Главная страница Би-би-си Информационный портал Би-би-си Спортивный портал Би-би-си Всемирная служба Би-би-си Украинский язык Азербайджанский язык Узбекский язык Казахский язык Киргизский язык BBCRussian.com
без графики  |  помощь
Би-би-си - Русская служба
Главная  
Экономика  
Технологии  
Арт-квартал  
Люди  
Альбион  
Пресса  
Форум  
Проекты  
Learn English  
Радио
Передачи  
Частоты  
НовостиЗвуковой файл
РадиусЗвуковой файл
Новый деньЗвуковой файл
Мир сегодняЗвуковой файл
Бизнес-классЗвуковой файл
Уэст-эндЗвуковой файл
СеваоборотЗвуковой файл
Для пользователя
Обратная связь  
О сайте  


Михаил Горбачев
Интервью редактору программы "Радиус" Русской службы Би-би-си Константину Эггерту
 real 14k

Суббота, 3 марта 2001 г., 00:47 GMT 03:47 MCK
Горбачев: рано подводить итоги
Михаил Горбачев
Михаил Горбачев планирует создать новую партию
В день своего семидесятилетия Михаил Горбачев дал интервью редактору программы "Радиус" Русской службы Би-би-си Константину Эггерту. Бывший президент СССР сказал, что не жалеет о сделанном им выборе.

- Нам удалось вывести страну из тоталитарного строя к свободе, к демократии, - сказал Михаил Горбачев. - Другие страны потратили и 100, и 200 лет, пока они освоились, как надо жить в условиях демократии и свободы.

Просчеты? Я мог бы сейчас много назвать, но главный из них - это то, что мы затянули процесс реформирования КПСС, в которой возникли не только реформаторские силы, но, в конце концов, и силы торможения - силы, которые привели к путчу.

В момент, когда мы выходили из тяжелой полосы - и новый Союзный договор, антикризисная программа, на ноябрь 1991 года было намечено реформирование партии - произошел путч, который подорвал мои позиции, и открыл дорогу для авантюрных шагов Ельцину.

- Вы говорите, что не хватило нескольких месяцев или недель для решающих шагов на этом пути. Вас не охватывало тогда - или сейчас - человеческое отчаяние по этому поводу?

- Конечно, горечь осталась. Но я же политик. В политике все бывает. Но я хочу сказать, что наш проект не закончен, он будет продолжаться. Мы задали такой вектор - от него не уйти никуда... Рано подводить итоги.

- То, что происходило после распада Советского Союза и вашего ухода с поста президента - это тоже было продолжение того импульса? То, что делал Ельцин, и то, что сегодня делает Путин?

- Это как раз были просчеты. ... Ведь это была смена стратегии. Это не тот же путь, и не та дорога. Нам нужны были годы, десятилетия - а это была попытка опять по-сталински, великий перелом, великий скачок.


То, что делал Ельцин с нами - это замашки царские

Михаил Горбачев
Была предпринята попытка решить все скачком. И во что она вылилась, мы знаем. Но, тем не менее, она не отменила изначальный импульс - выбор в пользу демократии, в пользу свободы, рыночной экономики, сотрудничества с другими странами, открытости. Я думаю, что это остается.

- В начале 90-х годов вы говорили, что при президенте Ельцине страна идет к авторитарному режиму. Вы теперь не пересматриваете те оценки? И Путин - это не продолжение Ельцина, это что-то новое для России?

- Что касается Ельцина, нет, [не пересматриваю]. Даже больше скажу - это вариант монархии, навязанной конституционным путем. ...То, что делал Ельцин с нами - это замашки царские.

Не знаю, что бы он еще наделал, если бы ему позволяла поддержка - а поддержки он лишился - и здоровье. И страну подорвал, и себя подорвал. Но отката не произошло от демократических завоеваний перестройки.


У нас же как? Что царь сказал, то и остается

Мижаил Горбачев
Что Путин? Это продолжение Ельцина? Нет, ни в коем случае. Но инерция ельцинская продолжается. Мы ее видим и в сфере экономики, и в том, что значительная часть старой команды сохраняется. Но ему предстоит вытаскивать страну из кризиса, и то, что он говорит о приверженности демократии, о приверженности свободе слова - даже в такой острой ситуации - о принципе ответственности СМИ - это все говорит о том, что он понимает...

Стабилизировать ситуацию ему удалось, несмотря на все те просчеты, которые у него были. Не позавидуешь Путину. Не только потому, что на него свалилось это все.

- Вы встречаетесь с Путиным. Какие советы вы можете ему дать по отношениям с прессой и по войне в Чечне?

- Если говорить о прессе, то он и высказался в том духе, что канал не должен быть разрушен и огосударствленен. Это очень важное заявление - и для него, и для других. У нас же как? Что царь сказал, то и остается. Имейте еще в виду, что он хочет, но у него не получается...


Я более свободен, чем тогда. А мое положение в мире дало мне возможность сделать много полезных дел.

Михаил Горбачев
А что касается Чечни, то никто ничего более умного, чем то, что он делает, не придумает. Никто. Он старается перевести в политическое русло - пусть старается. Я поддерживаю его в этом.

А вообще - надолго это. Очень надолго. Но у нас же есть такой опыт, когда Ташкент, Ашхабад подняли из руин. Может быть, и здесь получится?

- Что самое трудное для политика вашего уровня, который ушел от власти?

- Это зависит от человека. Демократ, он знает, что пришел и будет уходить, что это нормальный процесс. А если человек с такими страстями, что добрался до власти, ухватил ее, как женщину любимую, хочет обладать ею до смерти - тогда тяжело расставаться.

- Но вы ведь ушли неожиданно для себя?

- Да, оборвалась перестройка, и это горечь. Дело не в том, что я... Со мной все нормально.


Для меня остается авторитетом Плеханов. Это убежденный демократ, социал-демократ

Михаил Горбачев
А сейчас - есть преимущества в этой жизни. Я более свободен, чем тогда. А мое положение в мире дало мне возможность сделать много полезных дел. И Фонд, и Зеленый крест, и в России...

Я взялся за проект создания социал-демократической партии. Это альтернатива и коммунистическому реваншу, и либеральному фундаментализму.

- Как раз по поводу партии... Многие считают, что время социал-демократии в России не пришло. Ведь многие социал-демократические партии, которые создавались в начале 90-х, потерпели фиаско.

- Ничто не повторяется. Все аналогии относительны, все. Ко мне много раз обращались, но я не давал согласия. А сейчас я вижу, что авторитет коммунистов падает, но и Ельцин так действовал, что он дискредитировал либеральную идею сильно. Он реализовывал фундаменталистскую модель, которую Россия отвергла...

- Виктор Степанович Черномырдин - это фундаменталистская модель либерализма?

- ... и в связи с этим я думаю, что сейчас социал-демократическая альтернатива интегрирует в себя либеральные ценности и социальный аспект: ответственность государства. Но не через вмешательство, а через законы, через политику соответствующую. Поэтому я думаю, что этот проект сейчас подходящий.

- Вы сказали, что партия пойдет на выборы, но вы сами не намерены в них участвовать. Вы абсолютно исключаете для себя возможность занять какой-то пост в России?


К кому я питаю уважение... Это Тэтчер, и Буш, и Рейган, и Миттеран, и Коль, Мандела, Шимон Перес - это все люди, которые чувствуют время и взяли на себя большую ответственность, сделали большой поворот

Михаил Горбачев
- Да, я именно так думаю. На одном из событий, посвященных моему приближающемуся семидесятилетию, меня попросили что-то написать в каком-то журнале. И я написал, что до семидесятилетия осталось три дня, а потом - с ярмарки. А то, что касается партии - это да. И тут очень важно, что я ни на что не претендую, что я ее не под себя создаю.

И вы посмотрите, ведь сейчас все лозунги переписаны социал-демократические. Все переписывают, а потом обманывают. Мы не обманываем - мы что обещаем, то и будем делать.

- Какая фигура в истории или современности вам больше всего импонирует? Кто может сравниться с Горбачевым?

- Ха... Вот если бы вы спросили, к кому я питаю уважение... Это Тэтчер, и Буш, и Рейган, и Миттеран, и Коль, Мандела, Шимон Перес - это все люди, которые чувствуют время и взяли на себя большую ответственность, сделали большой поворот. Для меня остается авторитетом Плеханов. Это убежденный демократ, социал-демократ. Его в меньшевики записали, но когда Ленин оказался во главе правительства, он сказал: "Это конец. Ставка на диктатуру - это конец".

- А ваше отношение к Ленину каково?

- Я продолжаю изучать, читать его, размышлять над ним. Он великий политик, и мое уважение к нему только подтверждается тем, что он через четыре года сказал: "Мы пошли не тем путем". И если связать это с тем, что он начал делать - НЭП, продразверстка...

Другое дело, что он рано из жизни ушел, и тут же Сталин все это похоронил... С 1929 года уже пошла другая эпопея.

  Поиск по сайту
  

Материалы по теме:

Вернуться Вернуться   Би-би-си - Русская служба
 Пишите нам: russian@bbc.co.uk
© BBC
BBC World Service
Bush House, Strand, London WC2B 4PH, UK.

Новости, аудио и информация на 44 языках