Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 11 апреля 2007 г., 12:28 GMT 16:28 MCK
Есть ли завтра у Нового Орлеана?
Кети Бочоришвили
Кети Бочоришвили
Новый Орлеан, для BBCRussian.com

Солнце било в иллюминатор пролетающего над городом самолета сумасшедшими лучами, будто пыталось ослепить путешественника и скрыть от его взора то, что еще неполных два года назад называлось цветущим и искрометным музыкально-карнавальным Новым Орлеаном.

Пристань на Миссиссипи

Наш самолет, сделав крюк, приготовился к посадке, и тут мой сосед, молчавший всю дорогу, вздохнул и неожиданно признался: "Знаете, я не приезжал сюда с тех пор, как здесь побывала "Катрина". Мне так страшно - что теперь я здесь увижу?!"

О том же думала и я, вспоминая Новый Орлеан, встретивший меня в 2001 году. Тогда судьба из Грузии забросила меня на побережье Мексиканского залива - поучаствовать в конференции психиатров и журналистов, которые работали с людьми, пережившими посттравматический стресс.

Дни и ночи Французского квартала

Год тогда был тоже нелегким: с 11 сентября до начала декабря, когда проходила конференция, прошло совсем немного времени. Страна еще не оправилась от шока, и люди еще боялись летать. В небольшом самолете из Майами в Новый Орлеан я сидела... одна, и мне ничего не оставалось как изображать перед стюардессой беззаботную путешественницу.

Но тогда Новый Орлеан был другим, тем Новым Орлеаном, который путешественники покидали, пытаясь привести в систему впечатления от увиденного. В основном это были эмоции, вызванные Французским кварталом города с 300-летней историей, в котором смешались креольская и африканская культуры.

Можно "заболеть" им уже днем: достаточно пройти по Бурбон-стрит, полюбоваться не характерной для Штатов европейской архитектурой двухэтажных домов с витиеватыми перилами балконов, посидеть на берегу спокойной и величавой Миссиссиппи, погулять в скверике перед собором Сент-Луис, купить сувениров, поесть пончиков, посетить уникальный Музей вуду.

Участники новоорлеанского карнавала
Кто-то считает карнавал пиром во время чумы, кто-то - символом несгибаемой воли
Но все же это не ночь во Французском квартале. Если даже вам не повезло попасть сюда во время февральского карнавала, когда квартал пребывает в плену у бушующей страстями разодетой в костюмы и увешанной разноцветными бусами толпы, пусть это вас не волнует.

Феерией ночей здесь можно наслаждаться круглый год: джаз-бэнды, импровизирующие на каждом углу, музыка изо всех окон и дверей, танцующие в такт ей прохожие, очереди в зал, где можно послушать самые известные в мире джазовые композиции, работающие по ночам картинные галлереи и антикварные магазины, рестораны и кафе, откуда доносятся запахи блюд, приготовленных из морепродуктов Мексиканского залива...

Мертвый город

Все это встретило меня шесть лет назад. Все это есть и сейчас, даже после того, как "Катрина" сделала свое безобразное дело. К счастью, она пощадила Французский квартал. Но есть сегодня и другой Новый Орлеан, и он начинается всего в двух милях от него. Это мертвый Новый Орлеан.

29 сентября 2005 года ураган, который стал для американцев самым страшным за последние 100 лет, обрушился на несколько штатов и в течение трех дней унес жизни около 1300 человек. Самыми катастрофическими последствия урагана оказались для Нового Орлеана. Город, зажатый между двумя озерами, Пончартрейн и Боргн, и огороженный, как выяснилось, непрочными дамбами, за эти три дня оказался залитым водой на 80%.

Волонтеры в одном из пострадавших домов
Десятки тысяч домов в Новом Орлеане по сей день стоят нерасчищенными
Почти две недели вода стояла в городе в 45-градусную жару при повышенной влажности. За это время Новый Орлеан лишился более половины своего населения. Пострадавшие кварталы, в которых в основном жили небогатые чернокожие и городская беднота, практически начисто смыло. И население этих кварталов, не имея надежды на восстановление своих домов, подалось в другие штаты.

В этот Новый Орлеан я и попала шесть лет спустя.

Центр журналистики и травматологии Дарта, американская неправительственная организация, объединяющая журналистов, пишущих на тему посттравматических стрессов, и Фонд Дарта во главе с профессором психиатрии Мичиганского университета Фрэнком Окбергом пригласили меня поучаствовать в их проекте.

Дом без имен

Это добровольная программа, в рамках которой каждый из членов организации мог приехать на несколько дней в город и поработать на расчистке затопленных домов. Прошло более полутора лет, а уцелевших, но неразобранных, их по-прежнему остается в городе тысячи и тысячи.

Координирующий работу волонтеров местный "Корпус Катрины" прикреплял нас к группам новоорлеанцев, объединившихся в организацию "Разоблачители" во главе с редактором местной газеты Times-Picayune Сюзанн Стоуз. С нами работали и студенты или просто жители различных штатов, добровольно приезжающих на расчистку домов.

На работы отводилось от трех до шести часов в день, в зависимости от степени загрязненности дома. Надо было разобрать все, оставив лишь наружние стены, крышу и рейки для перегородок внутри дома. В домах все еще могла оставаться ядовитая плесень или продукты химического распада от бытовой техники, потому нам раздавали особую одежду и амуницию. Комбинезон, резиновые сапоги, каска, очки, респиратор, перчатки. Молотки, кувалды, гвоздодеры, лопаты, тачки...

И все же представить себе реальную картину того, что происходило в Новом Орлеане в конце августа 2005-го, я смогла только попав в этот дом.

Он находился совсем близко от прорвавшейся дамбы, и покинуть его, по всей вероятности, было не успеть. Спасались через пролом на чердаке. Похоже, это было небогатое жилище пожилой черной леди, у которой, впрочем, было все необходимое - от телевизора с уцелевшей тарелкой на крыше до холодильника и старой, пятидесятых годов, печатной машинки.

Джазмены в Новом Орлеане
Музыку в городе можно услышать и сегодня, но забыть о том, что творится в нескольких кварталах отсюда, не так легко
В заржавевшем холодильнике все еще оставались продукты, на кровати сгнившая постель, а в стенном гардеробе - одежда, еще не потерявшая лиловую, ярко желтую и пурпурно-красную окраску. Все мертвое, кроме огромных тараканов в пол-ладони величиной, которые выпрыгивали из одежды, обезумев от дневного света, и громко шлепались на скользский от ила пол.

На этом доме имен погибших нет. Их обычно оставляли спасатели, если находили тела.

"Я вернусь!"

Координатор Katrina Corps Рей Томас объяснил мне, что дома расчищают по просьбе владельцев, которые присылают письма с такой просьбой. Может быть, многие из них и не вернутся никогда, ведь в основном пострадала беднота, у которой нет денег на восстановление домов.

Государственная бюрократическая машина работает так медленно, а страховые кампании так тянут с выплатой сумм, что вряд ли даже половина из пострадавших сумеет вновь отстроиться в Новом Орлеане.

К тому же инфраструктура совершенно мертва. Кому захочется жить в квартале, где нет соседей, а до ближайшего магазина или парикмахерской надо ехать в центр города. Но это все равно позволяет людям жить с надеждой в сердце, говорит Рэй.

Наши волонтеры работали, сжав зубы, с непривычно для американцев хмурыми лицами. И только в перерывах, когда выходили на улицу попить воды и съесть бутерброд, обменивались впечатлениями.

"Может, я этого и не должен говорить, - сказал мне один из волонтеров из штата Висконсин, - но многие думают так, как я. Вместо того чтобы отправлять наших солдат на погибель в Ирак, прислали бы их лучше сюда, и они расчистили бы город в два счета".

Прислушается ли кто-то к мнению граждан Америки, или это так и останется их болью, никто не знает. Только они говорят, что Новый Орлеан - это не один Французский квартал. Слава Богу, он не пострадал и толпы туристов по-прежнему с наслаждением бороздят его улочки. Но Новый Орлеан - это еще сотни тысяч горожан, составлявших его лицо и душу. Горожан, которые все еще ждут помощи от собственных властей и надеятся вернутся.

У многих вагончиков-времянок, в которых живут оставшиеся в городе пострадавшие, врыты в землю транспаранты с надписями: "Я вернусь домой! Я отстроюсь! Я - новоорлеанец!"

Фото автора



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги