степени огорчены тем, что Совет Безопасности не смог отстоять собственные решения, отраженные в резолюции №1441

Но я надеюсь, что обе наши страны смогут и должны работать так, чтобы не дать этому расхождению перелиться на другие области нашего сотрудничества, где у нас существуют общие угрозы, с которыми нужно справиться, и общие интересы наших стран, которые мы должны прорабатывать и впредь.

Би-би-си: Как вы объясняете то, что американская сторона, и вы в том числе, на сегодняшний день стараетесь говорить скорее о позитивных перспективах, в то время как официальная позиция, излагаемая представителями министерства иностранных дел России, звучит все более жестко. Взять хотя бы последние высказывания министра иностранных дел Игоря Иванова. Российская сторона не хочет идти к вам навстречу, невосприимчива к тому, что вы предлагаете?

А.В.: Мы, конечно, обращаем внимание на те заявления, с которыми выступает министр Иванов, и мы понимаем те глубокие чувства, которые выражаются им и президентом Путиным. Мы отмечаем также тот факт, что в большинстве заявлений, которые делаются, Россия подчеркивает желание сохранить положительные элементы российско-американского партнерства, которые у нас существуют.
Мы не можем говорить за будущих лидеров Ирака и исходим из позиции, что нефть Ирака принадлежит иракскому народу.

Конечно, здесь целый ряд уроков, которые нам следует извлечь из прошедших месяцев. Мы начали с очень объединенного фронта, когда была принята резолюция №1441. Но мы не смогли сохранить этот объединенный фронт, который бы позволил мирным путем разоружить Ирак. Мы в большой степени огорчены тем, что Совет Безопасности не смог отстоять собственные решения, отраженные в резолюции №1441, и настоять на полном и немедленном разоружении Ирака. Вместо этого было слишком много готовности позволить Саддаму Хусейну играть в кошки-мышки, как он это делал последние 12 лет.

Би-би-си: Если говорить о том, что предшествовало нынешнему кризису. До сих пор российские официальные лица говорят о защите российских национальных интересов в Ираке, об интересах российских нефтяных компаний и о государственном долге Ирака России. Можно ли сказать, что Соединенные Штаты и их союзники не приняли во внимание вот эту озабоченность Российской Федерации?

А.В.: Я не думаю, что это справедливая критика по отношению к Соединенным Штатам. Президент Джордж Буш неоднократно заявлял, в том числе накануне встречи с президентом Путиным в ноябре, что США намерены уважать российские интересы, в том числе интересы российских компаний в Ираке. И, конечно, мы не можем говорить за будущих лидеров Ирака и исходим из позиции, что нефть Ирака принадлежит иракскому народу. Новое демократическое правительство, новые лидеры, которые придут к власти, конечно, будут иметь первый голос в этом вопросе.

Би-би-си: Как раз об этом сейчас очень много споров. Не вполне ясно, каковы планы международной коалиции, возглавляемой Соединенными Штатами, в отношении Ирака. Многих беспокоит перспектива долговременного союзного присутствия в Ираке. Присутствия, при котором Ирак фактически управлялся бы военной администрацией. Могли бы вы более подробно рассказать, каковы планы коалиции в отношении установления нового режима в Ираке?

А.В.: Одна из целей, которые мы ставим перед собой в Ираке - это покинуть эту страну, как только станет возможным. Как только власть будет передана демократически выбранным лидерам этой страны. Конечно, сразу после завершения войны в Ираке администрацию будут временно возглавлять наши военные.

Утверждения о том, что мы якобы хотим использовать эту нефть для себя - это полнейший абсурд

Наша цель состоит в том, чтобы как можно быстрее создать переходное правительство, как это было сделано в Афганистане, и потом, в течение двух лет передать эту власть демократически избранным лидерам. Здесь нельзя прогнозировать точные временные рамки, мы действительно хотим передать всю власть иракскому народу всю власть и помочь ему восстановить суверенитет своего государства. Мы активно разрабатываем планы по восстановлению и развитию иракской экономики. И мы намерены это сделать с тем богатством, которое представляет собой нефть Ирака, как источник для финансирования планов развития страны. Должен сказать вашим слушателям, что утверждения о том, что мы якобы хотим использовать эту нефть для себя - это полнейший абсурд. Народ Ирака сможет подняться на ноги и создать демократический режим только, если это богатство будет использоваться в его пользу и только в его пользу.

Би-би-си: Не беспокоит ли международную коалицию тот факт, что уже сейчас есть разногласия между иракскими оппозиционерами. И не только среди тех, кто собирался в Лондоне для создания коалиции под эгидой Иракского национального конгресса, но в других группах, которые тоже претендуют на участие в послевоенном обустройстве Ирака?

А.В.: Разумеется, задача будет очень сложной. Есть целый ряд политических группировок, ряд этнических группировок, и все они должны будут получить представительство в этой переходной администрации. Именно поэтому мы отвергаем идею создания правительства в изгнании. Здесь должны действовать внутренние силы, а не только внешние группы.

Партия БААС являлась главным инструментом репрессий, и даже убийства десятков тысяч граждан Ирака. И, по моему мнению, предоставить этой партии какую-либо роль в переходном правительстве было бы предательством надежд иракцев.

Би-би-си: Означает ли это, что какая-то часть деятелей нынешней правящей партии БААС сможет участвовать в будущем правительстве Ирака?

А.В.: Я думаю, что это в высшей степени сомнительно. Партия БААС являлась главным инструментом репрессий, и даже убийства десятков тысяч граждан Ирака. И, по моему мнению, предоставить этой партии какую-либо роль в переходном правительстве было бы предательством надежд иракцев.

Би-би-си: Означает ли это, что временная военная администрация предпримет некую программу "дебаасификации" по принципу денацификации, проводившейся в Германии в 1940-х - 1950-х годах?

А.В.: Я предпочел бы называть это "десаддамизацией", но, думаю, что у лидеров партии, которая идентифицируется с Саддамом, не будет какой-либо роли. С этим нужно быть жесткими.

У нас нет никаких сомнений в конечном исходе этого конфликта, и мы уверены в том, что операцию можно будет завершить быстро.

Би-би-си: Не заставляет ли усомниться руководство США, Великобритании и их союзников в перспективности своих планов то сопротивление, которое оказывают, судя по сообщениям информационных агентств и телекомпаний, части иракской армии, представители партии БААС и, видимо, какая-то, часть гражданского населения?

А.В.: У нас нет никаких сомнений в конечном исходе этого конфликта, и мы уверены в том, что операцию можно будет завершить быстро. Конечно, мы ожидали сопротивления иракских вооруженных сил, но Саддам всегда готовит какие-то сюрпризы. Тем не менее, несмотря на жертвы, которые мы понесли и о которых мы сожалеем, мы считаем, что в целом операция идет полностью по плану в соответствии с графиком.

Би-би-си: Представители Франции и России говорят, что не позволят каким-то образом узаконить то, что они называют оккупацией Ирака войсками коалиции посредством новых резолюций ООН. И они настаивают на том, что никакая помощь в воссоздании иракской инфраструктуры не должна оказываться до тех пор, пока оккупационные, по их определению, войска, будут оставаться на территории Ирака. Означает ли это, что США, Великобритании и их союзникам придется полностью финансировать восстановление Ирака из карманов собственных налогоплательщиков?

А.В.: Я думаю, еще окончательно не ясно, что Россия, Франция. Германия или другие страны, которые не согласны с проведением военной операции, категорически отказались от предоставления помощи. Мы понимаем позицию этих стран и их нежелание добавить легитимности этой операции посредством формулировок, которые будут заложены в новых резолюциях ООН.

В каком-то смысле война в Персидском заливе была продолжена сейчас на основе мандата Совета Безопасности 1990 года.

Хочу подчеркнуть, что, по нашему мнению, эта военная операция полностью обоснована в тех резолюциях ООН, которые были приняты еще в 1990 и 1991 годах. И когда в 1991 году были прекращены военные действия и заключено соглашение о прекращении огня, это базировалось на условиях, которые так и не были выполнены. Самым важным условием было разоружение Ирака и ликвидация его оружия массового уничтожения. А поскольку Саддам не выполнил требования этой резолюции, в каком-то смысле война в Персидском заливе была продолжена сейчас на основе мандата Совета Безопасности 1990 года. Но о юридических трактовках можно спорить до бесконечности. Здесь более важно, чтобы Совет Безопасности ООН нашел общий язык, чтобы вместе вернуть стабильность в Ирак и на Ближний Восток. Уже в ближайшие недели появятся колоссальные гуманитарные задачи, и очень важно, чтобы ООН была вовлечена в этот процесс.

Би-би-си: На сегодняшний день кажется, что большого согласия со стороны части других членов Совета Безопасности по этому поводу нет.

А.В.: В ООН проводятся очень сложные обсуждения, и они продолжались даже в течение этих выходных. Некоторый прогресс был достигнут, например, в области программы "Нефть за продовольствие", мы надеемся, что именно это станет основой проведения других гуманитарных программ.

Саддам Хусейн поддерживал самые радикальные элементы среди палестинцев, и мы надеемся, что его поражение будет сигналом того, что пришло время для достижения компромиссов

Би-би-си: Последний вопрос, господин посол. Накануне последних событий в Ираке и президент Буш и премьер-министр Великобритании Блэр фактически высказались в пользу создания палестинского государства и заявили о намерении продвинуть ближневосточный мирный процесс. Насколько это реально в условиях, когда регион оказался в весьма нестабильном состоянии? Когда вокруг столько дискуссий по поводу того, куда он пойдет, и столько недоверия к США и Великобритании среди масс в арабских странах?

А.В.: Мы очень серьезно относится к тому, чтобы реализовать "дорожный план" достижения мира на Ближнем Востоке, и мы верим, что решение иракского кризиса сделает этот процесс более вероятным. Саддам Хусейн поддерживал самые радикальные элементы среди палестинцев, и мы надеемся, что его поражение будет сигналом того, что пришло время для достижения компромиссов и мирного сосуществования. И в отношении Израиля мы будем точно также тверды, подчеркивая необходимость после двух лет насилия двигаться к формуле двух государств, предложенной президентом Бушем в прошлом году. В дни, когда идет война, все внимание приковано к Ираку. Но война очень быстро закончится, и мирный процесс на Ближнем Востоке станет одним из наших самых главных приоритетов.



ПроектыПроекты
Конфликт с ИракомИракский кризис
Новости и анализ ситуации - на bbcrussian.com

ИнтервьюИнтервью
Посол Ирака в России Аббас ХалафПосол Ирака в России:
"Каждый иракец станет бомбой"
АудиоАудио
МикрофонВаше мнение
в специальной программе Би-би-си о войне
Материалы по теме:

24 03 03 | Конфликт с Ираком
24 03 03 | Конфликт с Ираком
24 03 03 | Конфликт с Ираком

 Отправьте эту страницу другу

 Вернуться Вернуться   Би-би-си - Русская служба
 Пишите нам: russian@bbc.co.uk
© BBC
BBC World Service
Bush House, Strand, London WC2B 4PH, UK.

Новости, аудио и информация на 44 языках