Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 06 марта 2006 г., 00:41 GMT 03:41 MCK
XX съезд КПСС глазами британского общества
Британские политики, журналисты, историки, общественные деятели того времени вспоминают, каким был 1956-й в свете новостей из СССР.


Дэвид Бенн, ветеран лейбористского движения и специалист по советской политике. По его словам, впервые понял, что на съезде имеет место критика Сталина, 18 февраля - за неделю до секретного доклада Хрущева:

Это незабываемый год - 1956-й. Время больших надежд и большого пессимизма. Маятник раскачивался очень быстро
Дэвид Бенн
Это незабываемый год - 1956-й. Время больших надежд и большого пессимизма. Маятник раскачивался очень быстро. Оказалось, что 18 февраля первую стрелу в сторону Сталина выпустил не Хрущев, а Анастас Микоян. Он не говорил о терроре, но критиковал нереальную картину капиталистического мира, критиковал Краткий курс истории КПСС, говорил об игнорировании великих фигур большевистской революции. Для всего мира это стало сенсацией.

Многие крайне правые боялись, что реформа советской системы сделает советскую модель более привлекательной. Кроме того, после смерти Сталина западные державы с большим трудом добились единства и в частности - перевооружения Западной Германии, которое вызвало сильные протесты в Англии и особенно во Франции. Они боялись, что советской дипломатии удастся расколоть Запад. Именно поэтому Запад предлагал очень мало уступок в ответ на советскую Оттепель.


Малькольм Макинтош, ветеран Всемирной службы Би-би-си, специалист по российской внешней политике:

Первая реакция [на секретный доклад Хрущева] была такой, что есть надежда, потому что такая критика Сталина и сталинского режима возможна только в том случае, если грядут перемены. Было впечатление, что если Хрущев может это делать [критиковать Сталина], значит руководство Советским Союзом и коммунистической партией будет в руках Хрущева.


Хью Ланги, один из переводчиков Черчилля:

Неожиданность была в том, что один из руководителей коммунистической партии денонсировал Сталина
Хью Ланги
Неожиданность была в том, что один из руководителей коммунистической партии денонсировал Сталина. Значит, он вытащил краеугольный камень из всей постройки. Было известно, что Хрущев - реформатор. Но чтобы он дошел до того, чтобы ругать Сталина - это был шаг, которого мы не ожидали. Была надежда, что все пойдет к лучшему.


Майкл Кенни, историк левого движения:

В каком-то смысле споры вокруг компартии для лейбористов были как глоток свежего воздуха
Майкл Кенни
До доклада британские левые делились на два блока: с одной стороны, убежденные социалисты, которые входили либо в лейбористскую партию, либо в коммунистическую; с другой - множество крошечных, не имеющих особого веса группировок. Но и сама лейбористская партия была далеко не однородна: в ней имелось радикальное левое крыло, умеренное правое и множество фракций, располагавшихся ближе к правой части спектра.

Лейбористам противостояла коммунистическая партия, гораздо более сплоченная, одинаково смотрящая на то, как строить социализм в Великобритании и в целом лояльная советскому руководству. После [доклада Хрущева] в партии начинаются дискуссии не только о том, что на самом деле происходит в Советском Союзе, но и, шире, о нравственном облике социализма. Так вот, руководство партии делает всё, чтобы не допустить таких дискуссий, не дать им зайти слишком далеко.

Он [XX съезд], в сущности, только подтвердил то, что они [лейбористы] и раньше думали о СССР. В каком-то смысле споры вокруг компартии для лейбористов были как глоток свежего воздуха. Они даже начали вербовку коммунистов, вышедших из компартии - но лейбористами стали очень немногие.



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры