БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 21 октября 2008 г., 10:28 GMT 14:28 MCK
"Даже в больнице Ким Чен Ир не выпустит власть"
Константин Эггерг, Джун Бо Гын
Джун Бо Гын (справа) - один из ведущих экспертов по КНДР в Южной Кореее
Слухи о состоянии здоровья северокорейского лидера Ким Чен Ира с особенной тщательностью проверяют в Сеуле.

В Южной Корее и надеются на воссоединение с Севером, и одновременно пытаются избежать кризиса на полуострове.

О том, что происходит в закрытой от внешнего мира Северной Корее, и о перспективах воссоединения специальный корреспондент Би-би-си Константин Эггерт беседовал в Сеуле с одним из самых известных в Южной Корее специалистов, профессором Института международных отношений и национальной безопасности Джун Бо Гыном.


Би-би-си: Ким Чен Ир не появлялся на публике почти два месяца, ходят слухи, что он серьезно болен. Есть ли более подробная информация?

Джун Бо Гын: Его отсутствие на публике действительно очень необычно. Те два раза, когда северокорейские средства массовой информации сообщали о его присутствии на футбольном матче или посещении воинской части, информация была крайне ограниченной и не очень убедительной. Но природа этого режима такова, что пока есть хотя бы один шанс из тысячи, что Ким Чен Ир выживет, если у него будет возможность отдавать указания хотя бы с больничной койки - ничего не изменится.

Только его смерть или полная недееспособность по причине болезни может вызвать какие-то перемены в системе. Это действительно диктатура одного человека. Более того, именно в последние недели представители партийной верхушки и армейское руководство стали активно клясться в верности Ким Чен Иру. Они по-настоящему боятся его.

Би-би-си: А что известно о ситуации в руководстве КНДР?

Если сравнивать все, что происходит вокруг ядерной программы Пхеньяна с марафоном, то мы едва ли даже на половине дистанции.
Джун Бо Гын
Джун Бо Гын: Ким Чен Ир, как и его отец, всегда руководствовался принципом "Армия - прежде всего". Так что у военных всегда в распоряжении есть собственные ресурсы. С другой стороны, последние десять лет Северная Корея приоткрылась миру. Они разрешили въезд туристам, а в 2004 году открыли совместно с Южной Кореей совместной производство на промышленном комплексе в Кесоне, недалеко от демаркационной линии на северокорейской стороне.

Режиму нужна валюта. Мы знаем, что споры между сторонниками линии "Армия прежде всего" и подхода "Экономика прежде всего" в Пхеньяне идут.

Би-би-си: Северная Корея договорилась с США о возобновлении инспекции ее ядерных объектов. Вашингтон вычеркнул ее из списка стран, поддерживающих терроризм. Как Вы оцениваете перспективы этой договоренности?

Джун Бо Гын: Не стоит надеяться на быстрые результаты. Если сравнивать все, что происходит вокруг ядерной программы Пхеньяна с марафоном, то мы едва ли даже на половине дистанции. Но сам факт достижения договоренностей дает надежду. Они касаются инспекции комплекса в Енбене.

Но мы озабочены рядом других мест. Это те, я бы сказал, проблемные объекты, информация о которых появилась еще в период первого кризиса в 1993-1994 годах. Кроме того, никто ни разу не видел места, где в 2006 году было проведено ядерное испытание и объекты, где могло проводиться обогащение ядерного сырья. Так что нынешнее соглашение - это, надеюсь, шаг в нужном направлении.

Выживание этого режима невозможно гарантировать при нынешнем состоянии экономики и нехватке продовольствия
Джун Бо Гын
Би-би-си: Вашингтон и Пхеньян договорились о том, что инспекции объектов помимо комплекса в Енбене будут проводиться "по взаимному согласию сторон". Это расплывчатая формулировка. Есть ли у американцев возможность "нажать" на Северную Корею?

Джун Бо Гын: Наш прошлый опыт показывает, что эта формулировка действительно работает не очень хорошо. Но если Северная Корея действительно хочет стать частью международного сообщества, иметь хорошие отношения с другими странами, достичь нормализации с США и получать помощь от Южной Кореи и я Японии, то они должны идти на компромисс.

Би-би-си: Однако абсолютный приоритет для руководства КНДР - выживание политического руководства, ведь так?

Джун Бо Гын: Совершенно верно. И проблема в том, что выживание этого режима невозможно гарантировать при нынешнем состоянии экономики и нехватке продовольствия.

В год Северной Корее нужно около шести миллионов тонн продовольствия, а они могут произвести от силы четыре с половиной миллиона
Джун Бо Гын
Би-би-си: А что известно об экономической ситуации в Северной Корее?

Джун Бо Гын: В девяностых годах их экономика не росла, а сокращалась. С 1999 по 2006 год экономика Северной Кореи росла. Но это было связано не с внутренними причинами, а с той помощью, которую оказывали Южная Корея и Китай. Но после ядерного испытания в 2006 году экономическая помощь была заморожена. С тех пор ситуация быстро ухудшается.

Би-би-си: Как живут обычные люди в Северной Корее? Есть ли признаки недовольства режимом?

Джун Бо Гын: Промышленность там работает где-то на тридцать-сорок процентов своей мощности, не более. В год Северной Корее нужно около шести миллионов тонн продовольствия, а они могут произвести от силы четыре с половиной миллиона. Раньше мы их снабжали приблизительно полумиллионом тонн риса и триста тысяч тонн удобрений. Это - значительная помощь.

В Пхеньяне живут прилично, однако в провинции, согласно данным Продовольственной программы ООН, ситуация очень плохая. Особенно тяжело старикам и молодым людям. Можно говорить о хроническом недоедании. Но о недовольстве или восстании речь не идет.

Северокорейский режим ходит по кругу - им абсолютно необходимы экономические реформы, но при этом они боятся, что ослабление контроля способно поколебать его позиции.
Джун Бо Гын
Многие считают, что дело в исторических особенностях. Северные корейцы жили сначала в Корейской империи при династии Чосон, затем тридцать пять лет, с 1910 по 1945 год - при японских колонизаторах. После этого это они сразу попали под власть нынешнего режима. У них совсем нет опыта демократии, вообще жизни при другой системе.

Би-би-си: Стало быть, люди просто пытаются выжить?

Джун Бо Гын: Число беглецов увеличивается год от года. Раньше в Южную Корею перебегало около тысячи человек с севера ежегодно, то теперь - более трех тысяч. Десятки, даже сотни тысяч северян находятся на заработках в Юго-Восточной Азии, в Китае. Они устали от экономических трудностей, недовольны правительством, и у них есть единственный выход - попытаться выбраться из Северной Кореи.

Би-би-си: Какова информационная ситуация в Северной Корее? Ведь там по-прежнему нельзя пользоваться интернетом и мобильными телефонами.

Джун Бо Гын: Нельзя. Мобильная связь была разрешена короткое время, но потом ее запретили тоже. В 2002 году они начали ограниченные экономические реформы. Там же всегда была карточная система. И вдруг впервые людям разрешили торговать на рынках, ввели дифференциацию зарплат. Но теперь все опять заморожено.

Правительство Северной Кореи несколько лет принимало иностранную помощь, но в 2005 году вдруг приказало всем сотрудникам гуманитарных организаций покинуть страну. Понимаете, северокорейский режим ходит по кругу - им абсолютно необходимы экономические реформы, но при этом они боятся, что ослабление контроля способно поколебать его позиции.

Би-би-си: Если взглянуть в будущее, насколько реалистично вообще говорить о воссоединении Кореи при том, что люди в двух частях страны живут едва ли не на разных планетах?

Джун Бо Гын: Молодежь в Южной Корее об этом мало задумывается. Многие даже говорят: "Мне воссоединение не нужно, потому что южным корейцам придется оплачивать его из собственного кармана". Но если посмотреть на ситуацию со стратегической точки зрения, то мне кажется, что мы больше теряем, оставаясь разделенными.

Би-би-си: Почему?
Если под тяжестью экономических проблем северокорейский режим вдруг рухнет, то, возможно, воссоединение настанет быстрее, чем мы предполагаем сегодня.
Джун Бо Гын

Джун Бо Гын: Во-первых, мы все же один народ, который жил вместе пять тысяч лет. Мы на юге просто не имеем права оставаться в стороне, когда наши братья на севере голодают.

Во-вторых, воссоединившись, мы получим выход на просторы Евразии. Ведь сейчас Южная Корея отделена от континента Северной Кореей.

В-третьих, мы платим за разделение страны гигантскую цену. Достаточно посмотреть на военные расходы, чтобы это понять.

Наконец, на севере остались гигантские ничем не занятые пространства, в то время как Южная Корея очень плотно заселена. Там недорогая рабочая сила. В общем, мне кажется, в перспективе мы от воссоединения выиграем.

Би-би-си: Едва ли это произойдет скоро...

Джун Бо Гын: Руководство Южной Кореи официально проводит линию на постепенное сближение. Но если под тяжестью экономических проблем северокорейский режим вдруг рухнет, то, возможно, воссоединение настанет быстрее, чем мы предполагаем сегодня.



МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
КНДР: краткая справка
29-08-08 |  Аналитика


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги