БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: четверг, 29 мая 2008 г., 17:45 GMT 21:45 MCK
США: Россия должна вывести десантников из Абхазии

Мэтью Брайза
Можно сказать, что мы нашли общий язык с командой президента Саакашвили, но это не значит, что мы его очень сильно любим
Мэтью Брайза,
заместитель помощника госсекретаря США
Грузино-абхазский конфликт, обострившийся после того, как над территорией непризнанной республики было сбито несколько беспилотных самолетов-разведчиков, принадлежащих Грузии, не предполагает быстрого разрешения. Однако первые шаги по понижению градуса противостояния должна сделать Россия, считает заместитель помощника госсекретаря США Мэтью Брайза.

Об этой и других проблемах с ним поговорил главный редактор московского бюро Русской службы Би-би-си Константин Эггерт.


Би-би-си: Какова ваша оценка и оценка официального Вашингтона прошедших в Грузии парламентских выборов?

Мэтью Брайза: Мы положительно оцениваем прошедшие выборы. Да, были сообщения о том, что применялся административный ресурс. Это, к сожалению, происходит: не только в Грузии, но и на всем Кавказе во время выборов. Но мы заметили, что сам процесс улучшился. Сейчас очень важно, чтобы правительство Грузии использовало происходящее в стране, чтобы обратиться к оппозиции и построить нормальную конструктивную демократическую оппозицию, потому что без переговоров в политическом поле демократия не будет такой сильной, какой она должна быть.

Би-би-си: Многие в России и даже союзники США в Европе, говорят, что США фактически перешли к политике безоговорочной поддержки президента Саакашвили. Что вы можете на это ответить?

М.Б.: Мы поддерживаем Грузию и демократию в Грузии. Конечно, наши отношения с президентом Саакашвили являются сильными. Но то же самое можно было сказать и в отношении президента Шеварднадзе. Это значит, что у нас совпадают и интересы, и ценности с грузинским народом, так же, как и с Россией.

Можно сказать, что мы нашли общий язык с командой президента Саакашвили, но это не значит, что мы его очень сильно любим. Это отражает только тот факт, что у нас партнерские отношения с грузинским народом. Но внутри этого народа есть много этнических групп, и это значит, что мы должны сотрудничать со всеми этими группами.

Би-би-си: С другой стороны, европейские союзники США, в том числе и на саммите НАТО в Бухаресте, критиковали Вашингтон, говорили, что ваша администрация закрывает глаза на многие вещи в Грузии, и это вызвало довольно серьезный конфликт вокруг идеи предоставить Грузии "План действия относительно членства в НАТО".

Нет страны в мире, которая бы обращала такое большое внимание на демократию в Грузии, как мы
М.Б.: Я думаю, что такая критика несправедлива. Нет страны в мире, которая бы обращала такое большое внимание на демократию в Грузии, как мы. И я знаю, какую роль мы играем в этом направлении. Каждый раз, когда я езжу в Грузию, я встречаюсь со всеми лидерами оппозиции, которые захотели со мной встретиться, может быть, есть один или два лидера, которые очень несправедливо критикуют меня или наш народ, с такими людьми тяжело организовать встречу. Но вообще я встречаюсь с главными лидерами, и мы обращаем внимание на те проблемы, на которые они указывают.

Один из наших самых важных интересов в Грузии - укрепление демократии. Я считаю, что многие из наших друзей в Европе просто не в курсе того, что происходит в Грузии. И они критикуют то, что не надо. Там есть очень много социальных проблем, как у вас, у нас, как и везде. И надо понимать, какие проблемы являются настоящими. И я повторю, очень часто наши друзья в Европе не в курсе реалий того, что происходит в Грузии.

Би-би-си: Давайте вернемся к идее предоставления Грузии "Плана действий относительно членства в НАТО". Точнее Грузии и Украине, на самом деле. Многие говорят, что это произойдет в декабре на министерской встрече НАТО, но многие европейские союзники говорят, что они этого не допустят.

М.Б.: Невозможно предсказать сейчас, что будет в декабре. Во-первых, все члены НАТО хотели посмотреть, какие будут показаны результаты на выборах. Можно сказать, что Грузия сдала этот экзамен. Сейчас очень много внимания, в том числе в России, обращают на ситуацию в Абхазии. Сейчас есть серьезная возможность ускорить этот процесс, если состоятся прямые - без посредников - переговоры между представителями Сухуми и Тбилиси.

Би-би-си: Но едва ли это произойдет в ближайшее время, более того, многие считают, что США перешли к односторонней поддержке Грузии, а Россия - к односторонней поддержке Абхазии. И в этой ситуации речь идет о "холодной мини-войне".

И абхазы, и грузины должны почувствовать безопасность - и физическую, и политическую, и культурную. Абхазы должны понять, что войны не будет и что в объединенной Грузии их права будут защищены
М.Б.: Это смешно. Насколько я понимаю, и Россия, и США имеют одну и ту же позицию относительно территориальной целостности Грузии. Это хорошее начало для совместной политики. Во-вторых, мы поддерживаем мир [в регионе] и решение этого конфликта. И абхазы, и грузины должны почувствовать безопасность: и физическую, и политическую и культурную. Абхазы должны понять, что не будет войны и что в объединенной Грузии их права будут защищены.

Би-би-си: Сами абхазы заявляют, что они ни за что и никогда не войдут в Грузию.

М.Б.: Посмотрим, посмотрим. Надеюсь, что переговоры начнутся скоро. Наше мнение, что все должно решаться шаг за шагом. И первый шаг - это прямые переговоры и принятие мер, которые бы укрепили доверие. Посредники тоже могут играть какую-то роль, мы не против посредников вообще.

Би-би-си: США или Россия могут быть посредниками?

М.Б.: Могут, но существуют также государства-члены Группы друзей Генерального секретаря ООН по Грузии. Мы все можем играть определенную роль, но главное, чтобы начались переговоры.

Би-би-си: В России многие считают, что Грузия под прикрытием США, используя американскую военную помощь, израильскую военную помощь, турецкую военную помощь готовится к тому, чтобы в ближайший год-два-три-четыре военным путем разобраться с Абхазией и Южной Осетией. У вас есть такое ощущение?

М.Б.: Нет, конечно, нет. Вы затронули две отдельные проблемы. Во-первых, да, мы оказали Грузии помощь в области подготовки армии и немного - военным оборудованием. Это было во время конфликта в Панкисском ущелье. В 2001-2002 годах Россия обратилась к нам и Грузии и заявила, что кто-то должен решить эту проблему, потому что там есть арабы-террористы, есть чеченцы, которые, как сказала Россия, тоже являются террористами. И мы решили: "Хорошо, это территория Грузии. Грузия обращалась к нам за помощью, и мы поможем ей". Это один аспект.

Вторая проблема - это ситуация в Абхазии. Мы, в США, считаем, что не существует военного решения этого конфликта. Единственный путь решить этот конфликт - это путь переговоров. И мы готовы сделать все, чтобы способствовать этим переговорам.

Кадры сделанные грузинским самолетом-разведчиком
Эксперты ООН подтвердили, грузинский беспилотник сбил самолет российских ВВС
Би-би-си: Если говорить о последних событиях, связанных с неизвестными самолетами, которые сбивают грузинские беспилотные самолеты. Доклад ООН по этому поводу вызвал негативную реакцию в Москве. Каков на это взгляд из Вашингтона? Что должна в этом случае сделать Россия?

М.Б.: Мы уже высказали свое мнение. Мы уже давно придерживаемся мнения, что в этот беспилотный аппарат стрелял российский самолет. Доклад [миссии] ООН только подтвердил наши слова. Теперь надо идти вперед. Сейчас надо снизить уровень напряженности. Есть шаги, которые должна сделать Россия, и после этого некоторые шаги должны предпринять Грузия и Абхазия.

Но первым шагом было бы хорошо, если бы Россия вывела этих десантников, которые вошли в Абхазию в конце апреля. У них есть артиллерия и это сделало обстановку в Абхазии очень напряженной. И после этого можно начинать новый раунд переговоров на высшем уровне доверия между сторонами. Если Россия сделает это, мы можем способствовать серьезному прогрессу в переговорах между Сухуми и Грузией.

Би-би-си: Вы готовы встретиться напрямую с господином Кокойты или господином Багапшем?

М.Б.: Я только что встретился с господином Багапшем в Сухуми и с господином Шамбой. И я всегда, всегда готов. Я чувствую некую ответственность как представитель США в Группе друзей [Генерального секретаря ООН по Грузии]. Что касается господина Кокойты, я никогда не был в Цхинвали, но я не против того, чтобы туда съездить. Я бы хотел это сделать.

Би-би-си: В интервью газете Independent в апреле вы назвали [российскую компанию] "Газпром" монополистом, который пытается скупить европейские активы как в известной настольной игре. Но пока "Газпрому" не удалось осуществить особо выгодные покупки в Европе, может быть это выдуманная вами опасность?

Мы же знаем, как действует монополия. Они хотят купить как можно больше инфраструктуры и акций, чтобы снизить конкуренцию
М.Б.: Не знаю. Знаю только, что решением Госдумы России "Газпром" был объявлен монополией. И мы же знаем, как действует монополия. Они хотят купить как можно больше инфраструктуры и акций, чтобы снизить конкуренцию. И, по-моему, это нездоровая ситуация в том, что касается европейского рынка. В начале прошлого века мы также осудили действия монополии Standard Oil, принадлежащей Рокфеллеру. Это шло вразрез с нашими экономическими интересами в стране.

Би-би-си: Вы - сторонник развития отношения с Туркменией. Вы утверждаете, что эта страна должна стать поставщиком газа для Европы. Между тем, даже при новом президенте - это едва ли демократия. Это ли не двойные стандарты в отношении прав человека и демократии в действии?

М.Б.: Нет, конечно, нет. К различным странам предъявляются претензии в ущемлении демократии, в том числе и к России, Азербайджану, Грузии, Армении. Но у нас хорошие отношения со всеми этими странами, потому что у нас много общих интересов. Мы должны соблюдать баланс между всеми этими интересами. Партнерство может быть сильным, если мы идем вперед во всех областях в этих странах. Я считаю, что ситуации с демократией в Азербайджане намного лучше, чем в Туркмении. Но, несмотря на это, каждая страна должна укреплять свою демократию по-своему, шаг за шагом.

Би-би-си: В России многие считают, что политика США и ваша личная линия - это лишение России конкурентных преимуществ на рынке энергоносителей, и на это, например, направлен проект трубопровода "Набукко". Но, если загнать Россию в угол, тенденции в ее политике едва ли будут улучшаться.

М.Б.: Хм, интересно. "Газпром" уже имеет 25 % газового рынка в Европе. Возможности для "Газпрома" существуют, и мы не против этого, мы за это. Мы хотим, чтобы "Газпром" просто действовал как рыночная компания, а не как монополия. Это значит, что мы должны укреплять конкуренцию.




 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги