БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 23 сентября 2008 г., 16:51 GMT 20:51 MCK
Белоруссия: застывшее время и ветры перемен
Корреспондент Би-би-си Гэбриел Гейтхаус встретился с простыми гражданами Белоруссии накануне парламентских выборов, которые состоятся здесь 28 сентября.
Валентина из села Пагарелка
Валентина не вспомнила никаких перемен, кроме газа и электричества
Типичная сценка в белорусской деревне: осень, моросит дождь, Валентина Егоровна, а ей 85 лет, собирает остатки урожая картофеля на небольшом участке земли за деревянным домом.

Валентина живет в маленьком селе Погорелка, в 100 километрах от столицы Белоруссии Минска. На огороде ей помогают дочь, которой под 60, 40-летний зять и две его дочки - шести и четырех лет.

"Как жизнь? Жизнь в порядке", - говорит Валентина. Ей даже удается откладывать часть своей государственной пенсии, составляющей 250 долларов в месяц, хотя все еще приходится работать на земле, несмотря на преклонный возраст.

Большинство жителей села заняты на каких-нибудь работах в близлежащем совхозе.

На вопрос, как изменилась ее жизнь за последние четверть века, она лишь пожимает плечами: "Как могла измениться жизнь у рабочих людей, у нас, пенсионеров?".

Задайте тот же вопрос какой-нибудь старушке в России или на Украине, и вам практически обеспечена длинная лекция о том, как хорошо жилось в советские времена. Но только не здесь.

Застывшее время

Телега в селе Пагарелка
Телега - все еще незаменимый транспорт в белорусской деревне
Единственная перемена, о которой смогла вспомнить Валентина, состояла в появлении в ее доме газа и электричества. Раньше, когда она работала учительницей в местной школе, рассказывает женщина, по вечерам приходилось проверять тетрадки учеников при свете керосиновой лампы.

Валентина прожила в своем деревянном доме 58 лет. Они вместе с покойным мужем построили его собственными руками в 1950-м, за три года до смерти Сталина. Именно так - плодами своего труда, говорит она, жили и живут здесь все.

Мимо дома Валентины проехала запряженная лошадью телега - кто-то тоже перевозил собранную картошку.

Внешне Белоруссия напоминает страну, в которой остановилось время.

Минск, почти до основания разрушенный в годы Второй мировой войны, - это скопление серых советских многоэтажек. В этом городе люди хорошенько думают прежде, чем заговорить с иностранцем, - ведь они живут под бдительным оком местного КГБ.

Перемены в обществе

В мрачных, узких коридорах главной городской больницы пахнет вареной капустой.

Пластический хирург Вадим
Олег говорит, что пластическая хирургия уже не удел богатых
Но там я встретил Олега, молодого врача, занятого пластической хирургией. Он утверждает, что ситуация в стране постепенно меняется.

"Пластическая хирургия превратилась в Белоруссии в одну из наиболее быстро развивающихся отраслей медицины", - говорит он.

По его словам, "операция по изменению носа обойдется примерно в 600-700 долларов - во много раз дешевле, чем на Западе".

Но в этой стране минимальная месячная зарплата работника совхоза составляет 100 долларов.

И все же Олег говорит, что пластическая хирургия в Белоруссии перестала быть уделом богатых: "Наши пациенты - обычные люди со средними потребностями. Наше общество меняется, и меняется к лучшему. Теперь мы можем покупать новые марки автомобилей, ездить за границу. Мы теперь можем говорить".

В прежние времена, поясняет Олег, для него было бы немыслимо разговаривать по-английски с иностранным журналистом на своем рабочем месте.

Мечты музыкантов

Минск становится более оживленным местом. Повсюду открываются новые бары и рестораны, куда местные жители могут зайти после работы, выпить и послушать музыку.

Музыкант Вадим
Вадим мечтает о времени, когда исчезнут государственные границы
В новом клубе под названием "Дежа вю" я познакомился с двумя музыкантами - Андреем и Вадимом.

Само заведение было набито всевозможными реликвиями советских времен: бюстами Маркса и Ленина, пропагандистскими плакатами, предупреждающими об опасности болтовни, которую могут услышать иностранные шпионы.

Хотя такой декор выглядит простым эпатажем, но и здесь, беседовать о политике следует осторожно.

"Я думаю, некоторые позитивные сдвиги произошли, - сказал мне Андрей, - Но политика в этом городе - дело непростое. Люди надеются на лучшее, на то, что жизнь станет более открытой".

Я спросил Вадима, не чувствует ли он себя неловко, сидя с иностранным журналистом и рассуждая о политике в микрофон. Он уклонился от ответа.

"В душе я свободен. Наступит миг, когда границы падут и мир станет одним целым", - сказал он.



МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги