Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 29 марта 2004 г., 11:33 GMT 15:33 MCK
Чечня - Голландия: в Европе надо рассчитывать на себя
Чеченская мать рядом с омоновцами в Чечне
Чеченцы стремятся в Европу последние 10 лет
По статистике ООН, среди людей, получающих статус беженца в ЕС, теперь больше всего россиян. Большинство просителей убежища называют себя жертвами войны в Чечне и дискриминации чеченцев в России. История Аслама Дудаева, получившего убежище в Голландии, типична.

Я переехал в Москву еще до второй чеченской войны, в 1997-ом. В августе 1999-го московская милиция организовала акцию "Вихрь-антитеррор". Чтобы "сделать" цифры, многим молодым чеченцам подбрасывали наркотики или оружие, сажали, повышали таким образом статистику по арестам. Со мной - та же история, подбросили оружие и посадили в КПЗ. Случилось это, надо сказать, всего за неделю до взрывов домов в Москве.

Тех, у кого не было денег на взятки, судили и отправляли по этапу. Остальным удавалось добиться освобождения под подписку о невыезде. Меня отпустили дожидаться суда. Естественно, небезвозмездно, хотя помогло и то, что моим делом интересовались правозащитные организации.

Несмотря на все проверки и интервью, решение о том, давать статус беженца или нет, это часто - как игра в рулетку. Бывает, что человек сидит в лагерях годами, а потом его все-таки выдворяют.
Суда я дожидаться не стал, и по поддельным документам перебрался в Польшу. Из Польши - в Германию. Через Одер переправляют ночью, переправой руководят местные "специалисты", платят им по 400-500 долларов. Кого-то ловят, сажают в Германии под арест, но потом высылают обратно в Польшу и все повторяется снова.

В Голландию из Германии добирались на автобусах и по железной дороге. К тому моменту процедура уже была налажена: достаточно было подойти к полицейскому на улице и заявить, что ты хочешь просить убежища. Полицейский подсказывал, куда и к кому обратиться. Сначала отправляют в один приемник, потом - в другой. Потом начинаешь ждать интервью с иммиграционной службой.

Надо сказать, что в Голландии достаточно тех, кто выдает себя за беженца из Чечни. Они знают, что нужно отвечать на интервью, набор вопросов до последнего времени был стандартный - где стоит такой-то памятник в Грозном, как выглядит чеченский герб... Иногда задают вопрос на чеченском языке. Бывает, люди паникуют. Одна чеченка, всю жизнь действительно прожившая в Грозном, на вопрос о том, какая по городу течет река, сказала: "Терек". Все же знают, что это - Сунжа...

Но, несмотря на все проверки и интервью, решение о том, давать статус беженца или нет, это часто - как игра в рулетку. Бывает, что человек сидит в лагерях годами, а потом его все-таки выдворяют.

Грозный
"Набор вопросов стандартный - где стоит такой-то памятник в Грозном..."
Сами лагеря достаточно комфортные - либо в армейских казармах, либо в домиках-вагончиках. Беженцев кормят, одевают, дают пособие в 40 евро в месяц. Работать до последнего времени было нельзя. По крайней мере, за деньги. Те, что поактивней, работали волонтерами или учили язык. Остальные сидели без дела и тихо сходили с ума.

То же самое относится и к жизни за пределами лагеря. Здесь, в отличие от России, никакого клейма у нас нет, запретов на профессии нет, и если есть энергия, есть силы - сделать можно все. Нам помогают учиться или переучиваться, платят стипендии. Многие этим шансом пользуются. Те, кто учиться уже не может или не хочет, работают руками: идут в строители или трудятся на полях. "Людьми второго сорта" себя никто не чувствуют, зарплаты сельхозрабочего хватает и на себя, и на то, чтобы помогать родственникам в Чечне. К тому же рядом с тобой часто работает сам хозяин поля, так что никакого унижения нет.

Здесь довольно часто показывают фильмы про Чечню, так что рассказывать голландцам, что там происходит, долго не нужно. И в основном отношение со стороны рядовых граждан сочувственное и, в целом, доброжелательное.

Когда голландцы говорят, что мигранты отказываются интегрироваться, не хотят становиться голландскими гражданами - это правда. Отчасти. Турки, марокканцы, суринамцы, выходцы с Антильских островов - они в Голандии живут, что называется, компактно, и интегрироваться им незачем - и так все есть, свое. Так что здесь голландцев можно понять. Но у чеченцев или русских из Чечни своих районов, своих магазинов нет, и здесь каждый старается найти работу, выучить язык.

Куда бы не ехать, ясно, что везде надо работать, жаловаться уже не на что. Тут, в Европе, все уже зависит только от тебя
Сейчас голландцы меняют законы, говорят, что будут очень быстро высылать людей, не получивших статуса беженца. Конечно, эта система должна быть более эффективной - в 80-е беженцем признавали кого угодно, без доказательств, без проверки. Пограничники на этих интервью, говорят, плакали. И до сих пор едут беженцы из бывшей Югославии, а война-то давно кончилась.

Но есть опасения, что теперь начнут тоже стричь под одну гребенку - только со знаком "минус". Например, часто пытаются отказывать чеченским беженцам, говоря, что у них есть право уезжать из Чечни в любой город России.

Мы стараемся объяснять, какая там на самом деле жизнь у чеченцев, говорим - "Хотите отказать, так отказывайте по-честному, не хотим, мол, больше беженцев". Кого-то все равно высылают. Но тогда многие сразу же просят убежища в других странах ЕС. Несмотря на то, что есть Дублинская конвенция, которая, вроде бы, запрещает повторно претендовать на убежище, приют все равно можно получить.

Сейчас поток беженцев из Чечни в Голландию иссякает. Германия, Франция, Великобритания считаются более перспективными. Но куда бы не ехать, ясно, что везде надо работать, жаловаться уже не на что. Тут, в Европе, все уже зависит только от тебя.

Имя автора изменено



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры