Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 24 апреля 2006 г., 02:14 GMT 06:14 MCK
Читатели сайта bbcnews.com о событиях 1986 года
В дни, предшествовавшие 20-летию аварии на Чернобыльской АЭС, читатели сайта bbcnews.com из разных стран мира присылали свои воспоминания о том, как они пережили апрель 1986 года.

Я провела этот день в самом худшем месте: загорая на крыше студенческого общежития в Минске!

Впервые мы узнали о произошедшем из новостей Всемирной службы Би-би-си.

В то время не было никаких мобильных телефонов, и в конце концов посольство Великобритании в Москве связалось с нами и приказало эвакуироваться.

Сначала нам пришлось бороться с советской бюрократией, запрещавшей нам уезжать из города без неимоверного количества документов, а потом с подозрениями властей в Москве, которые обвиняли нас в политической пропаганде.

В московской поликлинике нас исследовали с помощью счетчиков Гейгера, взвесили, взяли анализы крови, и только после этого авиакомпания British Airways согласилась отправить нас домой. При этом наша одежда была помещена в плотно запечатанные мешки, а вместо нее нам выдали серые спортивные костюмы и носки для персонала ВА.

В Лондоне нас ждали те самые "15 минут славы", право на которые обещал каждому Энди Уорхол. Газетные фотографы прижимали свои объективы к стеклянной стене аэропорта.

Потом ученые мужи из Национального радиологического бюро чуть не плакали от радости, когда наконец пригодилось дело всей их жизни. В их руках снова были счетчики Гейгера, с помощью которых они установили, что наш радиационный фон слишком высок. Затем нас отправили нас домой.

К сожалению, жителям Белоруссии повезло гораздо меньше, чем нам.

Те, с кем я поддерживаю контакт, рассказывают душераздирающие истории ("Когда ты уезжала, мы смеялись, но теперь мои дети постоянно болеют; мы не можем есть грибы в лесу и купаться в озере").

Мне хочется думать, что единственным позитивным последствием катастрофы был настоящий взрыв гласности в Советском Союзе.

Вполне возможно, что Горбачев и сам узнал о происшествии тогда же, когда мы.

Катрена Мунро, Великобритания


Я был в украинском городе Черновцы - приехал туда по студенческому обмену.

До нас доходили слухи о чем-то ужасном, но власти хранили молчание.

Мне позвонил друг из Минска, столицы Белоруссии, и сказал, что вечером прошел очень странный дождь со снегом, а на следующий день листья на деревьях увеличились в размерах в четыре-пять раз.

Потом у детей в Черновцах начали выпадать волосы, а родители не знали, куда бежать, и отправляли их к родственникам в деревню.

Еще мы заметили, что все поезда, прибывающие с севера Украины, были полны людей в костюмах химической защиты.

До сегодняшнего дня я часто задумываюсь, какой опасности я подвергался, и возникнут ли у меня теперь проблемы со здоровьем.

Томас Хелтмэн, США


Когда объявили, что на советской атомной электростанции произошел "несчастный случай", мы поняли, что на самом деле дела обстоят гораздо хуже, чем сообщалось.

Это было очень страшно.

Никто не знал, есть ли опасность выпадения радиоактивных осадков, или ситуация под контролем. И мы, конечно же, не могли поверить тому, что говорили Советы - потому, что они все пытались замять.

Наш управдом очень напугал соседей, сказав, что желтый порошок, падающий на их машины, - это осадки от аварии в Чернобыле. Потом мы его убедили, что на самом деле это была просто сосновая пыльца.

Для этого нам пришлось показать ему, с какого именно дерева упала пыльца. Но, мне кажется, что он действительно поверил нам только через год - когда пыльца выпала вновь.

Мне было по-настоящему жаль тех людей, которые жили около Чернобыля и которым ничего не говорили об опасности. В результате они подверглись дозы облучению, и с этим связаны многие их болезни.

До сегодняшнего дня люди страдают от беспечности советского правительства, которое беспокоилось только о том, чтобы скрыть всю серьезность происходившего.

Энн, США


В то время я только что окончил институт по специальности "ядерная физика", и мог не только реально оценить опасность, но и не поддаваться панике.

Тогда я был полностью поглощен политикой - как и многие в моей стране в тот момент - и понял, какую страшную ошибку допустил Михаил Горбачев. И что эта ошибка может быть полезной для Центральной Европы.

Советские инстинкты заставили Горбачева все отрицать в течение трех дней, и полное неуважение к человеческой жизни стоило ему поддержки западных зеленых и "попутчиков" внутри страны.

Сегодня многие не знают о том, что в то время выступать против ядерной энергии на Западе было равносильно поддержке Советского Союза. Потому что советская ядерная энергетика считалась "хорошей", а западная - "плохой".

Поэтому западные левые были просто потрясены, когда выяснилось, что все самые реакционные утверждения антисоветской пропаганды находили подтверждение.

После революции 1981 года в Польше было введено военное положение, и через месяц после Чернобыля я почувствовал, что вполне могу продолжать заниматься изданием подпольной литературы. Польские спецслужбы потеряли всякое желание нас ловить.

Через три года польские коммунисты первыми в Европе потеряли власть.

Станислав Семчук, Польша


В то время, когда произошла авария, я работал по контракту в Нидерландах - жил и работал в городе Эйндховен на юге страны.

Я очень хорошо помню, как ранним вечером в небе появились очень большие темные облака (в этот момент я еще не знал о произошедшем).

Я провел пару часов в спортивном зале, а потом решил пройтись домой пешком. Начался дождь, и сквозь облака постоянно прорывались яркие молнии.

Помню, что такая погода была совсем не по сезону, и я промок до нитки, поскольку шел пешком под проливным дождем и с удивлением смотрел на эти странные атмосферные эффекты.

На следующий день, когда стало известно о событиях в Чернобыле, я очень испугался.

Я был уверен, что попал под радиоактивный дождь.

Роб Скофилд, Великобритания


В 1986 году я жил в Тренчине - городе с населением примерно 50 тыс. человек, расположенном на западе Словакии.

После происшествия, которое привело к выбросу радиации, наша семья готовилась к переезду, поэтому мы проводили много времени на улице.

Сначала правительство Чехословакии не делало никаких предупреждений. Только через несколько дней мы с ужасом узнали о произошедшем по австрийскому радио.

В том же году нашего соседа призвали на военные сборы, которые проходили в южной Словакии и Украине. Через несколько лет он заболел лейкемией.

Дэвид, Канада


Когда произошла авария в Чернобыле, я заканчивал школу.

Наш учитель физики каждый год приносил в класс один и тот же счетчик Гейгера, когда рассказывал о радиоактивности. И он очень удивился, когда оказалось, что радиационный фон в графстве Сарри был по непонятным причинам выше нормы.

Черед один-два дня мы, конечно же, поняли, почему это произошло.

Чарли Уортнэби, Великобритания


В 1999/2000 я провел год в Киеве.

И когда в Чернобыльской зоне возникали пожары, местные врачи советовали нам пить побольше красного вина и мыть обувь.

Луиз Колетт, Великобритания


Когда случилась катастрофа, мне было шесть лет.

Но к этому возрасту я уже знал, что такое ядерная энергия, и мог описать основные принципы во время урока в начальной школе.

В телевизионных новостях я видел съемки с вертолета - показывали разрушенный реактор и людей вокруг него, которые пытались прекратить распространение радиации с помощью мешков с песком.

Сейчас, когда я вспоминаю об этом, я понимаю, что пилоты, члены команды, солдаты с этими мешками, сотрудники станции, врачи и все остальные - скорее всего, уже мертвы.

Ужасно думать о том, что все эти люди, судя по всему, знали, что в результате катастрофы они умрут.

Дэвид Стори, Великобритания


Я помню, как мы ездили отдыхать в Озерный край [живописный район на северо-западе Англии], и нас предупреждали, чтобы мы не пили воду из водопадов в горах. Мне тогда было около 11 лет.

Еще я помню, как нам говорили, что в этом районе заражена трава, и местных коров из-за этого не доили и не отправляли на забой.

Мне кажется это просто удивительным, что загрязнение распространилось так далеко.

Эбби Томс, Великобритания


В то время я жила в Польше, в Варшаве.

Я была студенткой и снимала комнату в доме, где жили высокопоставленные армейские чины.

И вдруг в этот дом позвонили с военной базы и приказали закрыть все окна и не выходить на улицу по крайней мере сутки.

К нам отправили солдата с каким-то лекарством - вроде бы это было противоядие. И каждому, кто жил в доме, пришлось проглотить ложку отвратительной микстуры, чтобы предотвратить последствия радиации. Я не помню, как называлось это лекарство.

Мне не разрешали звонить домой и предупреждать семью - в конце концов, об аварии рассказали только военным!

Через один или два дня о произошедшем сообщили официально.

Вскоре после этого одна из моих знакомых родила мертвого ребенка. Она в то время жила в России.

Мария, Великобритания


Самой большой трагедией Чернобыля было не разрушение реактора, а последовавший за ним режим секретности. Только через несколько недель правительство Болгарии, где я тогда жил, сообщило о катастрофе и предупредило людей об опасности.

Тем временем миллионы людей подвергались облучению - в основном через пищу, в особенности через свежие продукты. Если бы власти сообщили о катастрофе сразу, многие тысячи можно было бы спасти от заболеваний, которые часто были смертельными.

Это настоящая трагедия, когда абстрактные идеи, такие как национальная гордость, ставят выше, чем жизнь человека.

Василь, Болгария/Калифорния


Я хорошо помню события вокруг Чернобыльской катастрофы 1986 года.

Германские власти отреагировали на них непозволительно медленно.

Почти неделю после аварии нам не давали полной информации о произошедшем.

Но потом начался дождь, и после 30 апреля нам рекомендовали не пить свежее молоко и не есть овощи, растущие над землей (например, лук-латук и грибы). Детям было сказано не играть в песочницах.

В результате в ресторанах замороженные продукты внезапно стали более популярными, чем свежие.

Было ужасно думать, что дождь принес на землю такое большое количество радиоактивных частиц.

Сначала все опасались радиоактивного йода, но многие части южной Германии до сих пор переживают последствия выпадения радиоактивного цезия.

Лесные грибы, которые у нас очень популярны, до сих пор остаются опасным источником радиации, и их не следует есть слишком часто.

Дуглас Феар, Германия




 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры