Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 24 ноября 2005 г., 08:40 GMT 11:40 MCK
Ординарец Гитлера: мои воспоминания о "шефе"
Константин Эггерт
Би-би-си, Берлин

На этой неделе исполнилась 60-ая годовщина открытия нюрнбергского процесса над нацистскими преступниками. Очевидцев процесса века осталось мало, еще меньше тех, кто выступал на нем свидетелем. 87-летний Рохус Миш - один из них. Он был ординарцем, телефонистом и охранником Гитлера. Он - один из трех оставшихся в живых обитателей берлинского бункера - последнего прибежища фюрера.

Рохус Миш
Гитлер оказался вовсе не чудовищем, а совершенно нормальным человеком
Рохус Миш
Тот день в мае 1940 года Рохус Миш вспоминает до сих пор. Он всего 12-ый день работал в рейхсканцелярии посыльным и принес депешу в приемную Гитлера. Внезапно адъютант открыл дверь - и Миш оказался лицом к лицу с фюрером.

"Меня бросало то в жар, то в холод. Я был потрясен, потому что Гитлер был для нас почти мифической фигурой. Он спросил у адъютанта: "Откуда этот молодой человек?", потому что по акценту он понял, что я не из Берлина. Адъютант ответил, что из Силезии. Гитлер спросил: "А у нас еще кто-то есть из Силезии?" Адъютант сказал: "Кажется, нет". Тогда Гитлер ответил: "Что ж, проверим вас в деле. Вот письмо, отвезите его моей сестре в Вену", - вспоминает Миш.

Уже через пару минут стеснительность прошла.

"Гитлер оказался вовсе не чудовищем, а совершенно нормальным человеком. Мне вручили пакет с кофе и предписание, и уже через три часа я был в поезде на Вену. Все были очень любезны и оказывали содействие. Сестра Гитлера жила на четвертом этаже без таблички. Я доставил письмо и посылку и выпил с сестрой фюрера кофе", - вспоминает он.

22-летний сирота из Силезии пошел в армию в 1939 году. Он воевал в составе танковых частей СС и был ранен во время боев в Польше. Именно в госпитале один из офицеров, его земляк, порекомендовал исполнительного молодого человека на работу в рейхсканцелярию. В ближайшие пять лет он вошел в самый ближний круг нацистского диктатора.

Рохус Миш
Гитлеру не приходило в голову специально повышать в звании своих сотрудников. Ты был частью его круга, его жизни - и все. Он был очень хорошим начальником
"Мое звание - обершарфюрер, то есть унтер-офицер, фельдфебель. Я не сильно стремился к повышению. С повышением и на фронт могли послать. Гитлеру не приходило в голову специально повышать в звании своих сотрудников. Ты был частью его круга, его жизни - и все. В каком-то смысле, звание не играло роли. Он был очень хорошим начальником, любому такого пожелаю. Мы его звали просто "шеф", - говорит Миш.

Рохус Миш развозил пакеты, принимал телеграммы, отвечал на телефонные звонки. Заботился о гостях Гитлера, например, Молотову, который был в Берлине осенью 1940-го, привез дополнительно теплые одеяла, потому, что тот мерз. Я спросил Миша, кто из посетителей Гитлера запомнился ему больше всего.

"Для меня все были интересны, ведь я маленький человек. Молотов, Лени Рифеншталь, Муссолини... Например, Молотов был очень спокойный и невозмутимый. А, Муссолини, наоборот, экспансивный. Все официальные гости, как правило, завтракали в гостинице "Кайзерхоф". Только русские никогда не завтракали, наверное, боялись, что их отравят. Они все время курили", - продолжает он.

Свой личный фотоархив Миш продал одному из агентств, но оставил себе копии. "Вот салон-вагон Гитлера, вот фрау Шпеер, вот Ева Браун с сестрой. А вот и я". 87-летний пенсионер выглядит и говорит просто. Но иногда, помимо его воли, страшные отзвуки той эпохи внезапно становятся слышны.

Константин Эггерт и Рохус Миш
Ни разу, ни одной строчки о концлагерях, о Холокосте! Я впервые узнал о концлагерях только в 1954-м, когда вернулся домой в Германию
"В ставке фюрера под Винницей, я как-то услышал музыку из кабинета Гитлера. Я заглянул в окно и увидел, что Гитлер сидит на краю стола и слушает патефон, который завел его дворецкий. Я заглянул в окно и спросил: "Мой фюрер, это что за музыка?". Он ответил: "Это Йозеф Шмидт". "Но он ведь еврей". Гитлер ответил: "Какая разница! Главное музыка хорошая", - рассказывает Миш.

Миш утверждает, что за пять лет, проведенных в рейхсканцелярии, он лишь однажды видел донесение делегации Красного Креста, которое содержало информацию о лагерях, да и то очень расплывчатую. Именно это он и сообщил трибуналу в Нюрнберге.

"Ни разу, ни одной строчки о концлагерях, о Холокосте! После войны я сидел в Москве, на Лубянке, три года, ни о чем таком меня не спрашивали. Меня там пытали, я бы сказал, если бы что-то знал. Я впервые узнал о концлагерях только в 1954-м, когда вернулся домой в Германию", - убеждает он.

Миш был взят в плен вскоре после того, как он одним из последних покинул фюрербункер, где он до последнего момента работал оператором телефонной станции. Там он стал свидетелем последних минут жизни и смерти Гитлера.

Адольф Гитлер
С расстояния трех-четырех метров мы увидели Гитлера - его голова лежала на столе - и Еву Браун. Ее голова лежала на коленях у Гитлера. Я не заметил много крови
"Фюрер попрощался со всеми, после чего ушел к себе. Его адъютант Гюнше сказал через несколько минут: "Кажется, я слышал выстрел". Мы позвали дворецкого Линге, тот прибежал. И вот мы стоим втроем перед дверью. Я не помню точно, кто приоткрыл дверь, сначала чуть-чуть, а потом полностью. С расстояния трех-четырех метров мы увидели Гитлера - его голова лежала на столе - и Еву Браун. Ее голова лежала на коленях у Гитлера. Я не заметил много крови. Это я запомнил на всю жизнь", - говорит о тех минутах Миш.

После возвращение из СССР в 1954 году Миш основал маленькую ремонтную фирму, которой руководил до начала 1980-х. После смерти жены семь лет назад он живет в том, же самом доме, куда они въехали после свадьбы в начале 1940-х. Он не отрицает ужасов нацизма, но и не чувствует моральной ответственности за преступления нацизма.

"Я даже не состоял в нацистской партии. Ни о каких ужасах не знал. Но это, конечно, катастрофа. Это ужасно. Я сам был заключенным на Лубянке, меня пытали и я понимаю, какой ужас должны были перенести эти люди", - признается Миш.

На прощание я спрашиваю Рохуса Миша, помнит ли он телефонный номер бункера.

"12-0-0-50", - говорит он.

Воспоминания - это все, что у него осталось. Да еще салфетка из столовой рейхсканцелярии с монограммой Гитлера.




МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Кем был Адольф Гитлер?
20-06-03 |  Культура


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги