Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 15 апреля 2004 г., 21:28 GMT 01:28 MCK
Канада отдала дань перебежчику Гузенко
Людмила Белецкая
Торонто, для bbcrussian

Побег в сентябре 1945-го сотрудника советского посольства в Оттаве Игоря Гузенко стал началом "холодной войны" - об этом давно уже говорили историки. Но только сейчас этот факт признали канадские власти, отметив событие открытием мемориальной бронзовой доски в одном из парков Оттавы.

столица Канады Оттава
Семье Гузенко сразу понравилось в столице Канады...
Бронзовая доска в память поступка Игоря Гузенко появилась в Оттаве, в городском парке - как раз напротив двухэтажного дома из красного кирпича по улице Сомерсет, где в 1945 году жил советский шифровальщик вместе со своей семьей.

...Игорь Гузенко бежал 5 сентября 1945 года, прихватив с собой около 100 секретных документов. Украденные и переданные им канадцам шифры позволили местным спецслужбам прочесть секретные радиограммы советской разведки и узнать имена по меньшей мере десяти агентов, охотившихся на Западе за атомными секретами.

Все они сели в тюрьму, а супруги Юлиус и Этель Розенберги были казнены на электрическом стуле в 1953 году. Сообщенные им сведения привели к аресту и единственного депутата канадского парламента от компартии Фреда Роза.

Личная инициатива

Шифровальщик - профессия особая. Работая за границей, эти люди выходят за пределы посольств редко и только с сопровождающим. Завербовать их довольно сложно, поскольку языка страны, где приходится работать, они, как правило, не знают.

Побег Гузенко был самым первым важным международным событием "холодной войны"
Эндрю Кавчак
канадский правительственный чиновник
Однако Гузенко говорил по-английски, но все равно его никто не вербовал, и переход на другую сторону был личной, так сказать, инициативой. Хотя, как вспоминала потом его дочь, к такому шагу Гузенко могла подтолкнуть жена, Светлана Гузенко. Она, по воспоминаниям дочери, была невероятно решительным человеком.

В Канаду супруги прибыли летом 1943 года. Игорь Гузенко вылетел самолетом, а его беременная жена, которой тоже разрешили отбыть в Канаду, что в те времена было редкостью, добиралась морем. После побега Гузенко Сталин больше не посылал на Запад целые семьи - жены и дети оставались своего рода заложниками.

Гузенко быстро освоился на новом месте, успешно справлялся со своими обязанностями. Ему и его жене пришлась по душе жизнь на Западе - даже очень... А бежал он после того, как лично принял послание из Центра, предполагавшее срочно вызвать попавшего под подозрение шифровальщика в Москву.

А все из-за жены военного атташе...

...Вечером 5 сентября 1945 года в Оттаве 26-летний шифровальщик советского посольства в Канаде Игорь Гузенко решил обратиться к канадским властям с просьбой об убежище.

Поначалу его ни в каких канадских учреждениях не хотели слушать, и если бы не вмешательство соседа-полицейского, он был бы схвачен советскими агентами. В его квартиру, ту самую, возле которой установили сейчас мемориальную доску, уже ломились, когда сосед вызвал полицию.

Кстати, поселился он там по случайности: у Гузенко был маленький ребенок, и его плач раздражал жену военного атташе, которая не пожелала жить с вопящим младенцем под одной крышей. Военный атташе предпочел мир в семье интересам безопасности и переселил шифровальщика в город.

Не жизнь, а сплошная тайна

После побега Гузенко поселились в Торонто. Дети, а их в семье было целых восемь, понятия не имели, откуда их родители на самом деле - им говорили, что семья приехала из Чехословакии.

Не зная правды, мы считали себя выходцами из Чехословакии
Эвелин Уилсон
дочь Гузенко
И только став взрослыми, они узнали правду. Канадское правительство тоже довольно долго хранило тайну о побеге шифровальщика и многие годы просто оправдывалось за то, что пришлось его принять.

Самому Гузенко почти всю жизнь пришлось скрывать даже свое лицо, и на всех интервью он появлялся исключительно в маске, а когда он умер в 1982 году, его похоронили в безымянной могиле - на ней был установлен только серый камень. Лишь недавно эта могила обрела имя...

"Мы, мне кажется, жили как нормальная иммигрантская семья, - вспоминает Эвелин Уилсон, дочь Гузенко, родившаяся через три месяца после его перехода "на сторону противника". - Не зная правды, мы считали себя выходцами из Чехословакии. Люди в те годы не особо беспокоились о своей безопасности, не запирали двери домов, без опаски гуляли по вечерам. Но наши родители и тогда были очень осторожны: нам запрещали говорить с незнакомцами на улице, не разрешали приглашать в дом малознакомых людей. Нынче такое поведение стало нормой".

Перебежчики не герои?

Историк Бенджамен Фишер, изучающий деятельность ЦРУ, одобрил решение правительства Канады отдать дань уважения первому человеку, сообщившему об угрозе шпионажа со стороны СССР после окончания Второй мировой войны.

Правительственный комплекс в Оттаве
Канада приняла правильное и смелое решение... На Западе перебежчиков редко чествуют как героев
Бенджамен Фишер
историк
"Канада приняла правильное и смелое решение. Подобных акций, как мне кажется, до сих пор не проводилось, это уникальный случай, - убежден Фишер. - На Западе перебежчиков редко чествуют как героев".

Путь к мемориальной доске Гузенко в Оттаве был довольно длинным. Идея эта принадлежит правительственному чиновнику из Оттавы, увлекающемуся историей, Эндрю Кавчаку. У него, кроме всего прочего, имелась личная заинтересованность - его дед, польский офицер, был расстрелян в лесу возле Катыни.

Судьбой Гузенко Эндрю Кавчак заинтересовался, когда учился в Торонто в университете. Потом он переехал в Оттаву, часто гулял вместе с маленьким сыном в парке возле дома, где жил Гузенко.

Сидел на скамейке, с которой канадские полицейские наблюдали за квартирой Гузенко, когда туда явились советские агенты. Канадцы сидели у дома на всякий случай, если понадобится помощь.

"Побег Гузенко был самым первым важным международным событием "холодной войны", - считает Эндрю Кавчак.

Но никто и ничто не напоминало потомкам об этом событии. Кавчак решил исправить ситуацию, но даже он, хорошо знакомый с тонкостями местной бюрократии, не ожидал, что это будет так сложно - четыре года ему пришлось сражаться за эту доску.

История есть история

Проект был почти готов, но некоторые канадские дипломаты вдруг забеспокоились: а как российское правительство воспримет такой памятный знак, ведь Гузенко для них предатель...

В конце концов, несмотря на все споры и сопротивление, Эндрю Кавчаку удалось убедить городское и федеральное правительство в необходимости официально признать побег Гузенко как историческое событие.

Главным аргументом было такое утверждение: если уж русские смогли открыто говорить о своем прошлом, то канадцы с их свободой и демократической традицией тем более могут признать роль в истории Игоря Гузенко.

"История есть история", - говорит Эндрю Кавчак.

А у нескольких поколений канадцев сохранился в памяти образ Гузенко с лицом, закрытым белым колпаком - так и жил это человек, пребывавший в постоянном страхе за свою жизнь. Тайна сопровождала его до самой смерти.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:
Умерла советская перебежчица
26-07-02  |  Люди и нравы



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры