Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 02 мая 2005 г., 07:32 GMT 11:32 MCK
"Один фашист и один оккупант"

Юрий Маловерьян
Би-би-си, Таллин-Москва

Ильмар Хаависте
Так, ребятки, мне нужен один фашист и один оккупант
Ильмар Хаависте, лидер Союза фронтовиков Эстонии
В одной из районных контор социального обеспечения в Таллине идет собрание Союза фронтовиков Эстонии. В Союз входят эстонцы, воевавшие как на немецкой, так и на советской стороне.

Обсуждают подготовку к десятилетию Союза. Аплодисменты вызывает сообщение о том, что дамы постановили приобрести на праздник ящик водки и ящик шампанского.

Лидер Союза - бывший солдат 20-й дивизии Ваффен-СС Ильмар Хаависте, веселый, энергичный старик, на просьбу пригласить на беседу кого-нибудь из членов Союза идет в зал заседаний и голосом массовика-затейника объявляет: "Так, ребятки, мне нужен один фашист и один оккупант".

Под общий хохот на беседу с журналистом выходят два приятеля, Леонхард Мяги и Карл Гюльденкох. Первый, как и Хаависте, служил в эстонской дивизии СС. Второй - в Эстонском стрелковом корпусе Советской армии.

"Что было, то прошло. Нельзя нам тут, в Эстонии, до сих пор оставаться врагами! У нас тут очень хорошая компания - кто воевал на русской стороне, кто на немецкой - мы все прекрасно друг друга понимаем", - объясняет Мяги, который в 1944-м году был мобилизован в 20-ю дивизию Ваффен-СС.

"Жизнь продолжается"

Карл Гюльденкох рассказывает, как вместе с друзьями из бывшего Эстонского корпуса возлагал венки на могилы солдат немецкой армии.

Ну нельзя же до сих пор скрежетать зубами!
Карл Гюльденкох, ветеран Советской армии
"Ну нельзя же до сих пор скрежетать зубами! Жизнь продолжается. Давайте признаем, что было, и помиримся. Это примирение - оно было бы очень символичным", - говорит Гюльденкох.

Но эти пожелания в основном так и остаются пожеланиями. Эстонский союз фронтовиков - самое маленькое из ветеранских объединений страны.

Даже в союзе эстонцев, воевавших в финской армии, в два с половиной раза больше членов - около трехсот человек. Подавляющее большинство примиряться не хочет или не может - кто с "фашистами", кто - с "оккупантами".

В Латвии нет даже и такого небольшого общего для всех союза ветеранов.

Глава Союза национальных воинов Латвии - объединения ветеранов латвийского легиона Ваффен-СС - Эдгар Скрэя до сих пор верит, что правда в той войне была на его стороне: "Мы защищали свое государство, свою родину, свой народ".

Противная сторона, стало быть, воевала против родины и народа. Хотя историки - те, кто не слишком старается приспособить свои выводы к текущим политическим нуждам - объясняют, что за родину национальные части ни с той, ни с другой стороны воевать никак не могли.

Заманить "сладкой морковкой"

Как объясняет профессор, замдиректора Музея оккупации Латвии Валтерс Ноллендорфс, немцы иезуитски использовали настроения латышей после ужасов первого советского периода, 1940-41 годов и попросту обманули их.

Немцы не раскрывали своих планов, которые, как мы теперь прекрасно знаем, заключались в онемечивании всех этих земель
Валтерс Ноллендорфс, Музей оккупации Латвии
"Немцы не раскрывали своих планов, которые, как мы теперь прекрасно знаем, заключались в онемечивании всех этих земель. Немецкая политика заключалась в том, что они как бы заманивали этакой сладкой морковкой: почему бы вам не пойти в легион, почему бы не воевать за нас, потому что вы будете воевать и за свою свободу. И в то же время немцы никогда не делали заявлений о том, что восстановят государственность Латвии", - объясняет профессор Ноллендорфс.

Об обмане с советской стороны вспоминает ветеран Карл Гюльденкох:

"Нам обещали, что у нас будет свое государство. Своя армия, своя валюта и все такое - вот что нам говорили перед тем, как мы попали в Эстонию. И ничего этого после войны не было. Власть оказалась в руках Москвы", - говорит он.

Большинству советских ветеранов тоже проще считать, что они воевали и умирали исключительно за правое дело. К тому же на их настроение, как считает депутат Сейма Латвии Борис Цилевич, сильно влияет и нынешняя позиция ведущих латвийских и эстонских политиков.

Если в советское время всех, кто оказался на противной стороне, автоматически записывали в преступники, а всех своих ветеранов - не только фронтовиков, но и, например, ветеранов НКВД - в герои, то теперь ситуация изменилась на обратную.

И хотя нынешнее отношение властей Латвии не идет ни в какое сравнение с советскими репрессиями, оно все равно служит источником напряженности в обществе.

Справедливость и ветераны

"Мне кажется, что латвийское правительство намного больше выиграло бы, если бы подошло к этому вопросу с другими критериями, если бы назвало Вторую мировую войну великой трагедией для Латвии, для латышского народа и для всех, кто был вовлечен в эту трагедию, независимо от того, кто на какой стороне воевал", - говорит Борис Цилевич.

Памятник жертвам Второй мировой в Таллине
На памятнике советским воинам в Таллине сменили надпись. Теперь он посвящен памяти всех павших
Это признание повлекло бы за собой и некоторые практические шаги в социальной сфере. Ветераны с немецкой стороны, отсидевшие в лагерях, получают в Латвии пенсии как репрессированные. Советским ветеранам платят только за рабочий стаж. Это, как считает Цилевич, несправедливо.

По распространенному в Эстонии и Латвии мнению, вина в том, что конфликты вокруг ветеранов продолжаются до сих пор, лежит и на Москве.

Ильмар Хаависте пять лет назад пригласил на возложение венков 8 мая к памятнику всем погибшим во Второй мировой послов разных стран. Пришли послы Латвии, Литвы, Великобритании, Франции. Немцы не ответили. Тогдашний российский посол Алексей Глухов отказался. Одной из причин было то, что на возложение не позвали членов объединения русскоязычных ветеранов.

Вторую посол объяснил в своем письме так: "Разделяю идею о необходимости примирения ветеранов, сражавшихся в годы Второй мировой войны по разные стороны фронта... Если на мероприятии будут присутствовать бывшие военнослужащие Ваффен-СС, то это вызовет непонимание общественного мнения..."

Вариант примирения без одной из примиряющихся сторон немало озадачил Ильмара Хаависте. Впрочем, как считает и Хаависте, и, например, директор Музея оккупаций Эстонии Хейки Ахонен, все эти споры и неизбежны, и бесплодны. Все вылечит только время.

"У каждого есть свои личные обиды, свой взгляд на конкретные ситуации, который в рамках более большой картины скорее всего необъективен - хотя частично и объективен, конечно. И это, конечно, звучит ужасно, но нужно, чтобы участники этой истории ушли навсегда", - говорит Ахонен.


Специальная подборка материалов по теме



РАЗМЫШЛЕНИЯ

УРОКИ ИСТОРИИ

ЛИЧНОСТИ ВОЙНЫ
 

КАК ЭТО БЫЛО

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВАШЕ МНЕНИЕ



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры