Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 25 августа 2003 г., 16:23 GMT 20:23 MCK
Командир либерийского бабьего батальона
Лондонская газета "Гардиан" опубликовала в воскресенье очерк своего африканского корреспондента Рори Кэрролла, встретившегося с одним из самых загадочных и самых авторитетных боевиков либерийского сопротивления. bbcrussian.com предлагает вашему вниманию перевод этой статьи.

Она похожа на черную пантеру и одновременно на кинозвезду. И еще она - одна их самых авторитетных боевиков либерийского сопротивления.

Черный Алмаз в окружении товарищей по оружию
Сначала мы ее услышали. Выстрелы - но не обычные безумные очереди. В них был ритм: три выстрела из АК-47, пауза, еще три выстрела, пауза, опять три выстрела. Впереди люди бросили еду и побежали. Потом мы ее увидели - женщину в красном берете, джинсовой куртке, красной шелковой блузке и в очень, очень тяжелом настроении.

Монровия, либерийская столица и главный порт, сейчас изуродована. Несколько дней подряд тысячи людей грабили продовольственные склады ООН, и повстанцы, охранявшие склады и контейнеры, были не в силах их остановить.

Женщина в берете склоняется на одно колено и направляет автомат на мужчину в шлепанцах и шортах в нескольких метрах от меня. Он сгибается и как бы уменьшается в размерах. Я делаю то же. Она поднимается, пот капает с ее лица и рук, она смотрит на нас - мародера и журналиста с Запада. "Убирайся", - говорит она мужчине.

Она в минуту вершит суд над тысячами мародеров - и не столько силой своего оружия, сколько силой своей воли.
"Гардиан"
Два дня в контролируемых повстанцами районах Монровии я искал ее, полевого командира, которого они называют Черный Алмаз. Которая в минуту вершит суд над тысячами мародеров - и не столько силой своего оружия, сколько силой своей воли.

14 лет анархии и войны превратили Либерию - западноафриканскую страну, основанную в начале XIX века освобожденными афроамериканскими рабами - в зону апокалипсиса; города и деревни страны превратились в дымящиеся руины. Многие годы группировки повстанцев воевали с президентом Чарльзом Тейлора, которого обвиняют в зверствах и коррупции. Его отставка и изгнание, произошедшие в начале августа, позволили приехать сюда миротворцам ООН, но повстанцы не разошлись по домам. Будут ли они и правительственные силы соблюдать условия перемирия, во многом зависит от того, будет ли у полевых командиров серьезная причина сложить оружие.

Либерийская война, с ее солдатами-детьми, которые нередко сидят на марихуане и крэк-кокаине, -странное зрелище. Но тот, кто назначил Черный Алмаз главой одного из подразделений, знал что делает. Она полковник и командир вспомогательного женского корпуса (WAC), а также один из наиболее тщательно охраняемых секретов главной повстанческой группировки, Объединенные либерийцы за примирение и демократию (Lurd).

Ее подразделение, состоящее из девушек и женщин, - одно из самых эффективных в составе Lurd. "Их несколько дольше приходится тренировать, но они становятся лучшими бойцами, чем мужчины. И Черный Алмаз - одна из самых лучших", - говорит полковник Мартинс, высокопоставленный представитель штаб-квартиры повстанцев.

Она выглядит как кинозвезда: зеркальные солнцезащитные очки, пышный парик под беретом, серебряные серьги, красный маникюр. Очистив порт с помощью горстки женщин-боевиков, она перезаряжает "калашников", поправляет кобуру с "кольтом-38" на бедре и уносится на серебряном пикапе "мицубиси".

Черный Алмаз
...Перезаряжает "калашников", поправляет "кольт" и уезжает по делам...
В ее лагере - бывшем жилом доме на заднем дворе швейцарской лесозаготовительной компании в Монровии - Черный Алмаз потягивает безалкогольный напиток и вежливо отказывается давать интервью. "В целях безопасности лучше, если вы не будете задавать мне вопросы". Уходя, мы встречаем 12-летнего парнишку, который привел нас сюда, прикованного наручниками к забору во дворе и ожидающего наказания за нарушение режима безопасности полковника.

Амина, 11-летняя девочка, живущая в лагере беженка, говорит, что 40-сантиметровая палка, лежащая рядом, предназначена для битья, как и метровая резиновая дубина. "Черный Алмаз ими пользуется. Иногда бьет кулаками. Она бьет и мужчин, и женщин - тех, кто сделал что-нибудь неправильно. Ее все боятся".

"Я как-то видел, как она несла на спине 50-килограммовый мешок риса. Она самая сильная женщина из всех, что я встречал", - говорит пожилой беженец, живущий в лагере и не желающий быть названным. Он никогда не видел, чтобы она пила алкогольные напитки, курила или принимала наркотики.

На публике Черный Алмаз может задирать нос и высокомерно сплевывать, но в личной жизни у нее есть и мягкая, нежная сторона, утверждает Анита. "Со мной она обращается как с дочерью, она очень добра ко мне. Я люблю ее". Семью Аниты, бежавшую от боев, укрывают и кормят в этом лагере.

Полковник Черный Алмаз, которой на вид лет 20 с небольшим, не говорит о своем возрасте, но называет свое имя: Патришиа. У нее в кармане конверт с фотографией ее совсем маленькой дочери, которая, по ее словам, живет в лагере беженцев в Гвинее. Еще у нее есть домашнее животное - обезьяна по имени Чарльз Тейлор. Неплохая шутка: неприятие бывшего президента либерийцы выражали лозунгом "Нет обезьяне!"

Черный Алмаз с подругами
В личной жизни она черная и пушистая, говорят знающие ее люди
Командир-мужчина, полковник Янки, назвал Черный Алмаз своей женой, но ее глаза расширяются при упоминании о муже. "У меня его нет". Товарищи говорят, что она делит с ним постель, и они считаются парой, но не женаты. Янки расписал краской-спреем весь лагерь своим именем, а Черный Алмаз, занимающую более высокое положение в иерархии повстанцев, подозревают в авторстве другого граффити: "Тупым мужчинам вход воспрещен".

Многие члены WAC потеряли семьи в 1990-е и росли в лагерях беженцев в Гвинее и Сьерра-Леоне, а затем - три года назад - вернулись в Либерию и присоединились к боевикам. Корпус насчитывает 600 женщин и еще 300 мужчин, говорит заместитель командира Мария Теа, но это почти наверняка преувеличение.

24-летняя Теа - подполковник. На каждом бицепсе у нее по татуировке - скорпион и кобра. "Они кусаются, и я кусаюсь. Я кусаю любого мужчины, - говорит она нараспев. - В детстве я молила о том, чтобы быть сильнее мужчин. Они назначили меня командиром за мою твердость. Мы хотели воевать и сформировали собственное женское подразделение. Мы стреляем лучше, чем мужчины. На прошлой неделе я застрелила правительственного солдата - прямо в голову, вот сюда", - она показывает на свой лоб.

Если я жалею пленных, я отправляю их в безопасное место. А если кто симпатии не вызывает? Их я ем
Теа, заместитель Черного Алмаза
Одна из трех ее сестер, 18-летняя Фату, тоже служит в подразделении. "Я не хотела, чтобы она воевала, но она настояла". Теа неграмотна, но умеет шить. Когда война кончится, она хочет быть швеей. В отличие от многих коллег-мужчин, Теа, дважды раненая в прошлом году в ногу, не верит в то, что магия джуджу может охранить ее от пуль.

Я спросил ее, обращаются ли они с пленными вражескими солдатами лучше, чем мужчины. Она собирается ответить, но тут один из мужчин-повстанцев заводит "Лэндкрузер", и Теа в ярости бросается через весь двор, вытаскивает его из машины и наставляет на него АК-47. "Да, - говорит она по возвращении. - Если я жалею их, я отправляю их в безопасное место". А если кто симпатии не вызывает? Улыбается: "Их я ем".

Заместитель Теа, девушка по имени Бэби (ее так прозвали потому, что она не выглядит на свои 14), говорить не может: сорвала голос на мародерах.

Одна из самых "пожилых" членов подразделения - Мусу Дакли. Ей 28 лет, она вдова, потерявшая четырех детей в гвинейском лагере беженцев. Дакли воевала против режима Тейлора, чтобы вернуть семью в Либерию. Она говорит, что впервые захотела стать солдатом, когда ей было 15, и она увидела голливудский фильм с белой женщиной с пулеметом. "Она круто смотрелась. И я обнаружила, что когда поднимаю оружие, меня уважают".

Большинство девушек и женщин имеют ранения. Одна из них поднимает штанину джинсов и показывает 20-сантиметровый шрам от пули.

Женщины-солдаты для Африки не в новинку: они участвовали в конфликтах в Сьерра-Леоне, Уганде и Конго, но основные их обязанности были не на поле боя, а после сражений, когда командирам-мужчинам требовалась еда и секс. В штаб-квартире повстанцев в Монровии на первом этаже ест комната с четырьмя гражданскими - девушками подростками. "Командиры дают нам еду, а мы им ласку", - говорит одна.

Члены WAC говорят, что им разрешается иметь бойфрендов, но никто не принуждает их к сексу.

Женщины-бойцы готовят для мужчин - так говорят мирные жители, дома и рабочие места которых заняты сейчас повстанцами. А еще девушки и женщины тоже мародерствуют. Об этом свидетельствуют многочисленные очевидцы. К примеру, говорит Мозес Сакки, рабочий компании Liberia Woodwork Construction, с территории его предприятия они угнали три машины, а четвертую разобрали на запчасти. Его менеджер, не пожелавший называть своего имени, называет женщин "безумными".

На следующий день после ухода WAC из Монровии лагерь, в котором располагалась Черный Алмаз и ее коллеги, представлял собой унылое зрелище. Мебель, ковровое покрытие, кафель, телевизор, одежда, даже унитаз - все исчезло. Остались только пустые банки из-под напитков, компакт-диск группы Boyz II Men, да наручники, болтающиеся на заборе.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:
Юные лица войны
12-06-01  |  Альбион
Школа юных самоубийц
19-07-01  |  Главная


ССЫЛКИ:
Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры