БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 25 августа 2008 г., 14:49 GMT 18:49 MCK
Путешествие из Тбилиси в Поти
Юрий Маловерьян
Юрий Маловерьян
Русская служба Би-би-си, Грузия (фото автора)

На шоссе Тбилиси-Поти
От российского блок-поста остались только бетонные блоки и покрышки
В воскресенье власти Грузии полностью открыли для движения автомобильную трассу, которая соединяет восток и запад страны и которую две недели блокировали российские войска. Наш корреспондент одним из первых после ухода российских войск проехал через всю Грузию от Тбилиси до моря.

Уже в нескольких километрах от Тбилиси, за развязкой у Мцхеты, трасса Тбилиси-Поти-Батуми, ещё два дня назад почти совершенно пустая и перерезанная в нескольких местах российскими блок-постами, оказывается заполненной сплошным потоком. В обе стороны летят десятки изголодавшихся по километрам фур. Навстречу нам, с запада - грузовики с турецкими номерами, параллельно с нами мчатся азербайджанские дальнобойщики.

На десятом километре, перед селом Ксани, обгоняем несколько автобусов с беженцами. Они возвращаются из Тбилиси в сёла Горийского района. Окна завалены тюками так, что людей почти не видно. Автобусы обеспечили власти - те самые жёлтые автобусы, что в январе свозили "массовку" на предвыборные митинги Михаила Саакашвили. Одновременно обходим рейсовый автобус Тбилиси-Кутаиси-Сенаки. Первый с начала войны.

Следы блок-постов

В селе Игоети, которое стало известно на весь мир, о передовом российском блок-посте напоминают только бетонные блоки и груда покрышек у дороги. Мимо них проносятся несколько грузинских армейских грузовиков. Пустые, только в одном - солдаты.

У поворота на Ахалгори был последний пост перед городом Гори. И здесь от россиян остались лишь не очень заметные следы.

"Всё-таки дурят в телевизоре, - почти по Райкину размышляет водитель Слава, глядя на асфальт. - Их послушать, так тут дороги после танков почти не осталось. Нормальная дорога, всё в порядке!".

Местному крестьянину, Виктору Русишвили, хочется внимания журналистов. Он сам подходит поделиться своими опасениями насчёт мин:

"Они неделю туда [в село] входили, выходили. Мы не знаем, что они там оставили. Мало ли что...".

Правда, тут же выясняется, что российские военные совсем не мешали Виктору и односельчанам жить и работать как обычно (если сотни танков в полях - это "как обычно"). Пока никто не подорвался.

В поисках мин

На шоссе Тбилиси-Поти
Сожжённый грузовик в окрестностях Гори
Поиск "оставленных оккупантами мин" - одна из основных тем грузинских теленовостей в эти дни. Заминированных гражданских объектов пока не нашли, сообщения о военных объектах тоже звучат не вполне определённо.

На 78-километре, уже возле Гори, - последние на трассе следы войны: два сожжённых военных грузовика. Здесь опять заходит речь о минах: грузинский лейтенант советует не подходить к обгоревшим остовам, мол, мало ли что. Неподалёку ещё два дня назад был сожжённый БТР - уже убрали.

За Гори на протяжении нескольких километров, через каждые пару сотен метров у обочины - джипы с грузинскими солдатами. Из оружия - только автоматы. Символически взяли дорогу под свой контроль.

На 114-м километре, перед речкой Пца, в селе Агара - остатки российского блок-поста. Сразу за речкой, на заправке (уже работает) - грузинские военные и полиция.

В Гоми (здесь делают популярную в Грузии водку) - уже авария. "Мазда" и "Фольксваген" восстановлению, видимо, не подлежат. На дорогах Грузии за год гибнет в три раза больше людей, чем страна, по официальным данным, потеряла в этой войне: более 600 человек против 215.

Ещё через несколько километров - город Хашури. Это крайняя западная точка "югоосетинского фронта", где постоянно стояли российские военные. Их пост располагался прямо в центре, возле заправки "Лукойла". Звиад из лавки автозапчастей поблизости заверяет, что ничего худого российские солдаты ему не сделали: "Ничего, всё нормально. Ничего такого. Не грабили".

Звиад не работал-то всего четыре дня из этих двух недель - потом опять открыл лавку. Но без чужих солдат ему всё-таки комфортнее: "Конечно, рад, что ушли. Чем быстрее ушли бы, тем лучше".

Лицо не для прессы

На шоссе Тбилиси-Поти
Грузовик с грузинскими солдатами
На площади, где был российский пост, теперь - патруль грузинских военных. Лейтенант, исполненный бдительности, очень обеспокоен тем, что его фотографирует репортёр. Звонит командиру, получает приказ не приставать к журналистам, но фотографировать дальше, храня лицо, всё же запрещает.

Дальше, за Хашури - перевал, тоннель, Имеретия. Здесь ни войны, ни войск не было, из потенциальных препятствий и опасностей - только беспечные коровы и, конечно, некоторые грузинские водители. Но по дороге за тоннелем всё же встречаем напоминание о войне: три грузинских танка в сопровождении полиции и в клубах дыма ползут, по всей видимости, в "места постоянной дислокации".

Следующая точка присутствия российских солдат - далеко на запад от Хашури, в городе Сенаки. Они и сейчас здесь, что возмущает грузин и мировое сообщество: в сторонке от трассы, в убийственной жаре и влажности мегрельских субтропиков, млеют два БТРа и их экипажи.

У разрушенного дома возле железнодорожной станции местный житель Очо Чантурия рассказывает, что тут погибли пять человек, а один остался жив, но без ног.

Российский самолёт бомбил армейский джип - все погибшие были военными. Но досталось и гражданским: житель этого дома Гурам показывает две повязки на месте входа осколков. Ранения были серьёзные, но Гурам уже ходит.

Когда бомбы бросили, люди испугались, разбежались, но потом пришли и снова начали работать. Так потихоньку всё время и работали. Так, наверх смотрели, если что - убегали, потом прибегали
Сосо
начальник смены службы безопасности порта Поти
С другой стороны от станции, говорят, тоже падали бомбы и тоже были погибшие - и военные, и гражданские.

Поворот на разгромленную сенакскую базу грузинской армии пролетаем без остановки: некогда, к тому же кадры с базы и любительский фильм о, так сказать, "неплохих" туфлях уже видел весь интересующийся мир.

От Сенаки до Поти - 30 километров. Мировые новости полны сообщениями о российском заслоне на въезде в город. Готовимся к проверке документов и объяснениям, но - не видим никакого поста. Только грузовик с военными номерами на заправке. Водитель Слава веселится, видя, как "оккупант" расплачивается за горючее.

В городе нам объясняют, что пост всё-таки есть, но с дороги его не видно: россияне окопались в поле между двумя мостами через реку Риони, железнодорожным и автомобильным. С этой позиции им и вправду, как выразился российский генерал Ноговицын, останется лишь "считать" разъезжающих на "Хаммерах". Причём не всех: им ведь оттуда дорогу тоже не очень хорошо видно.

Поти после "вялой бомбардировки"

В потийском порту разгружают контейнеры с судна "Anna Gabriele". Судно под австрийским (!) флагом и с филиппинским экипажем.

Начальник смены службы безопасности порта Сосо назвать фамилию отказывается, но охотно рассказывает, как тут всё было, как на порт упали бомбы, как погибли два человека, но порт всё-таки продолжал работать: "Когда бомбы бросили, люди испугались, разбежались, но потом пришли и снова начали работать. Так потихоньку всё время и работали. Так, наверх смотрели, если что - убегали, потом прибегали. Не переставали работать".

Россияне после вялой - одна или две случайных бомбы - бомбёжки первых дней работать не мешали. Они методично разоряли военную гавань, которая расположена в стороне.

Правда, из-за войны судов сейчас меньше, чем обычно, к тому же железная дорога ещё не заработала, но в порту верят, что всё очень скоро наладится. По крайней мере, уже открылась трасса, по которой вот и журналисты приехали - прямо из столицы.



Кризис в Южной Осетии

КАК ЭТО БЫЛО
 



ФОТОРЕПОРТАЖИ




 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги