Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 16 декабря 2004 г., 02:09 GMT 05:09 MCK
Советский репортер в гостях у душманов
Александр Васильев
bbcrussian.com, фото автора

Гульбеддин Хекматьяр
Хекматьяр произвел на меня впечатление интеллигентного человека. Надеюсь, я на него - тоже
В 1991 году в качестве специального корреспондента "Комсомольской правды" мне довелось побывать в пакистанском городе Пешаваре, а также в лагере Гульбеддина Хекматьяра, одного из лидеров афганского сопротивления, на территории Афганистана.

В то время советских войск в Афганистане уже не было, но Москва продолжала оказывать правительству своего ставленника Наджибуллы военную и экономическую помощь.

Моя поездка была организована при содействии военного атташе Пакистана в Москве, и в Исламабаде меня встретил местный чиновник, имени которого я, к сожалению, не помню, поэтому назовем его просто - Махмуд.

Караул
В честь советского журналиста моджахеды выстроились в почетный караул
Пешавар служил базой для различных душманских группировок. В окрестностях города также находились лагеря для афганских беженцев, которых, по разным оценкам, насчитывалось там от одного до двух миллионов.

Пешавар поразил меня количеством людей. Особенно многолюдно было на базаре, где, к своему большому удивлению, я обнаружил ряды советской бытовой аппаратуры. В наших магазинах в то время было хоть шаром покати, а на пешаварском базаре штабелями стояли советские телевизоры последних марок (цветные, переносные - всякие!), лежали электрические утюги, пылесосы и т.п.

Местные торговцы, вполне возможно, подписались бы под лозунгом "Советское - значит, лучшее!". Но вот как будут относиться к советскому гражданину афганские боевики и беженцы? От греха подальше Махмуд посоветовал мне выдавать себя за американца, поэтому в местном отеле я зарегистрировался как "мистер Александер из Вашингтона".

Тойота
"Тойота" - не роскошь, а средство передвижения моджахедов
Сомнения в правильности этого решения зародились у меня после того, как в центре Пешавара на заборе я увидел сделанную на английском надпись "Смерть Америке!"

Впрочем, лидеры афганских группировок, с которыми я встречался, знали, что имеют дело с советским гражданином, но никакой враждебности с их стороны я не заметил. Лишь фундаменталист Юнис Халес, под командованием которого воевал будущий лидер талибов мулла Омар, не захотел, чтобы я его сфотографировал.

Военный командир "Исламского союза за освобождение Афганистана", представившийся как "инженер Айюб", был невысокого мнения о боевых качествах советских сил специального назначения и довольно откровенно рассказывал о тактике своих отрядов. "Инженер Айюб" хорошо говорил по-английски, в отличие от Халеса, который, видимо, западных языков не знал.

Через границу

БТР
На заднем плане - советский БТР
Несколько дней прошли в ожидании разрешения пакистанских властей на поездку к Гульбеддину Хекматьяру. Но однажды Махмуд заехал за мной в отель в четыре утра, и на его джипе мы направились к афгано-пакистанской границе.

Ехали несколько часов почти без остановок. Дело в том, что в Северо-Западной пограничной провинции Пакистана государственные законы действуют только на шоссейном полотне. Шаг в сторону - и попадаешь под власть местных племенных законов, с которыми ни я, ни Махмуд связываться не хотели.

Границы между Пакистаном и Афганистаном фактически не было. Махмуд просто передвинул свой джип с левой половины дороги на правую: в Пакистане - левостороннее движение, а в Афганистане - правостороннее.

Навстречу ехали большие грузовики, кузова которых ломились от товаров - вполне возможно, от советских телевизоров и пылесосов. Война войной, а торговля торговлей.

В лагере Хекматьяра

Пушка
Была у душманов и артиллерия
Лагерь Гульбеддина Хекматьяра находился в горах. Меня ждали: в честь советского корреспондента афганские душманы выстроились в почетный караул.

Хекматьяр принял меня в своей палатке, в которой самым заметным предметом была советская штабная рация. Рядом с палаткой стоял советский же БТР, а боевики были вооружены Калашниковыми.

Пожалуй, единственными "иностранными" предметами были пикапы "Тойота" - любимое средство передвижения душманов и позднее талибов.

Пост
На посту
Рукопожатие у Гульбеддина Хекматьяра, человека с репутацией безжалостного фундаменталиста, было мягким, осторожным. Умные глаза, интеллигентные манеры, хороший английский - в целом он произвел на меня приятное впечатление.

После интервью Хекматьяр пригласил меня отобедать с ним. Махмуд же удалился. В зоне, находившейся под контролем Хекматьяра, протекает речка, которую, как я понял, пакистанские мусульмане считают священной. Махмуд не хотел упустить такой возможности и отправился совершить омовение. Мы с Хекматьяром остались в палатке вдвоем.

Заговорили о его сторонниках в Кабуле. Хекматьяр сказал, что в афганской столице у него есть хорошо организованное подполье. "А вы можете сделать так, чтобы завтра утром я стоял перед воротами советского посольства?" - спросил я.

Моджахеды
"А еще скажу вам, разлюбезная Катерина Матвевна, что люди мне больше попадались душевные, можно сказать, с огоньком"
Надо сказать, что за несколько месяцев до этого я побывал в Кабуле, где познакомился с тогдашним послом Советского Союза Борисом Пастуховым.

Пастухова наше поколение знало как первого секретаря ЦК ВЛКСМ времен Брежнева, поэтому репутация у него была неоднозначная. Однако мое общение с ним в Кабуле заставило меня изменить мнение об этом человеке. От сотрудников советского посольства я также не слышал ни одного плохого слова о нем - даже в самых задушевных беседах "не для печати".

Короче, мне хотелось преподнести Борису Николаевичу сюрприз. Я понимал, что дело могло кончиться крупным скандалом, но меня, корреспондента "Комсомолки", это вполне устраивало.

Гульбеддин Хекматьяр на мою просьбу ответил согласием. "Чтобы вы в дороге не скучали, я пошлю с вами командира одной из моих бригад, - сказал Хекматьяр. - Он бывший советский офицер".

Горы и пушка
Почти как в Швейцарии, только без часов с кукушкой
Помощник Хекматьяра принес мне традиционную афганскую одежду приятного бежевого цвета, и я уже собрался переодеваться.

Но тут со священного омовения вернулся Махмуд. Узнав про нашу затею, он произнес пару фраз на пушту, после которых Гульбеддин Хекматьяр развел руками и сказал, что с вылазкой в Кабул ничего не выйдет. Я сразу зауважал Махмуда.

На прощание я взял с Гульбеддина Хекматьяра слово, что он пригласит меня на взятие Кабула. Приглашение так и не поступило - наверно, телеграмма не дошла. Кабул душманы сумели взять без меня.

Сегодня Хекматьяр сражается в Афганистане с американцами и призывает к "священной войне" против США.



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры