Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 24 сентября 2007 г., 23:50 GMT 03:50 MCK
Научная фантастика и космические реалии
Александр Журавлев
Александр Журавлев
Би-би-си, Лондон

Тема космических полетов присутствовала в научной фантастике изначально. Еще задолго до Жюля Верна и Герберта Уэллса в фантастических произведениях Ростана и Сирано де Бержерака, Джонатана Свифта, а позже Эдгара Аллана По ведется повествование о воздушных шарах и примитивных ракетах, с помощью которых герои поднимаются далеко за пределы земной атмосферы и оказываются в поле тяготения Луны и прочих небесных тел.

Рисунок, на котором изображена лунная станция будущего
В 1970-е годы происходит более глубокое проникновение в тему космической экспансии человечества
На рубеже XIX и XX веков с повлением авиации космическая тема получает новое развитие. В русской литературе в межвоенный период ее наиболее заметным выразителем становится советский фантаст Александр Беляев с его романами "Звезда КЭЦ" и "Война в эфире".

Однако настоящий взлет космической темы в фантастике приходится, конечно, на вторую половину XX столетия, когда достижения военной техники сделали космические полеты не сказкой, а реальностью.

Уже к концу 1950-х и началу 1960-х годов и на Западе, и в Советском Союзе появилось целое созвездие писателей, которые писали почти исключительно на космическую тему.

Даже те из них, которые впоследствии обращались к социальным и философским темам, начинали с книг о полетах на дальние планеты и звезды.

Достаточно вспомнить раннюю прозу Рэя Брэдбери с его "Марсианскими хрониками", а также первые романы Станислава Лема - "Астронавты" и "Магелланово облако".

Советские любители фантастики зачитывались в эти годы утопическим романом Ивана Ефремова "Туманность Андромеды", в котором действуют романтические герои, осваивающие далекий космос - темную Железную звезду.

И даже первый роман будущих классиков советской социальной фантастики братьев Аркадия и Бориса Стругацких - "Страна Багровых туч" - посвящен освоению Венеры практически нашими современниками, удивительно напоминающих геологов и альпинистов начала 1960-х.

Проект колонизации космоса

Раннее упоение самой идеей освоения ближнего космоса сменилось уже в 1970-е годы более глубоким проникновением в тему космической экспансии человечества. Немало способствовало этому начавшееся в те годы осознание ограниченности земных ресурсов.

В 1974 году профессор Принстонского университета американец Джерард О'Нил, хорошо известный своими работами в области физики высоких энергий, опубликовал проект колонизации космоса.

Рисунок, на котором изображена лунная станция будущего
Придется ли нам всем когда-нибудь жить в таких условиях?
По его замыслу, гигантские космические поселения должны расположиться в точках либрации, где силы притяжения со стороны Земли, Луны и Солнца компенсируют друг друга. Такой космический поселок вечно будет висеть в одном месте.

О'Нил предполагает, что к 2074 году значительная часть человечества будет жить в космосе, обладая неограниченными ресурсами энергии и изобилием пищевых и материальных средств. Земля превратится в огромный парк, свободный от промышленности.

О'Нил предлагал начать строительство в космосе с классической тороидной конструкции. Первоначально строится первая модель радиусом 100 м. В подобном сооружении могут разместиться около 10 тыс. человек. Основная задача этой колонии - разработка и создание следующей модели, в 10 раз большей.

Строительные материалы для этого сооружения будут добываться на Луне и в поясе астероидов, откуда их доставка в точки Лагранжа будет обходиться сравнительно недорого.

От романтики к ресурсам

Эти идеи были немедленно заимствованы целым рядом фантастов, среди которых наиболее талантливым представляется шотландский писатель Иэйн М. Бэнкс, создавший с конца 1980-х годов целую серию романов, в которых описывается трансгуманистическая галактическая цивилизация, получившая условное название "Культура".

Триллионы граждан этой явно коммунистической формации живут либо на гигантских искусственных Орбиталях, имеющих вид велосипедного колеса, обращающегося вокруг центрального светила, или на огромных космических кораблях-колониях, управляемых искусственным разумом.

Тема космической экспансии человечества проходила в фантастической литературе минувшего столетия эволюцию от романтической убежденности в предначертанности выхода в космос как единственно возможного пути эволюции человечества к постепенному осознанию того факта, что экстенсивное развитие глобальной экономики рано или поздно упрется в проблему недостатка природных ресурсов.

И если в ранних романах Лема, Брэдбери, Стругацких, Хайнлайна и Шекли действуют одинокие первопроходцы-романтики, уходящие в космические странствия в поисках утраченных идеалов, то в современной литературе этого жанра все сильнее звучат дистопические мотивы.

Космос начинает восприниматься такими современными авторами, как Рейнольдс, Бакстер, Силверберг и Хаммелтон как жестокий мир, населенный генетически модифицированными гуманоидами и роботами, в котором царят вполне капиталистические нравы, а часто происходит даже социальный регресс в сторону рабовладения.

Постоянный конфликт

В начале 1960-х годов прошлого века мало кто из западных, да и советских фантастов сомневался в том, что уже в ближайшие годы человечество отправится к звездам. Наивная вера в технический прогресс заставляла писателей изобретать всевозможные виды фотонной тяги, которая делала возможным достижение околосветовых скоростей.

В условиях нарастающего энергетического кризиса, с которым уже сейчас сталкивается человечество, надежды на легкий и быстрый выход в космос отступают все дальше
В романе братьев Стругацких "В стране Багровых туч" такой привод описывается с обыденностью, с которой в произведениях социалистического реализма упоминается дизельный трактор.

Однако дешевый и мощный ракетный двигатель так и не появился, и спустя полвека космические аппараты все так же выводятся за пределы земной атмосферы путем сжигания химического топлива.

Такое отсутствие прогресса породило целый ряд пессимистических предсказаний среди фантастов, пишущих на космические темы. Здесь и медленные корабли, пересекающие межзвездные просторы в течение жизни многих поколений их пассажиров, и упование на нереактивные способы проникновения в космос - посредством черных дыр или проколов сквозь складки пространства-времени.

В условиях нарастающего энергетического кризиса, с которым уже сейчас сталкивается человечество, надежды на легкий и быстрый выход в космос отступают все дальше.

И думается, что космическая фантастика и далее будет отражать постоянный конфликт между мечтой о бескрайних просторах неосвоенной Галактики, и осознанием ограниченных возможностей космической экспансии человечества.





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги